Сергей Цветаев

Писатель, публицист
  • «Он умер. 45 лет назад, посреди августовского пекла, в такой вот точно день. И он был мирным тигром, хотя я бы и сейчас не рискнул будить в нём… Вы можете слушать его хоть каждый день. Подключаясь к нему как к источнику вдохновения и силы. Однако, учитывая масштаб его личности и силу его влияния на человечество, вы можете хотя бы иногда углубиться и в тексты песен, которые он пел вовсе не просто так».
  • «И я принялся собирать винил. Всякий, не только Элвиса, ибо вокруг Короля (почти как вокруг Солнца) вращались кантри, блюз, джаз, госпел, босанова... Если бы масштабы катастрофы были мне известны заранее, вряд ли я приступил бы к осуществлению задуманного, но что может быть известно заранее, когда тебе 16? Вот точка — про неё мы что-то да знаем. Очертим точку кружком снаружи — что в нём? Тьма безвестности».
  • «Обратитесь к музыке — нет вернее средства принять величие и неизбежность августа. Возьмите в руки виниловый диск — всё обратится в пыль, но не сегодня и не сейчас. Пусть это будет Lonely Girl — Julie London 1956; студия Western Recorders, Hollywood — ничего, кроме smoky voice вокала Джули Лондон и умиротворённо-созерцательной гитары Эла Виолы (великий гитарист, вне всяких сомнений). Ничего кроме…»
  • «Вроде бы ничего примечательного, однако судьба Болотного Лиса по степени воздействия на умы, музыкальные пристрастия и внутренние озарения человечества, имеющего отношение к рок-культуре, настойчиво вызывает в памяти имя Криcа Кристофферсона, всего-то и написавшего для нас Help Me Make It Through The Night, Me and Bobby McGee, For The Good Times. И всё изменилось. И кантри перестало быть «просто сельской музыкой».
  • «Босанова, к слову, сводная, до одури сексапильная и ни разу не скучная сестра орлеанского джаза, диксиленда. С чего такое родство? По признаку кипящей крови и неугасимого духа — пламя страстей человеческих неизменно пожирает вас при прослушивании упомянутых стилей. В одном отличие: босанова — огонь медленный и текучий, жидкое солнце, обжигающе раскалённое, умиротворяющее обезумевшую плоть».
  • «Чехословакия была поскромнее Соединённых Штатов, однако тут, как и в СССР, сработал принцип «культура для народа» — винил с маркой Supraрhon выпускался с размахом и отлично продавался в Варшавском блоке, да и по всему миру. Чехи, тогда накрепко неразлучные со словаками, дело своё знали — огромный каталог классической музыки, театр у микрофона и очень толковая эстрада. В особенности джаз».
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить