RT

Ажиотаж вокруг Ирана раздут из давно известных фактов

Всякий раз, когда Тегеран делает шаг навстречу мировому сообществу, появляются факторы, угрожающие переговорам, отметил Сергей Лавров. Он подчеркнул контрпродуктивность односторонних санкций, как и недавнего доклада МАГАТЭ, создавшего ажиотаж вокруг давно известных фактов.

Екатерина Грачёва, телеканал RT. Последнее время мы наблюдали напряжённость вокруг Ирана. Существует мнение, что недавние события в Ливии, а также то, что происходит в Сирии – часть крупного плана, конечная цель которого – дестабилизация Ирана. Что нужно предпринять Тегерану, чтобы справиться с этим мощным давлением извне? Ведь цель давления - не просто остановка ядерной программы Ирана, но скорее свержение правящего режима в стране?

 
СЕРГЕЙ ЛАВРОВ, министр иностранных дел РФ: Вы знаете, это достаточно серьёзный вопрос, особенно с учётом того, что вы его поставили в контекст более широкого регионального развития.
Мы уже не раз имели возможность говорить о том, что нас беспокоит, как бы за проблемами отдельных стран мы не упустили общую картину происходящего в этом важнейшем геополитическом регионе.
 
И в сирийском сюжете, и в Ираке, где существенно обострилась ситуация, после того как американцы ушли оттуда, в Йемене, в других странах, и с учётом такого обострения отношений между некоторыми арабскими странами и Ираном, с учётом активности Турции в этих процессах – нет-нет да и проскальзывает такой очень тревожный момент, как углубление противоречий между суннитами и шиитами внутри исламского мира.
 
И если эту тенденцию не остановить, она может вылиться в очень крупный конфликт именно внутри исламского мира. Безусловно, как в любой другой цивилизации, там идёт борьба за влияние. Иран как древнее государство со своими традициями, историей, культурой, хотел бы играть более активную роль. Турция, безусловно, также претендует на то, чтобы в исламском мире играть важную роль. Ну и арабские страны тоже хотят, чтобы их цивилизация не потеряла, не утратила свои позиции. Традиционно Египет играл ведущую роль в арабском мире. Сейчас по понятным причинам египтяне больше сосредоточены на своих внутренних делах. Так что это движение достаточно сёрьезное, и оно охватывает многие регионы.
 
Мне бы очень не хотелось думать, что происходящее сейчас в отношении Ирана – те позиции, те угрозы, которые в отношении Ирана выдвигаются, – что они являются частью этого процесса. Потому что внешние силы не должны пытаться раскалывать исламский мир. А наоборот, должны работать с целью сделать исламский мир надёжным, стабильным партнёром всех нас. Потому что без исламского мира решать проблемы сегодняшних международных отношений, бороться с теми угрозами и отвечать на те вызовы, которые перед всеми нами стоят, сегодня невозможно.
 
Теперь конкретно об Иране. Мы уже не раз говорили, что мы не сторонники санкций, хотя иногда санкции бывают неизбежны. И именно так произошло, когда принималась полтора года назад последняя резолюция по Ирану. С её принятием все мыслимые санкции, которые могут повлиять на поведение Ирана в ядерной области, на его сотрудничество с МАГАТЭ, были исчерпаны. Поэтому то, что сейчас в одностороннем порядке добавляют западные государства, некоторые другие страны, принимая свои дополнительные односторонние санкции против Ирана, это уже не имеет ничего общего со стремлением обеспечить незыблемость режима нераспространения ядерного оружия. Это уже серьёзно рассчитано на оказание удушающего воздействия на иранскую экономику и на положение иранского населения, наверное, в надежде спровоцировать его недовольство.
 
Мы убеждены, что есть все шансы возобновить переговоры между «шестёркой» и Ираном. И мы очень озабочены тем, что этим процессам порой мешают.
 
Последний пример… несколько примеров. В августе делегация экспертов МАГАТЭ во главе с заместителем генерального директора посетила Иран и впервые была допущена на объекты, куда раньше их не пускали. Это, безусловно, позитивный сигнал со стороны Ирана, шаг в направлении тех призывов, которые мы адресовали Тегерану, чтобы помимо обязательного для всех соглашения о гарантиях с МАГАТЭ Иран также применял, хотя бы для начала де-факто, а потом уже де-юре, положения дополнительного протокола к соглашению о гарантиях и положения так называемого модифицированного кода 3.1. И, повторю, в августе был очевидный сделан жест, что Иран готов двигаться в этом направлении.
 
Но в ноябре вдруг появился доклад генерального директора МАГАТЭ, который привёл факты, известные в течение последних 7 или 8 лет, но почему-то решил эти факты квалифицировать как качественно новые в ситуации вокруг иранской ядерной программы, как подтверждение того, что Иран имеет в своей ядерной программе военное измерение. Повторю, для этого не было никаких оснований, но такой вывод был сделан, и вся эта ситуация вызвала ненужный ажиотаж, в том числе и в СМИ.
 
Вопрос очень технический, и, конечно, когда он вытекает на странице газет, в электронные СМИ, там всего не объяснишь. Поэтому обыватель воспринимает это как что-то новое, хотя там ничего нового не было.
 
Нам вместе с нашими китайскими партнёрами пришлось активно заниматься этим на Совете управляющих МАГАТЭ в ноябре прошлого года. В итоге – и мы признательны нашим западным партнёрам – удалось принять консенсусом резолюцию, которая не драматизировала ситуацию, а переводила её в изначальное русло, в контекст необходимости переговоров между Ираном и МАГАТЭ, отметив при этом, что как Иран, так и эксперты агентства должны сознавать свою ответственность за проведение таких переговоров.
 
Сейчас готовится на основе этой резолюции визит в Иран делегации экспертов МАГАТЭ во главе с заместителем генерального директора. Иранцы выразили готовность предметно заниматься вот теми вопросами, которые вызывают подозрение в наличии военного измерения в иранской ядерной программе.
 
И, опять, вот как и осенью, появляются так называемые «спойлеры». Потому что вот ровно к этому визиту как будто специально приурочено принятие решения Евросоюза о новых, очень серьёзных санкциях против Ирана. Включая запрет на покупку иранской нефти, включая существенное ограничение операций с Центральным банком Ирана.
 
Я не говорю, что это сделано нарочно. Но совпадение – оно налицо. В очередной раз. Иран осенью сделал шаг навстречу – появляется доклад, который несправедливо и контрпродуктивно нагнетает эмоции. Иран ждёт сейчас делегацию для начала серьёзного разговора по серьёзным вопросам – санкции, которые сейчас будут приняты Евросоюзом, едва ли улучшат атмосферу для того, чтобы эти переговоры были продуктивными. Ну я уже не говорю об угрозах применения силы против Ирана, которые, к сожалению, продолжают звучать.
 
Так что мы будем настаивать на том, чтобы «шестёрка» (группа так называемая «три плюс три», или «пять плюс один» - постоянные члены Совета Безопасности и Германия) всё-таки продолжила свою работу. У нас сейчас есть информация о том, что иранцы тоже к этому готовы. Мы работаем с Ираном. У нас буквально на днях будет заместитель секретаря Совета безопасности Ирана в Москве – мы с ним будем тоже на эту тему разговаривать. И между представителями Евросоюза и Ирана осуществляются контакты с целью согласовать дату очередной встречи.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
Иран ислам МИД Сергей Лавров Сирия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...