• «Параллель: заходит Скрипаль в российское посольство в Лондоне… Нет? Почему нет? Невозможно себе представить? Конечно. Но Россию и так уже рисуют такими красками, что у обычного читателя должна была уже давно поехать крыша и он должен легко представить картину обезглавливания Скрипаля специально прибывшей под чужими именами группой агентов КГБ — ГРУ — НКВД — МГБ».

    Игорь Мальцев

  • «Никогда в жизни не поверю, что 18-летний юнец, не прошедший спецподготовку, не знакомый с основами конспирации, смог незаметно для всех (а в особенности для родных) изготовить самодельное взрывное устройство, обзавестись недешёвым карабином и внушительным боезапасом к нему. Такое может произойти только в одном случае: когда ты всем безразличен, а твои странности никто не хочет замечать».

    Михаил Шахназаров

  • «В кинофильме «Иван Васильевич меняет профессию» герой Михаила Пуговкина, приехав к бывшей любовнице за чемоданом, говорит остающейся в машине новой любовнице: «Жди меня, и я вернусь». Но у нас не возникает по этому поводу никаких вопросов ни к Гайдаю, ни к Пуговкину. Просто потому, что они имеют право шутить над этой войной, потому что они эту войну прошли. И поэтому они могут использовать стихотворение-заклинание Константина Симонова в качестве шутки в сцене с многочисленными любовницами, а мы должны воспринимать это с уважением. У фронтовика Симонова мог возникнуть к фронтовикам Гайдаю и Пуговкину вопрос. Но он у Симонова не возник — он тоже имел право его не задавать. А у нас в этой ситуации никаких прав ни на что нет».

    Максим Кононенко

  • «Если бы Крым остался украинским, то в 2017 году соглашение о пребывании там Черноморского флота было бы закончено и российских кораблей, чтобы помогать Сирии, там бы не было. Был бы флот НАТО. Хорошо, что Россия изменилась. Международное сообщество может сколько угодно пытаться отрицать факт возвращения Крыма в Россию, накладывать санкции, пытаться запрещать торговать с Крымом. Тогда-то и выясняется, что в огромном разобщённом мире нет никакого мирового сообщества, а есть кучка стран, которые решили себя таковыми провозгласить. Но они уже теряют позиции, новый мир наступает им на пятки».

    Анна Долгарева

  • «Чем-то это напоминает церковную смуту 20—30-х годов XX века. Сейчас мало кто помнит, что Киево-Печерская лавра в 1924 году перешла в руки обновленцев, а храм Христа Спасителя с 1922 года и до его взрыва в 1931-м был обновленческим. Кстати, обновленческий раскол деятельно поддерживался тогдашним константинопольским патриархом Мелетием. Похоже, завет Ницше «подтолкни падающего» является священным преданием Фанара в его отношении к церквям-сёстрам. Вгрызться в ослабленное тело — это всегда».

    Максим Соколов

  • «Посмотрим фактам в лицо. В обеих странах — и на Украине, и в Венгрии — у власти сейчас находятся люди, делающие упор на национальные чувства. И историческим яблоком раздора для них остаётся Закарпатье. Даже если бы завтра «все москали в космос улетели», эти разногласия никуда бы не делись».

    Брайан Макдональд

  • «Потерю поддержки Меркель и раскол внутри собственной партии, которая вполне разумно хочет дистанцироваться от непопулярного лидера, мы предсказывали давно. Возвышение политических сил, ещё вчера почти незаметных в складках политического ландшафта, — один из эффектов этого процесса. Нам же, проклятым всем прогрессивным человечеством «русским хакерам», уже обвинённым во всех грехах, не стоит печалиться. Положа руку на сердце, наши отношения с фрау Меркель с самого начала не задались, и то, что происходит, это для нас скорее шанс, чем наоборот».

    Дмитрий Петровский

  • «Такое ощущение, что киевские власти грезят военным присутствием НАТО в любой форме — одних только инструкторов им недостаточно, нужны ещё и охранники. При этом украинские командиры не устают подчёркивать собственную исключительность на фоне военных всего мира — мол, они и только они знают, как нужно воевать с этими «проклятыми русскими».

    Семён Пегов

  • «С практической точки зрения последствия видятся печальными и драматическими для прихожан Украинской православной церкви, но не катастрофическими для мирового православия — напротив, оно получило возможность избавиться от привнесённых в него новыми временами элементов: экуменизма, либеральных веяний, национализма, моды на секулярное реформирование. Паства УПЦ и её глава Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий переходят на положение гонимых».

    Андрей Бабицкий

  • «Два оператора кабельного телевидения отключили RT от вещания. Один — Spectrum — сделал это потому, что им срочно надо развивать интернет, а телевидение — прошлый век. А вторые, герои войны за свободу слова и Первую поправку, — Comcast Chicago — просто потому, что видят в RT русское финансирование. То есть сначала мы тут делаем пассы руками про иностранных агентов — все подчинились, зарегистрировались. А народ всё смотрит и смотрит этих клятых агентов. Не сработало. Теперь надо просто отключать от эфира. Сработает ли это? Вряд ли. Есть такая штука, как интернет. Тогда надо выключать рубильник. Что ни сделаешь ради настоящей свободы слова!»

    Игорь Мальцев

  • «На консервативном иконостасе он стоял рядом с Халком Хоганом, легендой реслинга, отстаивающим на ринге и в кино американские принципы. И если Терри (так зовут Халка) остался верен этим принципам и поддержал Трампа, то Шварценеггер предпочёл присоединиться к мейнстриму, перечеркнув всё, что так долго нарабатывал своими ролями в кино. Я говорю о репутации. Потому что если говорить о гонорарах, то акции его заметно пойдут вверх: в Голливуде и шоу-бизнес-тусовке в целом неприятие Дональда Трампа считается добродетелью».

    Игорь Молотов

  • «Слова «своего рода демократ» могут означать, что Трамп окончательно убедился в стремлении Мэттиса не допустить вооружённого конфликта с Ираном, то есть, по логике президента, следовать курсом, проложенным Б.Х. Обамой и его демократической администрацией. И если осторожный Мэттис мешает планам Трампа разобраться с Ираном, им действительно придется пожертвовать. Не сейчас, конечно. Перед промежуточными выборами в конгресс подобная отставка может негативно сказаться не только на рейтинге Трампа, который, кстати, только-только начал подрастать после провала середины сентября, но и на позициях Республиканской партии в целом».

    Кирилл Бенедиктов

  • «Нынешние ходящие парами новостные поводы больше напоминают персонажей поп-культуры, которая тоже вся пронизана принципом дуализма. Том и Джерри, Рокки и Буллвинкль, Винсент Вега и Джулс Винфилд. Любое дело делится на двоих. Одного героя недостаточно, а для третьего уже нет места — это рассеивает внимание, отвлекает, требует дополнительной сюжетной линии, отдельного психологического портрета».

    Дмитрий Самойлов

  • «Сейчас на разных международных площадках, в том числе и в Европарламенте, сложился такой политический тренд. Не беда, что на Украине орудуют нацистские банды, что там официально славят как национальных героев пособников нацистов, принимавших самое деятельное участие в массовых убийствах евреев, поляков и граждан других национальностей. Зато весь этот сброд успешно отражает нашествие азиатских орд с Востока, которые, по идее, способны рано или поздно доставить кучу хлопот самой Европе. Не имеет значения то, какие средства использовал и намеревался использовать Сенцов. В противостоянии мировому злу можно и даже нужно прибегать к действиям, которые и в Европе однозначно толкуются как террористические».

    Андрей Бабицкий

  • «Мало кто заметил в данном случае хитрый фокус-покус — подмену. Купились даже некоторые наши отставные разведчики и сейчас слишком много оправдываются. Поставлю вопрос прямо: доказательств того, что Боширов — Петров виновны в отравлении Скрипалей, нет. Никаких. Ни старых, ни новых от господ Хиггинса — Доброхотова нет доказательств. Самые суровые суды мира, если задать им вопрос, виновны или невиновны Боширов — Петров, ответят: эти двое, по сути, даже не могут быть включены в число подозреваемых».

    Эдуард Лимонов

Сегодня в СМИ
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить