RT Оригинал

США забыли о презумпции невиновности

США вывезли Виктора Бута из Таиланда незаконно. Об этом заявила в эксклюзивном интервью телеканалу RT супруга подозреваемого. По ее словам, премьер-министр Таиланда был в курсе действий США, но не давал распоряжений экстрадировать Бута.

Каналу RT дала эксклюзивное интервью Алла Бут, жена российского бизнесмена Виктора Бута. Его называют «торговцем смертью», сейчас ему предстоит судебное разбирательство в Соединенных Штатах. Ему предъявлено обвинение в международной торговле оружием, заговоре с целью убийства против американских граждан и сотрудничестве с организациями, которые США считают террористическими.

 
Алла, спасибо, что встретились с нами. Вы в первый раз после экстрадиции мужа приехали в Нью-Йорк две недели назад. Вам уже удалось с ним поговорить, увидеться?
АЛЛА БУТ: Наше время, две недели, пролетели очень быстро. За это время мы с Виктором, к сожалению, не имели возможности увидеться. Это, оказывается, очень сложный и длительный процесс: оформление документов в тюрьме. Мы должны были заполнить определенные формы, подать свидетельство о рождении Лизы, доказывающее, что она его дочь, подать свидетельство о браке, доказать, что я его жена. Не знаю, как мы будем доказывать, что мама есть мама - это сложно, конечно. Но я думаю, что все в это и так поверят. В понедельник нам будет разрешена первая встреча, которая будет длиться около трех часов.
 
Ну, по крайней мере была возможность по телефону с ним поговорить?
 
АЛЛА БУТ: Нет, мне пока не удается с ним поговорить по телефону. Это было единственный раз перед Новым годом. У него на сегодняшний момент очень жесткие условия содержания, то есть он так и находится в изоляторе. Он лишен этих самых телефонных звонков, право на которые имеют практически все заключенные. Он имеет право на один звонок в месяц одному члену семьи на 10-15 минут.
 
Вы надеялись, что Виктора выпустят под залог, пока он ожидает судебного разбирательства здесь, в Нью-Йорке. Как Вы думаете, это возможно, учитывая тот факт, что он содержится в изоляторе, пока американские власти пытаются определить, представляет ли он угрозу для общества, а также, принимая во внимание тот факт, что это стало нашумевшим делом в Соединенных Штатах?
 
АЛЛА БУТ: Это в большей степени, конечно, формальность, потому что я понимаю, что нам несколько раз было отказано в залоге, когда мы подавали в Таиланде. Думаю, здесь тоже будет отказ. Мой принцип таков, что лучше попробовать что-то сделать, чем не сделать ничего. Конечно, я на это не рассчитываю.
 
Западные СМИ говорят, что состояние Виктора достигает шести миллиардов долларов. Я читала, что Вы это категорически отрицаете и говорите, что у Вас почти не осталось денег. Вы можете прокомментировать этот момент?
 
АЛЛА БУТ: Масс-медиа действительно так говорили и, уверена, продолжат говорить. Ближе к слушаниям будет появляться все больше информации. По поводу шести миллиардов, какой-то колоссальной суммы, которая здесь называлась (якобы министерство финансов арестовало активы Виктора на сумму в шесть миллиардов долларов), у меня сразу возникает вопрос: если действительно, как они утверждают, у Виктора здесь такие активы в банках Нью-Йорка или Соединенных Штатов Америки, то существует, насколько я знаю, не закон, но, возможно, право, что если эти активы реально существуют, то тогда с этих активов, если они есть у этого человека, должны быть оплачены, например, адвокаты. Деньги могут быть сняты, например, на оплату адвокатов Виктора. То есть я хочу спросить: тогда где эти активы? Покажите эти активы. Почему тогда мы не можем оплатить защиту Виктора из тех средств, которые здесь якобы были арестованы? Я знаю и абсолютно уверена, что у Виктора никогда никаких активов не было в Соединенных Штатах. У него здесь никогда не было никаких финансовых операций - и счетов банковских в Соединенных Штатах он не имел. Это часть огромной лжи, которая вокруг Виктора витает уже в течение десяти лет. Если нет активов, то тогда логично предположить, что не было и сделок.
 
По сообщениям в прессе, Вашему мужу были представлены документы почти на тысяче страниц, где описываются обвинения в его адрес. Многие говорят, что нет дыма без огня. Кто же фабрикует все эти обвинения?
 
АЛЛА БУТ: По поводу дыма без огня... Я думаю, что сначала создали дым, а потом создали огонь. Те обвинения, по которым он будет проходить в суде сейчас, абсолютно не соответствуют тем обвинениям, о которых говорила американская пресса в течение десяти лет, с 2000 года. Начали с докладов в ООН. Там всегда говорилось «якобы». Потом это все обрастало какими-то слухами, другими сведениями, в СМИ никогда конкретно не назывались люди, от кого эти сведения попадали в средства массовой информации. Непонятно, откуда журналисты брали эти факты. Я обнаружила, получалось, что один журналист ссылается на другого журналиста, этот ссылается еще на кого-то, и в результате получается тупик. В результате встает вопрос: а кто же тогда эти сведения целенаправленно предоставлял американским журналистам? Откуда тогда эти журналисты, если они не полные фантазеры, всю эту информацию получали? От кого и с какой целью? Виктор последние восемь лет жил в России, в Москве. И постоянно приходила информация из американской прессы, что его самолеты где-то летают, он где-то ездит. Я знаю, что бизнес его закрылся в 2000 году, он разорился, все распродал. То есть никаких самолетов не было. Виктор не работал за границей, у него не существовало компании, они ничего не перевозили, никаких грузов. То есть бизнес был полностью уничтожен. Он находился в России, и постоянно через какие-то временные затишья опять всплывает информация, что Виктора видели там или сям. Тогда, может быть, это другой человек? То есть получается, что Соединенные Штаты за восемь лет сами сделали Виктора неким олицетворением зла. То есть сейчас никаких проблем не существует, есть только Виктор Бут. Нет Усамы бен Ладена, нет «Аль-Каиды», нет проблем в Афганистане, нет проблем в Ираке. Есть только Виктор Бут. Они поймали Виктора Бута, такого носителя зла, нет других проблем.
 
Если он абсолютно невиновен, почему они так серьезно его преследовали?
 
АЛЛА БУТ: Я не знаю, я думаю, что этот вопрос мы должны задать представителям средств массовой информации, которые столько много о Викторе «знают» или представителям, например, спецслужб американских. А зачем же им Бут тогда? Зачем они лепили из него вот этого сказочного героя, снимали о нем фильмы, писали о нем книги? На какие деньги? Я знаю, что если бы Виктор поехал домой, а он должен был из Таиланда вернуться домой, потому что юридически он выиграл два суда... У меня очень много вопросов, на которые, к сожалению, я ответить не могу, а могу только строить догадки или предположения.
 
То есть официально документы Виктора остаются в тайском апелляционном суде. Что на это говорят адвокаты? Это вообще допустимо с юридической точки зрения? Тот факт, что теоретически его дело в Таиланде еще не закрыто, как-то влияет на факт экстрадиции?
 
АЛЛА БУТ: Получается очень смешная история. На сегодняшний момент, повторюсь, адвокат не может найти ни одного документа, как заявляло тайское правительство, подписанного Кабинетом министров Таиланда, об экстрадиции Виктора. То есть никто не подписывал никаких документов, никакого разрешения в письменном виде по поводу его экстрадиции не давалось. Адвокат сейчас пытается разобраться в том, кто же на самом деле выдал распоряжение о его экстрадиции из Таиланда. То есть на сегодняшний момент премьер-министр господин Апхисит Ветчачива заявил, что да, он знал об этом, просто знал, но он такого распоряжения не давал. Виктор, таким образом, был просто выкраден. Это было какое-то политическое решение. Возможно, Соединенные Штаты продемонстрировали всему миру, что они на территории любой страны могут арестовать любого не гражданина Соединенных Штатов Америки, просто потому что, как утверждали и писали, даже члены Конгресса об этом писали, он им нужен. А для чего он им нужен, это не наше дело. То есть они его хотят, несмотря на то что проиграны два дела, в экстрадиции отказано, состава преступления тайцы не находят, уголовное дело на территории Таиланда закрыто, но они его просто хотят. Как сказал господин Апхисит, да, он имел беседу с президентом Соединенных Штатов Бараком Обамой, но он звонил не по поводу Бута, они разговаривали об iPad. И это было как раз накануне экстрадиции Виктора с территории Таиланда.
 
А у Вас не возникает вопрос, что, может быть, муж не все Вам рассказывал, особенно если принять во внимание, что США давно не него «охотятся»?
 
АЛЛА БУТ: Мы с Виктором женаты восемнадцать лет. Я абсолютно уверена, что никогда ни один человек не может знать о другом, даже если он с ним всю жизнь проживет, полностью все до конца. Но если ты любишь человека, ты с ним живешь такое долгое время, то ты по крайней мере чувствуешь и понимаешь, на что этот человек способен. Те обвинения, которые выдвигаются прессой Соединенных Штатов и которые подхватывают масс-медиа других государств, они просто абсурдны, потому что Виктор - принципиальный человек, он никогда не пойдет на какие-то сделки с кем-либо.
 
Но история знает много примеров, когда жене становилось известно, что ее муж серийный убийца, и она была в шоке, никогда такого не подозревала. Жены не знают, что их мужья изменяют, совершают преступления и т.д. Откуда у Вас такая твердая уверенность?
 
АЛЛА БУТ: Пока мы жили в Москве, у нас было время на эту тему очень много разговаривать. Я говорила: «Что это такое вообще?» Я ничего понять не могла. Я видела собственными глазами, что он сидит дома, а о нем говорят невероятные вещи. И я просила объяснить это. Он отвечал, что не знает, что, может быть, у него есть двойник. Я спрашивала, почему бы на них не подать в суд? Он говорил: понимаешь, это ниже его достоинства, и это бред. Весь его бизнес развивался у меня на глазах. Я знаю практически всех сотрудников компании, которые работали в Арабских Эмиратах, работали в Южной Африке. Это масса свидетелей, которые могут подтвердить, чем занималась компания.
 
Как Вы думаете, возможно ли, что Ваш муж обладает какой-то информацией, которая может заинтересовать американское правительство?
 
АЛЛА БУТ: Я допускаю, что Виктор может обладать информацией, которая может быть кому-либо интересна. Но у меня тогда возникает вопрос: почему, например, российскому правительству или правительству какой-либо другой страны не приходит в голову, что есть люди, обладающие какой-либо ценной информацией? Почему эти правительства не вытаскивают этих людей к себе на территорию, прилагая к этому колоссальные усилия, затрачивая колоссальные средства из госбюджета тех же самых налогоплательщиков? Потому что, насколько я знаю, Майкл Браун в каком-то интервью сказал, что они потратили на поимку Виктора Бута не менее 15-20 миллионов долларов.
 
Когда Вы прибыли в Америку, в аэропорту в Нью-Йорке Вас задержали на несколько часов и не пропускали к Вам вице-консула. За те две недели, что Вы провели здесь, были ли какие-то намеки, что за Вами следят американские власти?
 
АЛЛА БУТ: Я приехала открыто, официально мне разрешили этот въезд. Я просто хочу понять, насколько я потом смогу, уехав, еще раз приехать сюда. Ходят слухи, что мне могут просто не разрешить такой въезд, потому что я жена террориста, как утверждается. Хотя, в общем, еще никто ничего не доказал, но уже утверждается, что я жена террориста и тоже могу быть опасна. Не знаю, конечно, чем и как я могу быть опасна. Если люди действительно считают, что Виктор - террорист, что я жена террориста, то почему бы за мной не наблюдать и не смотреть, куда я хожу, с кем я общаюсь. Может быть, я имею в мыслях что-то не очень хорошее. Я вполне допускаю, но по крайней мере все это делается очень корректно. Но из разговора с адвокатами на сегодняшний момент я для себя поняла одно: если мы действительно будем воевать, будем сражаться, то они считают, что для меня это небезопасно, потому что в связи со сложностью дела на меня может оказываться любое давление, могут быть приняты любые меры, вплоть до моего ареста только за шаг влево, шаг вправо. Говорят, что я должна понимать, на что иду, что на меня будут давить, мне будут мешать, потому что, в принципе, не нужно это разбирательство в суде, потому что всплывет очень много негативной информации, не нужной ни для правительства США, ни для спецслужб США.
 
А как насчет Виктора? Говорил ли он Вам, что на него оказывается давление, чтобы он сотрудничал с властями по этому делу?
 
АЛЛА БУТ: Да, когда его перевозили в самолете из Таиланда в Соединенные Штаты, ему предложили сразу что-то вроде политического убежища, что для меня стало странным, потому что есть программа защиты свидетелей, переезд всей семьи для проживания в Соединенные Штаты. Странное предложение, потому что если люди эти реально считают, что он такой опасный террорист, то зачем ему предлагать политическое убежище, если он ни от кого никогда не скрывался? Он не несет каких-то политических знаний, политических секретов России. Вот это непонятно. А на сегодня никаких предложений не поступало, об этом Виктор сам говорил. У него русский характер, если он в чем-то уверен, он уверен в своей невиновности, то тогда пускай они доказывают обратное. Не Виктор должен оправдываться, а они должны доказать, что он это делал.
 
Конечно, все это судебное разбирательство серьезно сказалось на всей Вашей семье и на Вас лично. Чисто по-женски был такой момент, когда просто хотелось сдаться и бросить все?
 
АЛЛА БУТ: Самый тяжелый момент был, когда Виктора неожиданно экстрадировали в Соединенные Штаты. У меня почему-то была уверенность, что он должен поехать домой. Не было никаких юридических оснований к тому, чтобы его вывозить. Мы выиграли оба дела, мы, в принципе, выиграли процесс. Если бы это государство соблюдало свои собственные законы и Конституцию, Виктор был бы уже дома. Что можно говорить о презумпции невиновности, о демократии в этой стране, если прокурор уже сейчас говорит о том, что Виктор помешан на убийстве американских граждан? Что значит «помешан»? Каких граждан? То есть это абсолютная, как Виктор говорит, обработка и промывание мозгов. Он уже подает его так, что он всемирный психопат-убийца. И речь уже идет о пожизненном осуждении. Ну разве это не информационная война? Я нормальная живая женщина, у меня абсолютно адекватная реакция. Когда могу, я плачу по-настоящему, когда не могу - я плачу в душе. Конечно, мне очень тяжело, очень сложно, потому что почти три года этого безумия, - я надеялась, что оно уже закончится в Таиланде, – оно теперь продолжается в Соединённых Штатах. Я понимаю на сегодняшний момент, что то, что происходило в Таиланде, - это просто детские игрушки по сравнению с тем, что будет происходить здесь.
 
Мой последний вопрос Вам: что Вы будете делать, если он получит пожизненный срок и останется за решёткой до конца своих дней?
 
АЛЛА БУТ: Ну, Вы знаете, я должна быть уверена в том, что по крайней мере мы сделали всё, что могли сделать. То есть, если это правосудие существует на самом деле и существует та демократия и независимость, которой так кичатся Соединённые Штаты Америки, если есть презумпция невиновности, на которой основана правовая база, – если это действительно так, то у меня всё-таки есть надежда, что мы еще можем выиграть этот суд.
 
Но Вы понимаете, что каждый третий, пятый или десятый человек, читая местную прессу, смотря местное телевидение, видит то, о чём там говорят: а говорят о том, что Виктор – «страшный человек», что он «опасен для американского общества». О каком справедливом суде может идти речь?
 
Алла, большое спасибо Вам за интервью!
 
АЛЛА БУТ: Спасибо!

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
RT Россия Европа
теги
Виктор Бут оружие США Таиланд терроризм экстрадиция
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...