Project Syndicate Оригинал

PS: При любом варианте выхода из кризиса в Сирии без России не обойтись

Российская стратегия авиаударов не дает особого результата и играет на руку вербовщикам боевиков в Сирии, пишет Project Syndicate. Россия может уйти из Сирии, как в свое время из Афганистана, добиться раздела страны или поставить во главе нее лояльного человека — но поскольку у Запада нет стратегии сдерживания Путина, то судьба Сирии фактически в руках России, считает автор.
PS: При любом варианте выхода из кризиса в Сирии без России не обойтись

Казалось, крушение российского пассажирского самолета на Синае и теракты в Париже позволили России и Западу договориться, что «Исламское государство»* нужно уничтожить. Но если приглядеться внимательнее – особенно в свете того, что Турция недавно сбила российский бомбардировщик, – то делать такие выводы пока рано, отмечает Омар Ашур на сайте Project Syndicate.

Россия утверждает, что операция в Сирии нацелена против ИГ «и других террористов», но Госдеп США отмечает, что более 90% авиаударов Москва направляет не против ИГ или связанного с «Аль-Каидой»* «Фронта ан-Нусра»*, а против групп, борющихся как с ИГ, так и с президентом Башаром Асадом. «На самом деле группировка ИГИЛ захватила новые территории в Алеппо после начала авиаударов».
 
У Путина, конечно, есть цель уничтожить ИГ, но еще он намерен защитить режим Асада, усилить российское влияние в Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке, а еще, возможно, повысить цену на нефть, пишет автор. Авиаударами Россия явно помогает Асаду сохранить контроль над побережьем, который необходим сирийскому лидеру для дальнейшего политического урегулирования.
 
Противоракетные комплексы С-400 никак не связаны с ИГ, ведь у него нет воздушных сил. Скорее, указывает Омар Ашур, это подготовка к бесполетной зоне, которая защитит режим Асада и послужит противовесом американскому присутствию на турецкой авиабазе Инджирлик.
 
Однако в «путинской стратегии» есть ряд затруднений. Во-первых, тактические авиаудары в прошлом особо не давали результата: у российских ВВС нет такого, как у Запада, высокоточного оружия, и это привело к ужасным последствиям во время грузинской и чеченских войн. «Терпимость к “сопутствующим потерям” в России намного выше, чем на Западе,  и этот факт играет на руку вербовщикам террористов», – заявляет Project Syndicate.
 
Еще Кремль пытается разжигать межнациональную напряженность, заявляя о защите меньшинств, – «тактика, используемая еще со времен царя». Путин уже использовал этот прием в Грузии, в конечном итоге признав независимость Абхазии и Южной Осетии и пойдя на вмешательство в ситуацию на Украине. Но на Ближнем Востоке результат может оказаться таким же, что и после вторжения СССР в Афганистан, считает автор.
 
Региональные игроки, такие как Турция и Саудовская Аравия, выступают категорически против продолжения правления Асада, поскольку это будет в интересах их конкурентов – Ирана и «Хезболлы». Полсотни саудовских духовных лидеров уже призвали к джихаду против «российских захватчиков». А если местное сопротивление вынудит Россию уйти из Сирии, то общественность – и немалое количество его сторонников – наверняка встанет против Путина в свете военного поражения и ухудшения экономики, уверен Омар Ашур.
 
Впрочем, признает он, возможны и иные варианты. В случае «частичной победы России, как в Грузии и на Украине», часть Западной Сирии будет взята под защиту России и Ирана, что приведет к фактическому разделу страны. Есть менее вероятный вариант, похожий на исход второй чеченской войны: когда страной правит лояльный режим под руководством Асада или кого-нибудь другого, нестабильность продолжается, а на периферии идут бои.
 
Наименее вероятным автор считает сценарий, по которому возглавляемый Россией переговорный процесс приводит к миру и стабильности. Российское посредничество привело к концу войны 1992–1997 годов в Таджикистане. Впрочем, оппозиция, которая сдала оружие или начала интегрироваться в регулярную армию, через несколько лет оказалась под запретом, а ее участники – за границей, в тюрьме или в могиле, оговаривается Омар Ашур.
 
Ни один из этих сценариев не соотносится с лозунгами «сирийской революции 2011 года» или с заинтересованностью Запада в стабилизации страны, прекращении потоков беженцев и конечной демократизации Сирии. «К сожалению, это неудивительно: как это уже было много раз в прошлом, у Запада нет весомой стратегии по сдерживанию Путина, даже когда у того нет четкой стратегии выхода. Ясно сейчас лишь то, что, что бы ни случилось в Сирии, без России оно не случится», – подводит итог Project Syndicate.
 
* «Исламское государство» - террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
 
 
Фото: Reuters

 

теги
Владимир Путин военная доктрина Запад Исламское государство Россия Сирия

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG