Guardian Оригинал

The Guardian: Что делать Европе с проблемой под названием «Россия»?

Решительные действия Москвы на международной арене в последние месяцы показывают, что Россия вновь обретает уверенность и стремится вернуть утерянное влияние. Журналисты The Guardian попросили своих коллег из разных стран Европы рассказать, как в этом контексте видят Россию в европейских столицах.
The Guardian: Что делать Европе с проблемой под названием «Россия»?
ALEXANDER NEMENOV / AFP

«Поднявший голову Кремль» вновь стал играть важную роль в международных вопросах и«хозяйничать на своем заднем дворе». А Владимир Путин, благодаря своему «дипломатическому триумфу в Сирии», сумел вернуть себе «важный вид», ненадолго утраченный им после прошлогодних протестов, пишет The Guardian.

Последние события — арест активистов Greenpeace, нападение на голландского дипломата в Москве и запрет на импорт в Россию литовского сыра в ответ на проведение в Вильнюсе саммита Восточного партнерства — показывают, что к Москве вернулась «уверенность во внешней политике». Чтобы узнать, как к этому относятся в европейских столицах, журналисты The Guardian опросили своих коллег из разных стран Европы.
 
Франция
 
По мнению обозревателей французского издания Le Monde Ива-Мишеля Риоля и Петра Смолара, президент Франции Франсуа Олланд пытается «найти в отношениях с Москвой правильную позицию» еще с момента вступления в должность год назад.
 
Особенно «обидным» эпизодом для Парижа, который вел агрессивную политику в отношении Сирии, стала внезапная сделка между Россией и США о ликвидации сирийского химоружия. Несмотря на то, что французские дипломаты сочли этот шаг реакцией Москвы на угрозу вторжения в Сирию, которую поддержала Франция, влияние Парижа на Россию все же «ограничено», считают журналисты Le Monde. Министр иностранных дел Лоран Фабиус, вернулся из своей недавней поездки в Москву «ни с чем»
 
По мнению французских политологов, сирийский кризис «обнажил серьезные противоречия в российско-французских отношениях». Среди прочего, Россию беспокоит «тесная связь между французским политическим классом и Катаром», который Москва считает одним из «дестабилизирующих режимов», способствующих распространению «суннитского экстремизма в Сирии и на российском Кавказе».
 
До начала сирийского кризиса, отношения России и Франции улучшались – Франция, которая ранее отставала от Германии и Италии по активности контактов с Москвой, решила догнать европейских коллег. Если когда-то в Россию инвестировали лишь крупнейшие французские компании, то сейчас в стране представлены около 400 предприятий из Франции, а еще 6 000 с ней сотрудничают, отмечают Риоль и Смолар.
 
Вместе с тем, такая активизация отношений не обошлась без «жертв» — Париж перестал обращать внимание на права человека в России, подчеркивают журналисты. Президент Франсуа Олланд во время первого официального визита в Москву в феврале этого года отказался давать оценки «репрессивным законам», недавно принятым в стране.
 
Великобритания
 
Впрочем, несмотря на жесткую риторику российского президента, «власть и влияние и лично Путина, и России в целом, в политическом, экономическом и демографическом плане стабильно слабеют, тогда как сила ЕС растет», считает обозреватель британской The Guardian Саймон Тисдолл.
 
По мнению британских политологов, более решительная международная политика Москвы является скорее «следствием слабости» - «российский правящий класс пытается восстановить контроль над страной» на фоне «растущих проблем с экономикой, а также серьезной внутренней напряженности».
 
В таких условиях Россию особенно беспокоит перспектива удаления территорий, которые Москва «когда-то считала собственными» - а именно Украины, Молдавии и Грузии, которые на предстоящем саммите Восточного партнерства могут подписать соглашение об ассоциации с ЕС, пишет Тисдолл. При этом, несмотря на значительные усилия, Кремль «проигрывает битву за государства, зажатые между ЕС и Россией», уверены британские эксперты.
 
Кроме того, отношение к России в ЕС, похоже, ухудшается: к примеру, Германия, которая «на протяжении многих лет ставила во главу угла свою потребность в энергии», с недавних пор заняла более жесткую позицию в диалоге с Москвой, особенно после скандалов с группой Pussy Riot и судном Arctic Sunrise, говорят дипломаты Соединенного Королевства. Франция также несколько охладела к России после прихода к власти президента Франсуа Олланда.
 
Лондон избрал несколько боле прагматичный подход: несмотря на то, что отношения между Владимиром Путиным и немецким канцлером Ангелой Меркель «были, как известно, плохими», премьер-министру Великобритании Дэвиду Кэмерону удалось установить с российским лидером «деловой контакт». Новое консервативное правительство Великобритании провело «мини-перезагрузку», одним из результатов которой стала недавняя сделка между BP и «Роснефтью», пишет Тисдолл. В так называемом «Лондонграде» обитает множество россиян – как олигархов, так и представителей среднего класса, и это – также признак крепких отношений между странами, считают британские политологи.
 
Тем не менее, таким отношениям могут повредить демарши Москвы, подобные недавнему аресту активистов Greenpeace. По мнению британских исследователей, Россия, стремящаяся при помощи таких мер подчеркнуть свою силу и власть, лишь «стреляет себе в ногу», теряя влияние и доверие в мире.
 
Путиным движет «страх того, что страну окружат или что ей навяжут западные нормы в плане политики и отношения к правам человека», подчеркивают британские аналитики. Поэтому его жесткая риторика – скорее «защитный механизм», считают они.
 
Вместе с тем, недооценивать российского лидера не стоит, предупреждают дипломаты. «Путин – большой профессионал. Он очень хорошо информирован. Если он видит возможность – он сразу пытается перегрызть вам горло. Он – не дипломат и не такой человек, которого можно было бы пригласить на чай. Но нам приходится с ним сотрудничать», цитирует Тисдолл сэра Энтони Брентона, бывшего посла Великобритании в Москве.
 
Германия
     
Немецкие политики, которые, определяя внешнеполитический курс, обычно проявляют «гармонию», никак не могут решить, как правильно реагировать на действия российского президента, который «дома подвергает недовольных репрессиям, а за границей – ответной критике», пишет журналист Süddeutsche Zeitung Даниэль Бресслер.
 
Такая несогласованность немцев по отношению к России существует традиционно – дружба между бывшим канцлером Герхардом Шредером и Владимиром Путиным «нравилась не всем», отмечает Бресслер. После возвращения Путина на президентский пост «старый конфликт разыгрался вновь»: во время недавних выборов, кандидат в канцлеры от Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Пеер Штайнбрюк обвинил канцлера Ангелу Меркель в том, что она «слишком мало сделала, чтобы убедить Путина сотрудничать в Сирии».
 
Подобные обвинения показывают, что единства по отношениям с Россией в немецкой политической верхушке все еще нет, пишет Бресслер. На «агрессивные» попытки Путина отвадить Украину и другие бывшие республики СССР от ЕС в Германии отреагировали по-разному. И если бывший министр иностранных дел Гернот Эрлер призвал «прекратить критиковать Россию» и попытаться понять недовольство Москвы НАТО и ЕС, которые «безжалостно пользовались слабостью России» в девяностые годы, то Меркель избрала другой подход – «вежливую непреклонность».
 
Например, когда российские власти попытались отменить запланированную Меркель речь о вывезенных советскими солдатами из Германии предметах искусства, которую канцлер хотела произнести во время визита на художественную выставку в Санкт-Петербурге, та пригрозила значительно сократить свой визит, и Москве пришлось дать добро на выступление, пишет немецкий журналист. Таким образом, Меркель «меньше стесняется перечить Путину», чем политики из СДПГ.
 
Поэтому, если следующее немецкое правительство будет состоять из представителей партии Меркель, Христианско-демократического союза (ХДС), и социал-демократов, политика по отношению к России будет несомненно провоцировать конфликты, уверен Бресслер. В этом плане, более «привлекательным вариантом» стала бы коалиция между ХДС и партией «зеленых», полагает обозреватель: именно «зеленые» наиболее активно призывали Берлин сосредоточиться на защите прав человека в отношениях с Москвой.
 
Польша
 
В Варшаве Россия больше не воспринимается как «политический ориентир», но российская культура по-прежнему пользуется популярностью в Польше, а «измученная душа России все так же интригует» поляков, пишет Павел Свебода, президент Центра европейской стратегии demosEUROPA и приглашенный обозреватель Gazeta Wyborcza.
 
Сопротивляясь «атлантическим устремлениям центральной Европы», Россия совершила «стратегическую ошибку», считает Свебода. По мнению эксперта, если бы Москва отнеслась к происходившим в прошлом переменам «открыто и беспристрастно», то она могла бы сейчас рассчитывать на «непритворное уважение». Однако, действия России настолько «рассердили новых членов ЕС из Восточной Европы, что тех окрестили “новыми солдатами холодной войны”». Варшава даже заблокировала кандидатуру финского политика Пааво Липпонена только потому, что он был связан с российскими компаниями, отмечает Свебода.
 
Несмотря на «оттепель», которая наметилась в последние годы в польско-российских отношениях — страны, в частности, укрепили торговые связи — по политическим проблемам «Польша не отступает», пишет эксперт. «Мы не хотим говорить, что думаем о состоянии российской “демократии”. Мы шокированы политикой России в отношении Сирии, но втайне мы довольны тем, что Россия так занята ближневосточными делами, что стала обращать меньше внимания на Восточную Европу», пишет Свебода.
 
Польша наконец стала решать проблему своей энергозависимости от России — в городе Свиноуйсьце сейчас строится терминал по приему сжиженного природного газа, который будет готов к следующему году, подчеркивает эксперт. «С другой стороны, польское правительство содрогается, изучая российскую военную политику. Польша не понимает безразличие НАТО к военному потенциалу России. Российская армия имеет серьезные недостатки, но страна остается ядерной державой — и, к тому же, непредсказуемой. На Западе про войну с Грузией в 2008 году, может, и забыли. Но не в Польше», пишет он.
 
Огромное значение для Варшавы имеет и Украина, где «давно идет стратегическое сражение между Россией и Польшей», отмечает Свебода. Лидеры Польши обратили пристальное внимание на попытки России «заставить Киев отказаться от своих амбиций по присоединению к ЕС». По мнению эксперта, главной причиной для этого стал «личный проект Путина, “Евразийский союз” - циничная попытка восстановить российское влияние на территории бывшего Советского Союза». Варшава, впрочем, твердо намерена добиваться включения Украины в состав ЕС — тем более, что украинский президент Виктор Янукович, который до сих пор старался сотрудничать и с той, и с другой стороной, все же решился на подписания соглашения с Брюсселем, пишет польский аналитик.
 
Что же касается отношений ЕС и России, руководство Евросоюза, которое «возлагало большие надежды» на вступление России ВТО, полагая, что Москва станет «более открытой» после присоединения к организации, так и не увидело пока результатов и смирилось с тем, что изменения придут не скоро, отмечает Свебода. И пока Европа «выжидает», вместе с ней выжидает и Польша.
 
Испания
 
«Испания, по всей видимости, не воспринимает путинскую Россию как проблему», пишет журналистка испанской El País Кармен Клаудин. И даже недавние события, приковавшие внимание всего мира к России — действия Москвы по разрешению сирийского кризиса и ее конфликт с Украиной из-за намерения Киева подписать соглашение с ЕС — не удостоились в Мадриде особого внимания.
 
Вместе с тем, Россия «не воспринимает Испанию всерьез и не считает ее страной, имеющей вес в Евросоюзе», полагает Клаудин. В Концепции внешней политики РФ на 2013 год в отдельном пункте подчеркивается важность развития отношений с Германией, Францией, Италией и Нидерландами, а Испания отнесена в категорию «других государств Европы».
 
В тех редких случаях, когда Мадрид имеет отличное от Брюсселя мнение — к примеру, поддержав отмену виз для граждан РФ и отказавшись признать Косово, - он обычно оказывается на стороне России, подчеркивает испанская журналистка. Тем не менее, «Испания, возможно, поймет однажды, что для того, чтобы Москва действительно воспринимала Мадрид как стратегического партнера, дружественных действий и отсутствия критики недостаточно», считает она.
 
Италия
 
Россия действительно стала в последние месяцы проявлять «уверенность» во внешней политике, ознаменовавшуюся ее «триумфом» в Сирии, пишет обозреватель итальянского издания La Stampa Роберто Тоскано. Но несмотря на то, что в этой дипломатической победе Москвы далеко не последнюю роль сыграла неуверенность Барака Обамы, «добивавшегося войны, в которую он сам не верил», успех Москвы не стоит считать «единичным случаем» - напротив, действия российских властей являются элементами «последовательной политической стратегии», уверен журналист.
 
Эта стратегия имеет вполне ясную цель — это преодоление «унижения, которые ощущают многие россияне, даже противники коммунизма, из-за потери Россией глобального влияния и распада государства, которое многие в России предпочли бы сохранить», полагает Тоскано.
 
Будучи «амбициозным политиком, не страдающим, впрочем, от мании величия», Путин понимает, что бросить прямой вызов США и вернуть двуполярный мир невозможно, пишет обозреватель La Stampa. В таких условиях, единственным способом «укрепить имидж России как великой державы» является дипломатия.
 
Это не означает, что Россия не пытается открыто противостоять Вашингтону — Москва «оказывала давление» на страны, «формально являющиеся независимыми», но находящиеся при этом «в сфере влияния, которую Россия старается сохранять», и мешала таким образом попыткам США установить у российских границ элементы ПРО, отмечает журналист.
 
Однако, подобные меры — лишь часть «более масштабной и более важной дипломатической игры». Это показывает Концепция внешней политики РФ на 2013 год, где часто упоминается ООН.
 
Поскольку двуполярный мир ушел в прошлое, а мечтам США об однополярном мире так и не суждено было сбыться - «как часто напоминает Вашингтону Москва» - остается лишь многополярный мир, где Россия и пытается занять достойное место, считает Тоскано. А именно в таком мире ЕС и может рассчитывать на значительное влияние в мире, подчеркивает он. И хотя точка зрения России будет близка не всем в Евросоюзе и США, не стоит проявлять к Москве «слепую враждебность».
 
Италия всегда видела в России «чрезвычайно интересного коммерческого партнера», однако дело не только в этом: если Москва станет более активно сотрудничать с ООН «в попытке получить через эту организацию влияние», это пойдет только на руку Риму, ведущему «многостороннюю внешнюю политику», считает Тоскано. Поддерживает Италия и стремление России расширить Совет безопасности ООН.
 
Именно поэтому в Риме по отношению к России «сохраняют пусть и осторожный, но заметный оптимизм», полагает итальянский журналист.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Guardian Великобритания Европа
теги
Европа многополярность Россия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG