RT Оригинал

Сотрудничество с Россией - приоритет для Никарагуа

В эксклюзивном интервью RT Президент Никарагуа Даниэль Ортега поделился взглядами на политику США, объяснил, почему Никарагуа признала независимость Южной Осетии и Абхазии и подчеркнул важность сотрудничества с Россией.
Команданте, спасибо, что Вы сегодня с нами. Что касается государственного переворота в Гондурасе, Вы рассматриваете его как единичный случай или подобная ситуация может произойти вновь?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Я считаю, что наши государства не могут оставаться спокойными. Переворот в Гондурасе стал ударом для всех стран Латинской Америки. А буквально за две недели до этого представители стран встречались с президентом Обамой в республике Тринидад и Тобаго, где он объявил о начале новых отношений с Латинской Америкой.
 
Этот переворот означал борьбу против того, о чем было заявлено в Тринидаде и Тобаго, борьбу не только против народов Латинской Америки, но также и против политики, провозглашенной президентом Обамой. Если американские реакционные силы  способны открыто организовать и произвести подобный переворот перед своим президентом, мы не можем даже говорить о том, что случится в будущем. Эти силы пытаются установить свою власть вопреки предложениям и обязательствам, принятым президентом Обамой в отношении стран Латинской Америки и Карибского бассейна.
 
Вы упомянули изменения в политике США по Латинской Америке. Как бы Вы охарактеризовали эти изменения и как бы Вы оценили роль США в политике латиноамериканских стран?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Я полагаю, что ситуация в Латинской Америке меняет характер диалога с США по сравнению с тем, каким он был до правления Буша. Но политика США не изменилась. Я бы сказал, что нам нужен диалог, основанный на объективной реальности Латинской Америки. В Тринидаде и Тобаго Президент Обама заявил, что ему бы хотелось, чтобы наши отношения были основаны на взаимоуважении, и тому подобное. Но как можно объяснить участие США в государственном перевороте в Гондурасе всего несколько месяцев спустя? И как мы можем объяснить тот факт, что США боролись за признание гондурасского правительства? Единственное, что мы видим, - это то, что США в сущности не изменились. Мир меняется, а Соединенные Штаты - нет. Это проблема не только для Латинской Америки, но и для всего мира. У этой страны есть военная и экономическая мощь, и в то же самое время она не изменяет своей политике экспансии и империализма.
 
Вы хотите сказать, что пока изменения произошли только на словах, а не на деле?
 
ДАНИЕЛЬ ОРТЕГА: Да, это так. Они проводят ту же политику, что и всегда, действуют так же, как и в прошлом. Их политика – это политика непрошенного вмешательства, переворотов и угроз. Это так называемая «политика кнута и пряника». И сегодня Латинская Америка имеет больше силы и достоинства, чтобы возражать против этой политики и сопротивляться ей. У нас больше сил и достоинства, в то время как их политика остается неизменной. Они придерживаются своего стиля и не стесняются заявлять об этом открыто. В своих речах они публично выражают свои мнения и суждения о том, является то или иное правительство демократическим или нет. На каком основании они делают эти заявления?
 
Вы говорили о том, что ваши отношения с Соединенными Штатами должны основываться на взаимном уважении. Удалось ли достигнуть в этом каких-либо успехов? Что-нибудь изменилось?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Пока изменились только методы. В настоящее время у них нет возможности организовать переворот, например в Никарагуа. Если бы была, они бы уже попытались это сделать. Но у них нет для этого инструментов. Они не могут рассчитывать на армию или полицию, у них нет военных рычагов, чтобы спровоцировать переворот. В противном случае, я убежден, они бы уже попытались. Они не могут начать войну против Венесуэлы или против Боливии, или  Эквадора, или Никарагуа. У них есть средства на территории Соединенных Штатов, но ситуация в Латинской Америке не позволит это сделать, даже притом что США никогда не отказываются от таких планов.
 
Это значит, что всегда присутствует риск?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Угроза всегда присутствует.

Что можно сделать, чтобы найти выход из этой ситуации?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Необходимо укрепить единство и взаимную интеграцию латиноамериканских стран. Чем сильнее наше единство и сплоченность, тем больше нас уважают, это логично. Я думаю, главное, чего США добились своей политикой, это того, что мы разделены и нами легче управлять. Если бы мы были действительно едиными и сплоченными, им пришлось бы иметь дело не с Никарагуа и не с Венесуэлой, не с Кубой, Боливией или Эквадором, а с Латинской Америкой и странами Карибского залива. Такой партнер был бы более авторитетным и мог бы искать пути к достижению согласия, основанного на взаимном уважении и чувстве равенства.
 
Что могут сделать различные латиноамериканские страны, чтобы продолжать борьбу за проведение своей политики? Что они могут сделать, чтобы стать союзниками, когда есть такие глубокие разногласия, как между Венесуэлой и Колумбией?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Знаете, я думаю, есть принцип, общий для нас всех, притом что процессы, происходящие в разных странах, имеют свои особенности, к которым мы должны относиться уважительно. Всегда будут такие вещи, на которые мы смотрим по-разному, но будут и такие, на которые мы смотрим с одинаковых позиций, особенно это касается отношений между народами Латинской Америки, между правительствами и международным сообществом.
 
Все мы осуждаем любое проявление военной агрессии со стороны США. Мы все осуждали заговоры против латиноамериканских правительств и государственные перевороты, какие были организованы, например, в Венесуэле и Гондурасе. Мы все поддерживаем снятие эмбарго с Кубы – страны, которую Фидель превратил в бесспорного лидера, защищающего идеи,  которые разделяют все латиноамериканцы. Другими словами, есть целый ряд вещей, на которые мы смотрим одинаково.
 
Все мы поддерживаем новый формат отношений с Соединенными Штатами. Всегда, когда я лично беседую с латиноамериканскими президентами, какими бы они ни были консерваторами, все они осуждают то, как к ним относятся США. Им не нравится, что американская администрация начисляет им баллы по своей собственной шкале. Какому правительству понравилось бы, что Америка берет на себя роль судьи и начисляет им баллы за демократию, права человека и борьбу с наркотрафиком в их стране? А кто, в свою очередь, будет оценивать саму Америку? Конечно, это вызывает эмоциональную реакцию.
 
Когда речь заходит об экономике, о протекционистской политике США и стран Европы, с этим тоже никто не согласен. Проблема в том, что мы пока не научились наводить порядок в нашей Латинской Америке, сплачивать наш талантливый латиноамериканский народ, чтобы можно было вести переговоры с Европой, США и другими развитыми странами на приемлемых условиях.
 
Позвольте уточнить. Если я Вас правильно поняла, Вы говорите, что все президенты без исключения разделяют эту точку зрения?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Да. По крайней мере это следует из всех моих личных бесед с ними: я слышал, как все они критикуют американскую политику. Они с ней не согласны. Конечно, на данный момент я не могу говорить за всех президентов Латинской Америки, но я уверен, что они не могут согласиться с политикой, которая противоречит их народным, государственным и экономическим интересам.
 
К примеру, Ваше решение признать независимость кавказских республик Абхазии и Южной Осетии было тоже спорным. Многие сомневались в том, что это имеет смысл для Никарагуа. Некоторые даже назвали это решение «экзотическим». Что лежало за этим решением?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Наши принципы, наше национальное самосознание, идея борьбы за независимость для всех стран, независимо от их размеров, уважение, которое заслуживает любая, даже самая малочисленная нация. Здесь, в Латинской Америке мы продолжаем вести борьбу за независимость Пуэрто-Рико, население которого сражается, потому что США оккупируют их территорию сейчас, в XXIвеке. Мы продолжаем бороться за то, чтобы вынудить Британскую империю или, если быть точнее, то, что от нее осталось покинуть Мальвинские острова. Это крошечная территория. Но разве это причина прекратить бороться за нее и все бросить? Нет, эта территория принадлежит народу Аргентины и должна быть им возвращена.
 
То же касается и территории Гуантанамо на Кубе. Это тоже маленькая территория, возможно, такая же маленькая по площади, как Абхазия и Южная Осетия, но она принадлежит Кубе, независимому кубинскому государству. В этом случае мы говорим о независимости двух маленьких государств, у которых есть национальные самосознание и история и которые неоднократно поднимались на борьбу за свою независимость. Поэтому мы не раздумывали о том, признавать ли их независимость или нет.
 
Так вы считаете, что ваше решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии было верным?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Каждый день я все больше и больше убеждаюсь в этом. Конечно, оно было верным.
 
Россия не могла остаться нейтральной, когда произошли эти события в этих республиках, так как она подверглась прямому нападению грузинских войск. В этой связи многие истолковали позицию Никарагуа как выражение солидарности с Россией. Что вы можете сказать по этому поводу?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Да, тут важно принять во внимание то, что Никарагуа и Россия развивали свои отношения задолго до событий в Абхазии и Южной Осетии. Исторически сложилось так, что у нашей страны были очень теплые отношения с бывшим Советским Союзом, и они развивались интенсивно с 1979 по 1990 годы. Я бы назвал эти отношения очень справедливыми, они были примером того, какими должны быть отношения между развитыми и развивающимися странами. Тогда мы применяли принципы, о которых сейчас так много говорят: принцип честной торговли, обменов, взаимовыгодных отношений. Тогда мы применяли эти принципы. Поэтому в случае с Абхазией и Южной Осетией, какая единственная страна сможет защитить этих людей, на которых напали, кто защитит их волю? Поэтому, в этом контексте, мы встаем на тот же путь развития отношений с Россией. Мы восстанавливаем наши исторические отношения с российским народом в новых условиях.
 
Какие перспективы вы видите на этом этапе развития отношений с Россией? Ведь был определенный период охлаждения отношений Никарагуа и России?
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Мы уже видим эти результаты. Я бы сказал, что мы видим ту пользу, которую народ Никарагуа приобрел от сотрудничества с Россией. Мы планируем вырыть канал, здесь, в Никарагуа, мы даже не можем представить, что справимся без России. Этот канал должен быть построен при помощи России и, без сомнения, мирового сообщества. Однако участие России приоритетно. Венесуэла полностью согласилась принять участие в строительстве канала, который пройдет по территории Никарагуа. Его строительство всегда было на повестке дня страны, а условия его строительства считались главным проступком Никарагуа. Почему? Потому что в глазах США желание Никарагуа контролировать каждое движение через Центральную Америку всегда было порочным. Я чувствую, что отношения с Россией развиваются во всех отношениях. Наш визит в Москву был очень важным. Все те договоры, что мы подписали, также важны, как и формат развивающегося сотрудничества между Россией и Никарагуа.   
 
Огромное спасибо за то, что побеседовали с нами.
 
ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА: Спасибо вам
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
Абхазия агрессия Латинская Америка независимость Никарагуа Россия США Южная Осетия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...