| 
8 апреля
«COVID-19 ударит по клубам»: Габулов о пандемии, финансовом кризисе в ФНЛ и ПФЛ и о возвращении Акинфеева в сборную
Пандемия коронавируса нанесёт серьёзный удар по футбольным клубам. Об этом в интервью RT заявил бывший вратарь сборной России Владимир Габулов. По его словам, из-за тяжёлой экономической ситуации могут исчезнуть ряд команд в стране. Бронзовый призёр Евро-2008 также рассказал о своей работе в «Олимпе», прокомментировал подписание Станислава Черчесова-младшего и высказался о возможном возвращении в национальную команду Игоря Акинфеева.
«COVID-19 ударит по клубам»: Габулов о пандемии, финансовом кризисе в ФНЛ и ПФЛ и о возвращении Акинфеева в сборную
«COVID-19 ударит по клубам»: Габулов о пандемии, финансовом кризисе в ФНЛ и ПФЛ и о возвращении Акинфеева в сборную
Пандемия коронавируса нанесёт серьёзный удар по футбольным клубам. Об этом в интервью RT заявил бывший вратарь сборной России Владимир Габулов. По его словам, из-за тяжёлой экономической ситуации могут исчезнуть ряд команд в стране. Бронзовый призёр Евро-2008 также рассказал о своей работе в «Олимпе», прокомментировал подписание Станислава Черчесова-младшего и высказался о возможном возвращении в национальную команду Игоря Акинфеева.

«Грядёт большой экономический кризис»

— В феврале вы заняли пост председателя совета директоров ФК «Олимп». Расскажите, когда поступило это предложение.

— Учредитель клуба Туфан Садыгов позвал в «Олимп», как только начались проблемы в «Алании». Ответил предварительным отказом. Нужно было закрыть все вопросы на предыдущем месте, после чего принимать решение. Потом месяц-два размышлял, думал, чем заниматься дальше. Предложение учредителя оставалось в силе. В итоге я согласился и принял новый вызов с интересом.

— Вы говорили, что клуб ставит перед собой достаточно амбициозные задачи. Конечная цель — выход в РПЛ?

— Так далеко заглядывать не берусь. Нужно двигаться поступательно. Как мы видим сейчас, в нашей жизни иногда происходят абсолютно непрогнозируемые события. Что касается долгосрочных планов «Олимпа», сначала команда должна выйти в ФНЛ, какое-то время провести там, обрести болельщиков, а потом уже подняться в РПЛ. По изначальной задумке на это отводилось семь-десять лет. Но сейчас уже боюсь что-то планировать.

Также по теме
«Не понимаю обязаловки»: Селюк об урезании зарплат футболистам и эпидемии коронавируса в Испании
Урезание зарплат футболистам из-за пандемии коронавируса не имеет под собой юридических оснований. Об этом в интервью RT заявил...

— Пандемия коронавируса нанесла серьёзный удар по бизнесу. Можно предсказать, как кризис отразится на инвесторе «Олимпа»?

— Нереально, ведь банкротятся и самые богатые люди. Но мы с Садыговым ежедневно находимся на связи. Негативных настроений точно нет. Инвестор настроен решительно. Обсуждаем исключительно вопросы созидания, развития клуба. Однако сегодня, когда в мире свирепствует COVID-19, застрахованным от чего-либо быть нельзя. Грядёт большой экономический кризис. Сложно представить, как всё происходящее скажется даже на российских топ-клубах. Экономические реалии мирового футбола в целом после пандемии претерпят изменения. Всё зависит от того, как долго она продлится и как долго мир будет приходить в себя.

— Как с финансовой точки зрения пауза из-за пандемии уже повлияла на «Олимп»?

— Не слишком сильно. У нас самые большие статьи расходов — заработная плата и подготовительный этап перед сезоном. Сборы мы провели на уровне команды РПЛ, потратили достаточно большие деньги. И, получается, впустую. Но других потерь не понесли: на болельщиках и рекламе не зарабатываем. Зарплату футболистам мы пока сокращать не планируем, а дальше будем отталкиваться от общей тенденции в российском футболе.

— Игроки «Олимпа» в настоящий момент сидят на карантине. Как они поддерживают форму?

— Вся работа в клубе ведётся дистанционно. Футболисты постоянно находятся дома. Мы провели очень качественные сборы, три — в Турции и один — в Сочи. Как раз с последнего пришлось возвращаться раньше, чтобы распустить команду. На период карантина каждому выдали индивидуальную программу тренировок, в том числе с медицинскими рекомендациями, чтобы все соблюдали правила гигиены и не подвергали себя риску. Недавно общались с тренерским штабом — в фото- и видеоформате ребята отправляют им отчёты о проделанной работе.

— Сезон в зоне «Запад» ПФЛ так и не успел возобновиться из-за пандемии коронавируса. Верите, что его вообще удастся закончить?

— Всё зависит от ситуации с пандемией. Мы хотели бы доиграть. В начале года у нас были конкретные задачи: выходить и в каждом матче побеждать. «Олимп» имеет неплохие шансы побороться за выход в ФНЛ, если выиграет оставшиеся встречи. К сожалению, вирус внёс изменения в наши планы.

— Какие у руководства ПФЛ прогнозы по срокам возобновления сезона?

— Я контактирую в том числе с РФС, периодически созваниваемся с генеральным секретарём Александром Алаевым. Сейчас у нас по крайней мере есть чёткая дата, до которой спортивных мероприятий в России не будет, — 31 мая. От неё можно отталкиваться, строить график подготовки футболистов. Это лучше, чем все промежуточные сроки, которые назывались до этого.

— Не целесообразнее ли просто забыть о текущем сезоне?

— Могут возникнуть сложности как при одном варианте развития событий, так и при другом. Но хотелось бы, чтобы мы доиграли. Ведь если всё оставят как есть, появится много несогласных. Что делать тем командам, которые, например, остались в зоне вылета? Что делать клубам, которые тратили немалые деньги на трансферы и подготовку футболистов ради повышения в классе? При этом пандемия может затянуться на долгий срок, тогда времени доиграть восемь-десять матчей просто не останется.

— В составе «Олимпа» обращает на себя внимание Станислав Черчесов-младший.

— Ему, пожалуй, приходится сложнее, чем любому другому футболисту ФНЛ или ПФЛ, ведь к его футбольным и человеческим качествам приковано максимальное внимание. Всё-таки отец Станислава — главный тренер сборной. Стас покинул «Балтику», и мы пригласили его в «Олимп» по рекомендации тренера вратарей Дмитрия Тяпушкина. Он работает, составляет конкуренцию ребятам, показывает необходимый уровень.

— К 25 годам Черчесов-младший провёл на взрослом уровне лишь один матч. Это не смутило?

— Рассматриваем футболистов в первую очередь через призму их мастерства, способности прогрессировать. По этим критериям Станислав нас устроил. Мы пригласили его, чтобы поднять уровень конкуренции среди вратарей «Олимпа» ещё выше. Проведённые сборы показали, что у нас действительно сильная обойма — все голкиперы, которые там играли, подтвердили необходимый нам уровень мастерства.

— Вы со Станиславом Черчесовым-старшим не обсуждаете игру сына?

— Нет. Есть такое понятие, как корпоративная этика. Станислав Саламович никогда не позволит себе адресовать какие-то слова поддержки сыну или интересоваться его делами.

«В России каждый год умирает по несколько клубов»

— Вы закончили карьеру в возрасте 35 лет, и вполне могли бы ещё выходить на поле. Сейчас, когда видите, как работают футболисты «Олимпа», не возникает ощущения, что не наигрались?

— Точно нет. Я с 16 лет находился в профессиональном футболе и полностью себя реализовал. А играть просто ради того, чтобы играть, было неинтересно. К 35 годам я понимал, что выхожу на поле не ради денег и не ради самого футбола. В 2016-м я на полгода остался без команды. Поставил перед собой задачу вернуться, поиграть в европейском чемпионате и взять там золото. Плюс мечтал снова получить вызов в сборную. Всех этих целей я достиг, после чего понял, что просто выходить и играть дальше мне неинтересно.

Также по теме
«Не понимаю обязаловки»: Селюк об урезании зарплат футболистам и эпидемии коронавируса в Испании
Урезание зарплат футболистам из-за пандемии коронавируса не имеет под собой юридических оснований. Об этом в интервью RT заявил...

