Der Standard Оригинал

Австрийские эксперты: сотрудничество с Китаем — для Европы и шанс, и большой риск

Китайская инициатива «Один пояс — один путь» и связанный с ней Новый шёлковый путь — инфраструктурные проекты исторического масштаба, пишут в статье для Der Standard двое австрийских экспертов. Китайские инвестиции открывают для международных и, в том числе, европейских компаний большие возможности, однако и риски для них тоже высоки. Опасность представляют, главным образом, политическая нестабильность стран Центральной Азии, а также стремление России к формированию собственного блока против западных государств.
Австрийские эксперты: сотрудничество с Китаем — для Европы и шанс, и большой риск
Reuters

Экономическая экспансионистская политика Китая поддерживает, в том числе, слабые постсоветские государства в Центральной Азии. Какие шансы и риски несёт в себе Новый шёлковый путь для европейских компаний и что он означает на международном уровне? Ответить на эти вопросы в австрийской газете Der Standard взялись руководитель Венского Центра исследования проблем Черноморского региона Йоханнес Ляйтнер и старший исследователь этого центра, внештатный профессор Венского университета Ханнес Мейснер.

Китайская инициатива «Один пояс — один путь» и связанный с ней Новый шёлковый путь представляют собой колоссальные инфраструктурные и инвестиционные проекты исторического масштаба. С октября 2013 года Китай вложил $421 млрд в 75 полуофициальных стран шёлкового пути, напоминают авторы статьи. Это касается и таких постсоветских государств Центральной Азии, как Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркменистан.

Политический и экономический дискурс по поводу китайской инициативы Нового шёлкового пути по-прежнему формируется под влиянием вопроса о том, насколько далеко Китай может зайти в использовании инвестиций на огромные суммы для обеспечения своего превосходства в регионе. С этим также связан вопрос о том, насколько от этой инициативы в долгосрочной перспективе выиграют в социально-экономическом плане затронутые страны.

Для европейских компаний, в свою очередь, встаёт вопрос, какие шансы и перспективы для их бизнеса откроют китайские инвестиции. Хотя для конечного ответа на эти вопросы ещё слишком рано, можно с уверенностью говорить о том, что капиталовложения несут с собой большие возможности. Это подтверждается уже тем, что в государствах региона ведётся строительство срочно необходимых объектов инфраструктуры.

На этом фоне интерес европейских предприятий к Центральной Азии в последнее время существенно возрос, подчёркивают австрийские эксперты. В большинстве случаев речь пока идёт о принятии стратегических решений по поводу будущего участия в жизни региона. В связи с этим политические аналитики, рассчитывающие возможные риски, оценивают, какие шансы и опасности для международных компаний на территории постсоветских стран Центральной Азии готовит Новый шёлковый путь Китая.

Как поясняется в статье, политические риски связаны с факторами, восходящими к институциональному и общественному полю государства, и потенциальными негативными последствиями для бизнеса компаний. В лучшем из худших вариантов компания может упустить удачные деловые возможности. В худшем случае дело может дойти до потери совершённых капиталовложений безо всякой компенсации — например, вследствие войны или экспроприации.

Однако основные политические факторы риска выявляются не только на глобальном, региональном и межгосударственном уровне. То есть они могут быть не только внешними, но и внутренними, и возникать на уровне страны. При этом в обеих сферах можно обнаружить совершенно различные тенденции, уверяют авторы статьи.

Внешние политические риски за последние годы заметно снизились. Это не всегда было так, потому что до недавнего прошлого господствовали представления о том, что «Один пояс — один путь» имеет высокий конфликтный потенциал на региональном уровне и может способствовать расшатыванию стабильности в регионе. В конце концов, Китай вторгается в географическое пространство, которое Москва рассматривает как свою сферу влияния на основании культурно-исторических и экономических причин, а также исходя из политики безопасности.

До какой степени и какими средствами Россия готова отстаивать собственное превосходство в ближнем зарубежье, мир может видеть с 2014 года на Украине, пишет Der Standard. По уверениям авторов, региональная конкуренция между сторонниками ассоциации государства с ЕС и приверженцами вступления в Евразийский экономический союз под руководством России спровоцировала революцию, гражданскую войну, потерю контроля над востоком Украины и «аннексию Крыма»* Россией. На международном уровне это привело к значительному конфликту между ЕС и США с одной стороны и Россией с другой, вылившемуся в политические и экономические санкции. Этот конфликт с тех пор в значительной степени коснулся многих международных компаний.

