CNN Оригинал

Ош: жизнь на пороховой бочке

Ош поделен на этнические территории и пересекать неофициальные границы опасно. Спокойно себя не могут чувствовать ни киргизы, ни узбеки, ни русские.

Киргизия сосредоточена на безопасности и получении помощи. Киргизские военные силы стараются перехватить контроль и восстановить безопасность в южном городе Оше – «пороховой бочке» в столкновениях узбекской и киргизской общин. Не менее 179 человек погибли с момента вспышки насилия на прошлой неделе. Около 100 тысяч людей бежали из зоны боевых действий, десятки тысяч устремились к киргизо-узбекской границе.

 
Первые самолеты ООН с гуманитарной помощью: палатками, одеялами и матрасами - прибыли в Узбекистан в среду.
 
Одна из свидетельниц описала свои страхи.
 
ЛЮДМИЛА КЛЫКОВА, директор школы: Очень страшно слышать автоматные очереди и взрывы. Мы очень напуганы. Мы все ждали помощи от России, надеялись, что Россия придет и поможет нам. Но по какой-то причине она отказалась.
 
Хотя перестрелки в Оше прекратились, напряжение остается высоким. Бои разделили город этническими границами. Корреспондент CNN Ник Робертсон стал свидетелем того, каким опасным может быть их пересечение.
 
НИК РОБЕРТСОН: По сути, это линия фронта. За этими солдатами… Что? Извините? Не снимать? Хорошо. Мы опустили камеру вниз. Девушка в красной футболке – наш переводчик, Аида. Она этническая киргизка. Она хочет попасть в дом. Он по другую сторону от линии фронта. Бои здесь разделили город. Анклав этнических узбеков окружен киргизами. Дом Аиды находится на территории этнических узбеков. Солдаты сказали ей, что там засели снайперы. Сейчас мы пересекаем линию фронта. Солдат согласился отвести нас в район этнических узбеков. Он рассказал, что люди здесь боятся, что их похитят. Обстановка очень напряженная, нельзя гарантировать безопасность. Мы единственные люди тут. Все разрушено.
 
Баррикада преграждает путь. Он зовет узбеков, находящихся по ту сторону. Появляется пожилой человек. Это Саид, его сосед, акрамист*, узбек. Они с ним хорошие друзья. Он говорит, что они живут в страхе. Он нервничает.
 
НИК РОБЕРТСОН: Мы можем войти?
 
Они проводят нас в дом. Она зовет соседей. Здесь по соседству живут узбеки, киргизы и русские.
 
НИК РОБЕРТСОН: Это твой дом?
 
АИДА: Да, это мой дом.
 
НИК РОБЕРТСОН: Это твоя собака?
 
АИДА: Да, это моя собака.
 
НИК РОБЕРТСОН: Посмотрите, что я только что нашел. Это похоже на бутылку с зажигательной смесью. В бутылку наливаете бензин, затем бросаете ее - и она взрывается.
 
Она проходит по развалинам соседского дома, в котором жили русские.
 
НИК РОБЕРТСОН: До сих пор можно почувствовать жар, исходящий от этих руин. Они все еще горячие. А это, кажется, старая микроволновая печь. А это, определенно, была крыша.
 
Дом Аиды все еще стоит, но он был ограблен.
 
НИК РОБЕРТСОН: Аида, что случилось?
 
АИДА: Не знаю. Нас ограбили ночью.
 
Ей потребовалось несколько минут, чтобы собрать остатки вещей. На обратном пути мы остановились поговорить с ее русскими соседями.
 
В стрельбе сосед обвиняет преступников, а не какую-либо национальность. Но и он, и его жена напуганы этническим конфликтом, расколовшим страну. Они чувствуют себя изолированными.
 
Приближается комендантский час. Нам нужно уходить. Обратно, по этнической «границе». Линии конфликта вырисовываются. Аида и тысячи других жителей были вынуждены выбрать ту или иную сторону. Неясно, вернется ли кто-нибудь обратно.
 
Ник Робертсон, CNN, Ош, Киргизия.
 
Материал предоставлен CNN International. Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 17 июня 2010 года.
 

* Член полулегальной религиозной группы «Акрамия» (прим. RT).

 
 

 

Все самые актуальные зарубежные статьи на нашей странице в Facebook
источник
США Северная Америка
теги
вооруженный конфликт Киргизия Кыргызстан ООН
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...