— Но вам всего 36, это далеко не преклонный возраст для вратаря. Неужели не появляется иногда желание самому выйти на поле или поучаствовать в тренировке?

— С тех пор как понял, что реализовался в футболе, такого желания ни разу не возникало. Другое дело поиграть с друзьями ради удовольствия. В Осетии собирались большие компании — с Муратом Гассиевым (экс-чемпион мира по боксу. — RT) играли, например. Он — форвард таранного типа, а я на любой позиции в поле картины не испорчу. Только не в воротах — наигрался. Тем более, всю карьеру мечтал о поле: защитником, плеймейкером, нападающим. Может, впереди получается чуть хуже — много не забиваю, но не потому, что не умею, а просто балуюсь. Недавно хотели собраться с братьями Березуцкими, иногда зовём Сашу Самедова, Рому Павлюченко. Составчик неплохой бы получился, но из-за карантина всё отменилось. После него обязательно продолжим играть вместе.

— Наверняка можете иногда дать какой-то профессиональный совет вратарям «Олимпа»?

— Могу подсказать на правах бывшего голкипера, чтобы ребята прогрессировали и команда становилась сильнее. Вообще ещё до завершения карьеры всегда с удовольствием давал советы молодым коллегам, когда они просили о помощи. Передавать накопленный годами опыт — абсолютно нормально.

— А в роли тренера себя в дальнейшем видите?

— Пока нет. Мне интереснее на посту спортивного менеджера, организатора. Нравится планировать, строить стратегию, контролировать реализацию и при этом видеть результат. В этом отличие работы менеджера — тренер может планировать свою деятельность максимум на неделю вперёд. А мне нравится думать на перспективу, хотя в какой-то степени мой характер больше подходит именно для тренерского ремесла.

— Но в настоящий момент вам приходится работать в ПФЛ. Насколько это даётся непросто? Вы ведь почти всю карьеру провели в элите.

— Конечно, хочется находиться на гораздо более высоком уровне, но с точки зрения опыта это крайне полезный период. Да, здесь приходится решать вопросы не такого масштаба, как в Премьер-лиге, однако в целом задачи стоят плюс-минус одинаковые, только в РПЛ принципиально иные цифры, экономика. Плюс на высшем уровне нужно решать больше вопросов, связанных с имиджем, рекламодателями, медиаактивностями.

— Окунувшись в ПФЛ, вы наверняка можете ответить на вопрос: в чём главная проблема российского футбола?

— В первую очередь в нехватке денег. Отсюда идёт проблема инфраструктуры. Большей части клубов стадионы не принадлежат, и они вынуждены арендовать их у города. Так было и в «Алании», так происходит и сейчас в «Олимпе». Приходится снимать объекты как для первой, так и для молодёжной команд, хотя мы занимаемся вопросом приобретения тренировочной базы и думаем о собственной домашней арене. Пока отложили эту идею до возобновления сезона.

— Вы говорите о нехватке средств. В ПФЛ 99% клубов бюджетные. Насколько реально привлечь деньги частных инвесторов, особенно сейчас?

— Действительно, российским клубам в ближайшее время жить станет ещё тяжелее. И в первую очередь это ударит по коллективам ФНЛ и ПФЛ, поскольку большая их часть финансируется из госбюджета. Сложно предсказать, как будет развиваться ситуация. Мне кажется, нужно на законодательном уровне принимать поправки, целью которых станет привлечение частных средств.

— О каких поправках идёт речь?

— Насколько я знаю, группа депутатов предлагала ввести преференции для бизнесменов, выделяющих деньги на профессиональный спорт. Это может стать выходом, хотя предложение нужно тщательно продумать, чтобы исключить все лазейки для отмывания. Сейчас же считается, что бюджетные средства не должны тратиться на профессиональный спорт. Совсем недавно стало известно об исчезновении владивостокского «Луча», появились слухи о других известных клубах. Поток таких новостей в ближайшее время усилится. Регионы будут отказываться от финансирования.

— Но ведь клубы ПФЛ и без того умирают регулярно. Получается, сейчас этот процесс примет лавинообразный характер?

— Такие опасения есть. В России каждый год умирает по несколько клубов. Если не принимать решения на высоком уровне, эта тенденция сохранится. Требуются и другие меры, например введение поблажек при лицензировании. Помню, когда в 2000 году начинал карьеру во Втором дивизионе в составе «Моздока», ситуация была совершенно иной. Тогда в шести зонах играло 107 команд, сейчас — 62 в пяти. Да и уровень был куда выше. Практически каждый субъект представляли два-три коллектива, и средств требовалось меньше. Нужно возрождать те традиции. Необходимо чётко понимать, что от уровня ПФЛ зависит развитие футбола по всей стране. Если он будет понижаться, если клубы продолжат исчезать, российский футбол ждет регресс.

«Вратарь сборной должен не пропускать в ближний угол»

Закончив карьеру футболиста в 2018-м, вы продолжаете следить за игрой российских вратарей и высказываетесь на эту тему в прессе. Кого из голкиперов можете назвать лучшим в текущем сезоне РПЛ?

— Тяжело выделить кого-то одного. Яркие матчи проводили многие, а так, чтобы кто-то регулярно держался на высоком уровне… Но я, пожалуй, назову троих: Игоря Акинфеева, Матвея Сафонова и Александра Максименко.

— Можно ли считать главным открытием сезона именно Максименко?

— Пока рано говорить об этом. Дело в том, что вратари как раз и должны проявлять своё мастерство в концовке сезона, когда напряжение достигает апогея. Здесь можно вспомнить Акинфеева и его фантастический чемпионский сейв в Казани. Или Маринато Гилерме, который выручал «Локомотив» на протяжении всего предыдущего сезона.

Также по теме
«Чемпионат Белоруссии не забудут никогда»: баянист «Ислочи» о внезапной славе, дружбе с тренером и клипе про коронавирус
Прославившийся на весь мир баянист футбольного клуба «Ислочь» Валерий Колонтай выразил мнение, что болельщики навсегда запомнят, как...

— Зимой ходили слухи, что Акинфеев может вернуться в сборную. Это реально, на ваш взгляд?

— Считаю, в жизни нет ничего невозможного. Если Игорь решит для себя, что готов и хочет выступать за сборную, думаю, Черчесов обязательно рассмотрит его кандидатуру. А физически он способен провести ещё один крупный международный турнир. Уровень мастерства Игоря и накопленный годами опыт говорят сами за себя.

— Насколько незаменимым в сборной выглядит Маринато Гилерме? После домашнего матча с Бельгией вы говорили, что вратарь национальной команды не может пропускать в ближний угол.

— Вратарь сборной должен не пропускать в ближний угол, но такое может произойти с любым голкипером, даже мирового уровня.

— Насколько правильно, что в России, где вратарские традиции очень сильны, ворота сборной защищает легионер?

— Это очень деликатный момент. Важно, чтобы легионер долго жил в России и говорил по-русски. Считаю, если футболист приносит пользу стране и честен перед ней, отдаёт себя без остатка, то всё нормально. К Марио Фернандесу вопросов нет. С Гилерме сложнее, ведь он вратарь, и от него просто требуется быть надёжным.

Фернандес на голову сильнее конкурентов. Можно ли это сказать о Гилерме?

— Если человек провёл весь отборочный этап, а тренерский штаб доверяет ему, о чём можно говорить. Да, он пропустил семь мячей от бельгийцев, но их мог пропустить любой другой вратарь. Команда добивается результата с этим голкипером, значит, всё в порядке. Вот будет ли Гилерме основным вратарём сборной на Евро-2020? Сейчас рано об этом рассуждать.

— Кто вообще способен побороться за место в сборной на первенство континента?

— Думаю, из-за переноса турнира уровень конкуренции существенно вырастет. Джанаев, Шунин, Гилерме, Лунёв, Максименко, Сафонов, даже Дюпин — эти вратари будут бороться за участие в Евро. Понятно, что всё может случиться: и, не дай бог, травмы, и психологические моменты. По себе знаю: напряжение присутствует первые полгода перед крупным турниром, сразу после сборов. А сейчас этот период растянулся на полтора года. Кто из вратарей стабильнее и качественнее проведёт этот отрезок, тот и попадёт в заявку.

Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
Загрузка...

Читайте также