В то же время между Китаем и Россией сейчас развивается совершенно иная динамика на основе набирающего обороты сотрудничества в рамках проекта Нового шёлкового пути. В 2018 году оно вылилось в заключение торгового соглашения между Китаем и ЕАЭС, в который сейчас наряду с Россией входят Казахстан, Киргизия, Белоруссия и Армения. Потенциал для конфликтов не исчез, но процесс единения продолжается не в последнюю очередь за счёт существования общего «внешнего врага», отмечают авторы статьи. В конце концов должен сформироваться стратегический блок против Запада, то есть ЕС и, в особенности, США. К тому же Россия всё больше зависит от Китая и не может позволить себе ещё один конфликт на фоне продолжающихся санкций.

Россия крайне заинтересована в китайских инвестициях, пишет австрийская газета. Однако сам Китай очень ловко избежал открытых противоречий российским интересам, провозгласив необходимость чисто экономического сотрудничества, в результате которого в выигрыше окажется каждая из сторон. В конечном итоге между Китаем и Россией сложилась модель разделения рабочего процесса: Москва обеспечивает безопасность и стабильность региона, Пекин вкладывает необходимые средства.

На данный момент ЕАЭС проявил себя на постсоветском пространстве Центральной Азии важным якорем политической стабильности и экономического сотрудничества, даже если экономический потенциал развития ЕАЭС имеет границы, отмечается в статье. Союз объединяет экономики с классическими постсоветскими структурными недостатками, такими как ненадёжность правового поля, доминирование сырьевого сектора и нехватка стимулов для проведения реформ. Хотя ЕАЭС стремится к созданию таможенного союза, к 2018 году единый таможенный тариф удалось организовать лишь на 60% его территорий. К тому же между странами союза присутствует недостаток согласия по поводу экономической и валютной политики.

Россия доминирует в ЕАЭС и приносит 86% его общей экономической продуктивности. На это, как и на внешнеполитические действия Москвы, в остальных государствах смотрят с недоверием. Эти страны стремятся к максимальному сохранению своего суверенитета. К тому же между ними присутствует конкурентное мышление. При этом с ЕАЭС для них связаны и некоторые негативные моменты. Так, более высокие таможенные тарифы привели к ущербу в торговле с Китаем. Узбекистан при нынешнем президенте Мирзиёеве с начала 2017 года проводит реформы и на этом фоне сблизился с ЕАЭС, но пока не стремится к членству в нём.

Международные компании сейчас умеют точно анализировать внутренние политические риски. Эти риски восходят к советскому наследию стран Центральной Азии, связанному с дефицитом необходимых институтов и недостатками правовой системы. Действия компаний в значительной степени направлены на то, чтобы использовать власть государства для обеспечения преимущества перед конкурентами или совсем выдавить их с рынка. Этот принцип на языке исследования политических рисков называется «государственным захватом», поясняют авторы статьи.

В итоге в затронутых странах наблюдается недостаток качественного регулирования рынка. Правовые системы зависят от политических кругов и не предоставляют достаточных гарантий на соблюдение прав собственности. В такой ситуации необходимы неофициальные сети для налаживания и обеспечения надёжности деловой активности, но такие сети тоже подвержены нестабильности и непредсказуемости. К тому же подобные практики противоречат требованиям предприятий к соблюдению правовых норм.

Помимо этого, следует учитывать нестабильность господствующих систем, продолжают австрийские эксперты. Стабильность в этих странах достигается, главным образом, репрессивными методами. Поэтому для международных компаний всегда существует риск столкнуться с радикальными политическими переменами, которые зачастую приводят к потерям личных сетей контактов. В итоге приходится выстраивать их заново в осложнённых условиях. С проблемами смены власти сталкивались фирмы в Туркменистане, Узбекистане и Казахстане, напоминает издание.

Также необходимо отметить, что аналитики, оценивающие политические риски, постоянно должны исследовать специфические особенности той или иной страны и их возможные последствия. Несмотря на общее советское прошлое, в настоящем этих стран то и дело возникают существенные различия. В России наблюдаются значительные расхождения между регионами, которые необходимо учитывать, тогда как неофициальные сети власти в центрально-азиатских странах более централизованы. При этом в Казахстане постоянно встаёт вопрос о том, каким образом новый президент Токаев справится с управлением неофициальной системой. В старой системе его предшественник Назарбаев выступал в роли главного посредника между региональными группировками и их компаниями.

В свою очередь, нынешний президент Узбекистана Мирзиёев ввёл в отношении международных компаний политику открытых дверей, но, несмотря на все представляющиеся благодаря этому шансы, политические риски для международных предприятий остаются высокими, заключают австрийские эксперты в статье для Der Standard.

* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Der Standard Австрия Европа
теги
Азия ЕАЭС Европа ЕС инвестиции Казахстан Китай конкуренция Новый шелковый путь Россия США таможенный союз торговля Узбекистан экономика
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров