Захар Прилепин

Писатель
  • «Он — из тех времён, где жили Синатра и Дассен, и он был им ровня. Но только на нём стоял советский знак качества: с этим знаком взлетали в космос и вгрызались во льды — его голос символизировал всё это, наряду с радиосводками Левитана и чарующими интонациями и переливами Шульженко, Кристалинской и Зыкиной. Кобзон оказался не меньше своего Отечества: он высоко и без пафоса нёс своё достоинство, и потому мы неизбежно увидели и услышали его в Донецке, куда он на свои деньги загонял фуры дорогущих лекарств и где он пел, обколотый обезболивающими, по пять, шесть, семь часов подряд».
  • «На самую жаркую летнюю пору, как вы видите, пришлось рождение не только сочинителей, исполнителей и художников, поразивших меня когда-то, — к их числу, к слову, можно даже и Тайсона отнести: в конце концов, он написал отличную автобиографическую книгу и сделал по ней замечательный спектакль. Но если б только творческих людей в самом прямом смысле! Мы можем видеть здесь и совсем иное творчество».
  • «Песни эти хороши настолько, что оказываются больше разнообразных благоглупостей, произносимых то там, то сям, больше гастрольных графиков, больше фотографий с записными русофобами, больше подобострастных прогрессивных рецензий и больше самого Гребенщикова в том числе. Но так как исполнил их всё-таки он, мы передаём ему пламенный привет от детей полка и внуков саркофага».
  • «В конце концов, Гражданская война в России, начавшаяся сто лет назад, завершилась в том числе потому, что оставшиеся жить на нашей земле нашли в себе силы простить и принять противников: если бы стояла цель убить всех петлюровцев, белоказаков, белых офицеров, чеченских сепаратистов, басмачей, сибирских партизан, зелёных, эсеров, анархистов и поголовно тех, кто помогал им, — в России вообще не осталось бы населения. В какой-то момент надо останавливаться. Лучше остановиться как можно раньше. Мне казалось, что в России это очевидно всем».
  • Ведь у немцев в XX веке были и две мировые войны, и революции, и путчи, и прочий террор — короче, если у нас тут генетическое отребье, то отчего бы у них всё сложилось как-то иначе? Знаю, знаю, знаю и заранее готов предугадать ответ Ксении Анатольевны на все эти вопросы. «Я отвечаю только за собственную страну», — скажет она.
  • «На самом деле мне всё равно: боты атакуют мою социальную сеть или реальные персонажи. Боты, в конце концов, тоже не роботы, а реальные люди, и даже если перед нами не «крымчанка, дочь офицера», а киевлянин, сын вахтёра с красивой дамой на аватарке — это ничего не меняет. У сына вахтёра тоже имеются убеждения».
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить