Conversation

Conversation: Россия использует иностранных студентов как инструмент новой холодной войны

Как и во времена холодной войны, Москва усиливает «политизацию высшего образования», пишет автор материала The Conversation Майя Чанкселиани. Привлекая студентов из СНГ, а в перспективе также из Азии, Африки и Ближнего Востока, Россия надеется «создать пророссийские элиты, которые помогут продвижению интересов Кремля» за рубежом, отмечает автор.

Conversation: в поиске своей идентичности Россия не отказывается от имперского мышления

Россия, как пишет обозреватель The Conversation, уже давно представляет собой империю, состоящую из сплошного участка суши, а не из разрозненных заморских территорий, что помогло ей защититься от «постколониальной критики». При этом, по словам автора, на протяжении нескольких столетий Москва сохраняет имперское мышление и не собирается от него отказываться.

Conversation: улучшения в экономике помогут России избежать «столкновения с Западом»

Вопрос о том, как руководство России будет решать насущные экономические проблемы, чрезвычайно важен не только для Москвы, но и для всего мира, пишет обозреватель The Conversation Герхард Шнайдер. По его словам, если российская экономика пойдёт на поправку, то Кремль сможет свернуть с опасного курса на столкновение с Западом.

Conversation рассказал, чего ждать от нового председателя Госсовета Кубы

На Кубе избрали нового председателя Госсовета, им стал Мигель Диас-Канель, который сменил на этом посту Рауля Кастро, пишет обозреватель The Conversation Уильям Леогранде. По мнению автора, от Диас-Канеля пока не стоит ждать никаких решительных перемен, поскольку Компартию Кубы всё ещё будет возглавлять Рауль.

Обозреватель Conversation: английский язык — ахиллесова пята всего мира

Английский язык — в настоящее время самый распространённый язык на планете, однако этот успех даётся дорогой ценой, пишет профессор Бангорского университета Гийом Тьерри в своей статье для The Conversation. В зависимости от того, каким для говорящего является этот язык — родным или вторым, — люди по-разному воспринимают информацию и реагируют на сказанное, что мешает взаимопониманию.

The Conversation: не только американцы считают себя исключительной нацией

Не только США считают себя исключительной державой и необходимой силой, действующей во благо всего мира. Как пишет австралийское издание The Conversation, Россия утверждает то же самое, и подобное чувство основывается на многовековой истории, а также играет ключевую роль в том, как сегодня Россия видит себя на фоне всё более напряжённых отношений с НАТО и Западом.

Conversation поставил отношение России к истории в пример США

Похоже, американское общество расколол вопрос о том, что же делать со статуями конфедератов, поэтому в своей статье для The Conversation Джеймс Глейзер советует США обратить внимание на то, как справляются со своим советским прошлым россияне. Как отмечает автор, некогда пропагандистские символы сегодня превратились в кич и моду, на которые клюют многочисленные туристы. А «павшие статуи» советских вождей, их сторонников и оппонентов, собранные в одном месте, дают полное представление об истории, так почему бы не поступить так же и с памятниками конфедератам?

Conversation: урок Февральской революции для Кремля — потрясений надо избегать любой ценой

Из событий февраля 1917 года российские власти извлекли один главный урок: потрясений такого рода нужно избегать любой ценой, пишет The Conversation. В представлении главы Кремля Владимира Путина, революции носят разрушительный характер и вредят государству. К тому же в стране продвигается абсолютно иной, положительный взгляд на историю, в которой нет места таким «экспериментам».

Conversation: Трампу предстоит «неприятный» выбор между Россией и Китаем

Как пишет The Conversation, США стоят перед трудным выбором: помириться с Россией, чтобы противостоять такой крупной державе, как Китай, или объединиться с Китаем для защиты мирового порядка от его «главного нарушителя» — России. По мнению издания, Китай нанёс больше ущерба интересам США, в то время как угрозы России — «всего лишь уколы». Однако Китай, в отличие от России, не собирается сеять хаос во всём мире.

Conversation: Россия предпочитает доминировать над Ираном, а не подчиняться США

На предстоящей встрече президента Владимира Путина с его иранским коллегой Хасаном Роухани определённые противоречия не станут преградой для дальнейшего углубления сотрудничества, пишет The Conversation. По мнению издания, Россия предпочитает быть доминирующей силой в союзе с Ираном. В то же время Москве не по нраву роль младшего партнёра США в урегулировании сирийского конфликта.

Conversation: в случае демократических выборов Сирия отвернётся от России

Крупнейшие державы, принимающие активное участие в разрешении сирийского кризиса, кажется, согласны на кандидатуру Башара Асада как главы переходного правительства, который сможет обеспечить стабильность в движении страны к демократии. Однако, отмечает автор статьи в The Conversation, в случае проведения в Сирии демократических выборов суннитское большинство избавится от шиитского правительства во главе с Асадом, что повлечёт за собой внешнеполитический разворот страны от России и Ирана в сторону Саудовской Аравии.

Показать еще