Российской оппозиции не хватает литературного гения

Диссидентская литература в России приходит в упадок, полагает американская газета The New York Times. Оппозиционеры все чаще обращаются к интернету, как к средству распространения информации. А ведь еще полвека назад «Мастер и Маргарита» и «Архипелаг ГУЛАГ» формировали сознание всего общества.
Российской оппозиции не хватает литературного гения
Justin Sullivan/Getty Images/AFP

За прошедший год арестованы десятки оппозиционеров, неугодных Путину. Находящемуся сейчас под следствием блогеру Алексею Навальному грозит 10 лет тюрьмы. НКО, финансируемые из-за границы, обязаны называть себя теперь «иностранными агентами». Как никогда прежде необходим литературный протест. Но его нет. Что же случилось с известной русской традицией диссидентской литературы и ее читателями, задается вопросом блогер Эмили Паркер американской газеты The New York Times.

Бывший советский диссидент Вячеслав Бахмин сказал, что раньше книги были для него настоящим глотком воздуха, а сейчас он почти не читает, хоть и может найти любую книгу. «Книги больше не могут менять видение мира», - приводит его слова американское издание.
 
Старший научный сотрудник Российской национальной библиотеки Дмитрий Равинский считает, что для его поколения выход книги «Мастер и Маргариты» стал значительным событием. Написанное в 30х годах произведение было опубликовано лишь в 1966 году, когда началась его экранизация. Сатирическое описание сталинской России разительно отличалось от публиковавшихся тогда книг, проходивших строгую цензуру. 

В интервью журналу Bomb писатель Виктор Пелевин сказал, что «тем, кто не жил в советское время, невозможно объяснить тот эффект, которое произвело произведение Булгакова».
 
Благодаря этой книге люди научились лучше узнавать друг друга. «Многие стали говорить цитатами из романа. Общество разделилось на тех, кто читал «Мастера и Маргариту», и тех, кто не читал. Это было как культурное, так и в какой-то степени политическое различие», объясняет Равинский.
 
Равинский читал и запрещенные книги (самиздат), и книги, изданные за рубежом (тамиздат). В 1983 году один его друг донес на него властям, что он читает запретную книгу, и Равинский лишился работы преподавателя. Сегодня Равинский больше не читает серьезной литературы. «Чтение меня больше так не захватывает, как когда я читал запрещенную книгу в 2 часа ночи, потому что утром надо было ее вернуть»,- поясняет он.
 
Новое поколение диссидентов уже не обращает столько внимания на литературу. В 2011 году Алексей Навальный рассказывал, что он много читает, однако затруднился ответить, какая книга произвела на него особое впечатление. Им двигали скорее газеты, а не книги, полагает американское издание.
 
Сейчас радио и пресса более открыты, чем контролируемое государством телевидение. А в последнее время интернет в России стал самым свободным средством распространения информации, пишет Паркер. Как в свое время «Мастер и Маргарита», интернет вырабатывает у общества свой язык и понимание.
 
Журналист и оппозиционер Олег Кашин считает, что «интернет более важен для оппозиции и общества в целом, чем книги». В качестве примера он приводит писателя Михаила Шишкина, который отказался в марте представлять Россию на международной книжной ярмарке BookExpo, назвав ее «страной воровского режима». «Ни одна книга Шишкина не порождала столько статей и отзывов, как этот его комментарий»,- рассуждает Олег Кашин.
 
Писательница Улицкая считает, что «тяжело представить книгу, которая смогла бы объединить весь этот Ноев ковчег». Книги, которые сейчас появляются, не имеют ничего общего с такой классикой, как «Архипелаг ГУЛАГ». Современные писатели Пелевин и Сорокин, наоборот, высмеивают современность и не обращают внимания на «этические и моральные проблемы». Они не предлагают никакого определенного плана действий. Как написала журналист Катя Пархоменко: «Такие писатели не ведут борьбу, они изобретают мир, который отдаленно напоминает нам нас самих».
 
Сорокин думает, что «сейчас России необходима хорошая протестная литература». Но прочитают ли ее когда-нибудь оппозиционеры? Как сказал Максим Трудолюбов, редактор отдела «Комментарии» газеты «Ведомости»: «Книги для взрослых, а революция для молодых».
 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
New York Times США Северная Америка
теги
Алексей Навальный Владимир Путин ГУЛАГ интернет книга литература оппозиция
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...