Foreign Affairs Оригинал

Китайский политик: Пекин – не союзник Москвы, но партнером точно останется

Отношения США, Китая и России похожи на разносторонний треугольник, при этом связи Москвы и Пекина – самые прочные, пишет высокопоставленный китайский политик на страницах Foreign Affairs. Заключать альянс с Россией Китай не будет, потому что это не в его политической традиции; но партнерство между странами обещает быть долгим, утверждает автор.
Китайский политик: Пекин – не союзник Москвы, но партнером точно останется

На фоне ухудшающихся связей России с США и западноевропейскими странами ее теплые отношения с Китаем привлекают все больше внимания, пишет председатель комиссии по иностранным делам Всекитайского собрания народных представителей Фу Ин на страницах Foreign Affairs. Одни считают, что Москва и Пекин вступили в «брак по расчету», который долго не продержится; другие уверяют, что страны рано или поздно сформируют антиамериканский и антизападный альянс. «Ни тот, ни другой взгляды не отражают истинного характера этих отношений», – заявляет автор.

Китайско-российские отношения «многогранны, крепки и глубоко укоренены», и вызовы, возникшие на международной арене после окончания холодной войны, две страны лишь сблизили. Однако Китай не заинтересован ни в официальном альянсе с Россией, ни в создании какого-либо антизападного блока, пишет китайский политик. Скорее в Пекине надеются на отношения, которые позволят сохранять надежную обстановку для развития и взаимодействия двух стран.
 
С конца XIX века по середину XX века Китай несколько раз вступал в альянсы с Российской империей и затем СССР, но они оказывались недолговечными. Отношения между двумя коммунистическими странами были окрашены конкуренцией и недоверием. Лишь в 1989 году страны нормализовали свои отношения на основе взаимного уважения суверенитета, ненападения, невмешательства и мирного сосуществования. После развала СССР этих же принципов придерживались и в китайско-российских отношениях.
 
Вновь появившаяся Российская Федерация сначала придерживалась «атлантического подхода»: ради доверия и помощи Запада она не только последовала западным рецептам экономических реформ, но и пошла на существенные уступки в сфере безопасности, например сократив объемы ядерного оружия. Однако надежды Москвы были обмануты, и она, раздраженная неисполненными, по ее мнению, обещаниями о помощи со стороны Европы с США и разговорами о расширении НАТО, обратилась в сторону Азии.
 
Китай и Россия тогда объявили друг друга «дружественными странами», и с тех пор их отношения лишь углубились, особенно в экономической и оборонной сферах. В 2008 году Пекин и Москва сумели полностью урегулировать территориальные споры между собой и формально демаркировали границу – «редкое достижение для крупных соседей», по замечанию Фу Ин. В последние годы лидеры Китая и России на всех уровнях регулярно взаимодействуют друг с другом. В частности, Си Цзиньпин и Владимир Путин встречались 12 раз. Для китайского лидера российский коллега стал тем главой иностранного государства, с кем он с приходом на президентский пост общался чаще всего, уточняет издание.
 
Конечно, между двумя соседями есть и разногласия, признает автор Foreign Affairs. Во внешней политике они по-разному расставляют акценты: Россия традиционно больше ориентирована на Европу, Китай – на Азию. Отличаются они и по стилю дипломатии: Россия более опытная на международной арене и склонна к сильным, активным и часто неожиданным дипломатическим шагам, в то время как Китай осторожнее и больше действует по обстоятельствам.
 
Растущее влияние Китая вызвало у некоторых в России дискомфорт. Есть упоминания о «китайской угрозе»: по мнению автора, это «выражение – пережиток прошлого». Также есть опасения, что Китай в поиске возможностей для торговли и инвестиций будет покушаться на российское влияние в соседних странах. В Китае тоже некоторые продолжают вспоминать об исторических обидах, например о сотнях тысяч квадратных километров китайской территории, которые «царская Россия аннексировала в конце XIX века».
 
Но все эти разногласия вряд ли подтверждают западные догадки, в соответствии с которыми Пекин и Москва отдаляются друг от друга. Две страны разделяют стремление твердо развивать отношения и понимают, что для развития и национальной безопасности им нужно сотрудничать. «Иногда они согласны друг с другом, иногда – нет. Но они в состоянии признавать и урегулировать разногласия, расширяя при этом области консенсуса», – описывает китайский политик. Также, по мнению автора, китайско-российские отношения можно считать новым образцом внешнеполитического взаимодействия и «возможной моделью для подражания для других».
 
Эффективность взаимодействия России и Китая стала особенно видна в сфере конфликтов на Украине и в Сирии. В США многие посчитали позицию Китая неясной или подозревали, что Китай принял сторону России. Но Китай после российской «аннексии» Крыма призвал к уважению территориальной целостности Украины, подчеркивает автор. Пекин призывал все вовлеченные в конфликт стороны решать свои разногласия посредством диалога и «не занимал ничью сторону: справедливость и объективность служат для Пекина основными принципами во внешнеполитических вопросах». Однако китайские руководители помнят о том, что привело к кризису, например «цветные революции» и давление на Россию из-за расширения НАТО, а также сложные взаимоотношения России с бывшими советскими республиками. Китайский лидер Си Цзиньпин в связи с этим заметил, что кризис «не появился из ниоткуда».
 
Что касается Сирии, то, в представлении Пекина, Россия пошла на военное вмешательство по просьбе сирийских властей для борьбы с террористами и экстремистами. Вашингтон призывал к отставке президента Башара Асада, но у него общая с Россией цель – побороть «Исламское государство»*. С одной стороны, США Россию критикуют за интервенцию, с другой – это не так уж и плохо для интересов США. В Китае надеются, что переговоры между Россией, США, Ираном и другими региональными игроками приведут к прогрессу.
 
Правда, отмечает китайский политик, сложно представить, как Вашингтон и Москва могут взаимодействовать по Сирии без общего представления о том, как прийти к миру и порядку. «Многие в Китае также озадачены тем, насколько сильно на представления в США и России до сих пор влияет холодная война»: американские политики и политологи говорят о России, словно она «до сих пор соперник, проигравший холодную войну», а их российские коллеги считают поведение Вашингтона «высокомерным и имперским». Многие утверждают, что это может привести к новой холодной войне, – но с китайской точки зрения нынешняя конфронтация лишь «затянувшееся окончание изначальной холодной войны», пишет автор Foreign Affairs. «Неясно, воспользуются ли Москва и Вашингтон этой возможностью, для того чтобы наконец покончить со старой враждой».
 
Отношения между Китаем, Россией и США переплетены, поэтому анализ китайско-российских отношений был бы неполным без разговора о китайско-американских связях. Они шире по сравнению с китайско-российскими и сложнее. Совсем недавно никто не мог представить себе, какими колоссальными станут масштабы экономических отношений между двумя странами; вместе они достигают одной трети мирового ВВП. Однако между ними остаются существенные разногласия в сфере политических ценностей; многие считают растущие экономическую мощь и международное влияние Пекина возможной угрозой для лидерства Вашингтона в мире. Китайский лидер по этому поводу утверждал, что развитие Китая послужит во благо всему миру – и США тоже, напоминает Фу Ин.
 
Китайское руководство убеждено, что быстрому развитию Китай обязан успешной интеграции в мировую экономику, а потому страна выигрывает от существующего миропорядка с центром в ООН. Оно также считает, что стране еще долгое время предстоит заниматься внутриэкономическим и социальным развитием, а потому высоко ценит стабильность и мир за пределами своих границ.
 
Конечно, у Пекина и Вашингтона остаются разногласия, например по теме Южно-Китайского моря, указывает политик. Часть союзников США в этом регионе надеются, что, идя на сближение с Вашингтоном, они смогут вовлечь США в свои споры с Пекином. По мнению автора, это опасный путь, напоминающий «блоковую политику» времен холодной войны. В Китае некоторые предлагают в ответ сформировать собственный блок, куда будут входить Китай и Россия, однако руководство страны не поддерживает такие взгляды. «Китай не стремится к блокам или альянсам, и подобные механизмы не уживаются в китайской политической культуре», – подчеркивает Фу Ин. Китаю и России нужно придерживаться принципов партнерства, а не альянса, добавляет автор.
 
Вообще отношения между тремя странами напоминают разносторонний треугольник, в котором наибольшее расстояние – между Москвой и Вашингтоном. В свою очередь, китайско-российские отношения в этом треугольнике самые позитивные и стабильные, отмечает китайский политик. Американо-китайские отношения неровные, а американо-российские стали очень напряженными, особенно в свете американских санкций в отношении России. Тем временем и Пекин, и Москва выступают против склонности Вашингтона к санкциям и «двойным стандартам» во внешней политике.
 
Можно называть отношения Китая и России «протоальянсом» против миропорядка во главе с США, однако в Китае не считают, что в трехсторонних отношениях два игрока должны объединиться против третьего, утверждает автор в статье Foreign Affairs. Китайско-российские отношения не нацелены на то, чтобы нанести вред США, и Вашингтону не стоит пытаться на них влиять; впрочем, взаимодействие Китая с США тоже не должно быть подвержено влиянию России или напряженности между Москвой и Вашингтоном.
 
В 2005 году Китай и Россия выпустили совместное заявление о «международном порядке в XXI веке», в котором призывали сделать его более справедливым и соответствующим принципам международного права. В этом заявлении две страны дали понять, что считают эволюцию своих взаимоотношений – от недоверия до партнерства – образцом того, как страны могут урегулировать свои разногласия таким образом, чтобы это укрепило миропорядок и снизило шансы мира скатиться к великодержавным конфликтам и войнам, пишет китайский политик в статье на страницах американского журнала.
 
* «Исламское государство» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
 
 
Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Китай Россия Си Цзиньпин Сирия Советский Союз США Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG