• «Россия неоднократно направляла в Берлин запросы о выдаче Хангошвили, однако Германия почему-то посчитала, что чеченский боевик имеет право на её защиту. Более того, о том, что к подобным персонажам в Германии относятся без всякого отвращения, свидетельствует материал, подготовленный Deutsche Welle. В нём террорист назван «грузинским диссидентом» и «ветераном второй чеченской войны».

    Андрей Бабицкий

  • «Надо сказать, что не только этот не поддающийся здравой логике законопроект сената, но и вся нынешняя украинская ситуация на отторжение от России известно кем была срежиссирована и спровоцирована. Но с них-то никто не спросит за беззаконие: ведь они сами и террористов назначают, и спонсоров, да и вообще красят мир в какой угодно цвет по принципу «что хочу, то и ворочу». Хотя нет, все понимают и помалкивают — такой установился политический этикет времён моноцентричного мира. Иначе в «спонсоры» или в «ось зла» впишут».

    Андрей Рудалёв

  • «Вообще эта ситуация уже напоминает какую-то игру — все делают вид, что ничего не знают, никто ни о каких деньгах из-за рубежа не слышал, но, блин, ведь все понимают, что это не так, всё фейк, спектакль! И в новом акте этого представления Чичваркин становится официальным, публичным лицом спонсирования Алексея Навального, когда его реальные старшие товарищи так и остаются неузнанными для широкой публики».

    Леся Рябцева

  • «Это совершенно не отменяет стремления общества к здоровому образу жизни. Особенно это касается наших детей. Очень важно не допускать втягивания во вредные привычки детей! Но ведь это совершенно никак не связанно с тем, чтобы закрыть специальные места закрытого типа для курящей аудитории в аэропортах».

    Алексей Мартынов

  • «Профессор Гусейнов присвоил себе чужое именно затем, чтобы, будучи самозванцем, доказать своё право на культуру. Право на то, чтобы учить и поучать с кафедры, чтобы определять тенденции и, да, называть столь не любимую им культуру «клоачной». Наша беда в том, что таких гусейновых много. Претензия к «либеральной» интеллигенции, которую она никак не может понять и принять, состоит не в том, что она либеральна, а в том, что она самоназвана и самозвана».

    Дмитрий Петровский

  • «Все мировые медиа чаще других упоминают только три фамилии: Путин, Трамп и Тунберг. Более того, эти три фамилии везут сейчас газетам и телевизору всю кассу. При этом если Трамп с Путиным, двое самых могущественных мужчин в мире, каждую минуту что-то делают для этого мира, то девочка Тунберг просто громко несёт околесицу, не поддающуюся разумному анализу и не несущую никакой информации в принципе. При этом этих двух белых взрослых мужчин в мировой прессе принято третировать как абсолютное Зло, а девочку с одной-единственной мыслью в голове принято считать абсолютным Добром».

    Игорь Мальцев

  • «Вообще, вопрос «что это означает?» считается в современном искусстве оскорбительным. Причём оскорбителен он для того, кто задаёт этот вопрос: это вроде бы такой устаревший подход на уровне школьной программы прошлого века. Предполагается, что искусство может быть исключительно предметом восхищения, причём степень этого восхищения должна быть обратно пропорциональна усилиям художника, затраченным на создание произведения. Мальчик пораньше вставал, чтобы подольше ничего не делать. Художник поменьше создавал, чтобы им побольше восхищались».

    Дмитрий Самойлов

  • «Солидарное давление ЕС и России может однажды лишить бандеровцев власти. В Киеве это понимают и пытаются огрызаться. Приговор Светлане Савченко — это попытка противодействовать этому процессу на самом опасном — российском — направлении. Давить на Кремль у Киева получается плохо, поэтому там пытаются давить на Госдуму. Очевидно, вскоре последуют новые приговоры в отношении депутатов. Они будут тем жёстче, чем хуже будут идти дела у Зеленского».

    Сергей Аксёнов

  • «15 ноября начался протест, который выглядел так: молодые люди в масках поджигали банки как символ зажравшейся бюрократии и богачей, блокировали движение на автострадах, жгли покрышки и устраивали беспорядки на улицах с антипрезидентскими лозунгами (Рухани в вечной конфронтации с КСИР) . В Иране происходила калька иракских событий — претензии к правительству, которое повышает цены и якобы одно виновно в коррупции».

    Юлия Юзик

  • «Если у иностранного лидера официальный представитель СМИ брал интервью, нужны были экстраординарные причины, чтобы оно не пошло. Либо в публикующей стране должны были произойти чрезвычайные события, ломающие всю уже согласованную сетку новостей, — катастрофа уровня 9/11 или что-нибудь в этом роде, либо интервьюируемый говорил совершенно невозможные вещи и не поддавался никаким попыткам пригладить выступление — например, называл главу публикующей страны врагом рода человеческого. Или хотя бы бездарным тюфяком».

    Максим Соколов

  • «И ты такой думаешь: ну и что теперь со всем этим делать? А дай-ка я напишу всю эту историю без имён. Потому что эта история не про имена. Она про конспирологию и постправду, в мире которых мы теперь пребываем. А имена в этом мире — неважная частность. Важны не имена, а функции. Вот есть у человека функция — врать за немалые деньги, так и зачем ему тогда имя? Мы же и так всё про него и его функцию знаем».

    Максим Кононенко

  • «Американская же сторона могла ограничиться встречей глав дипведомств, отменив встречу в Белом доме, сославшись на внутриполитические сложности. Конечно, это было бы дипломатически некорректно (все-таки Путин Майка Помпео в Москве принял), но когда Трампа беспокоил протокол? Он уехал с саммита НАТО на день раньше вообще без объяснения причин. И это было указанием на то, что партнёров по альянсу он ровней не считает. Начали его раздражать — «прыгнул» в самолёт и улетел. С российским руководством он так поступать не стал, и это вызвало ожидаемый шквал критики в прессе»

    Дмитрий Дробницкий

  • «Да, все они в целом довольны саммитом — но скорее не результатом, а самим фактом его проведения. Они отмечают важность возобновления переговорного процесса и даже называют главным достижением саммита то, что он состоялся — впервые за три года. При этом большинство СМИ, как и раньше, мыслят в категории сдерживания, а не интеграции Москвы — а значит, выступают против реального сущностного содержания, направленного на завершение украинской гражданской войны. Для них «уступки Владимиру Путину, которые подорвут суверенитет Украины и её территориальную целостность, не принесут мира ни Украине, ни Европе — как раз наоборот».

    Геворг Мирзаян

  • «Небо не упало на землю. Не начались аресты фэбээровцев, замешанных в заговоре «глубинного государства» (deep state) против президента. C другой стороны, демократы в конгрессе тоже не выглядят слишком уж радостными — никаких железобетонных аргументов для отстранения президента от должности доклад Горовица им не дал. При этом сам факт публикации вызвал в американской прессе большое оживление. Но в полном соответствии с неписаными правилами большой вашингтонской игры каждое СМИ, в зависимости от принадлежности к тому или иному лагерю, постаралось интерпретировать выводы инспектора Минюста в свою пользу».

    Кирилл Бенедиктов

  • «Требование у России одно — механизм должен не допускать дискриминации прав стран — участниц Совета Европы, а не облегчать группе стратегических друзей назначать виноватого. Пока же это выглядит попыткой легитимировать новый карательный инструментарий для нашей страны. Ещё более цинично это выглядит на фоне отстранения России от участия в Олимпийских играх и других больших международных соревнованиях. Вряд ли можно уличить Россию в желании самоизоляции — Москва не нарушает взятых обязательств и не имеет привычки кидать своих партнёров. Вместе с тем Россия была и остаётся ядерной сверхдержавой, имеющей право на отстаивание своих интересов».

    Игорь Молотов

Сегодня в СМИ
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить