Das Erste Оригинал

Das Erste: Евровидение стало конкурсом политических заявлений, хотя по правилам они запрещены

В последнее время всё больше участников хотят использовать международную сцену Евровидения, чтобы передать миру своё послание и ясно обозначить свою позицию, хотя политические заявления запрещены по правилам конкурса. Как сообщает немецкий телеканал Das Erste, на этот раз в центре внимания оказались борьба женщин за свои права и тема этнического угнетения, которую решили подчеркнуть многие участники конкурса, происходящие из семей беженцев.
Das Erste: Евровидение стало конкурсом политических заявлений, хотя по правилам они запрещены
Reuters

В последние годы политические послания играли всё большую роль на Евровидении. В этом году на песенный конкурс повлияли движение Black Lives Matter и #MeToo, отмечает немецкий телеканал Das Erste.

Жангю Макрой, представляющий на конкурсе Нидерланды, которые стали местом проведения Евровидения в этом году, родом из бывшей голландской колонии — Суринама. В его песню включены слова известной суринамской пословицы, появившейся во времена рабства. В свободном переводе она звучит примерно так: «Меня не сломить, даже если ты считаешь меня неполноценным».

Песня, которую исполняет Жангю Макрой, называется Birth Of A New Age и по прогнозам не может претендовать на победу. Но 34-летний исполнитель говорит, что его это не волнует: «То, что я хочу сказать, точно понравится не всем, однако час для этого пробил». По его словам, его вдохновило протестное движение Black Lives Matter.

Сам факт того, что малоизвестный креольский язык сранантонго, формирование которого складывалось под африканским, английским, нидерландским и португальским влиянием, благодаря этой песне услышат миллионы людей в разных странах мира, — важная веха, считает писательница и директор музея в Суринаме Кристине ван Рассел-Хенар. По её словам, этот креольский язык обладает долгой историей притеснения и стигматизации.

Если в прошлые годы многие страны делали на Евровидении ставку на большое шоу со сменой костюмов, акробатическими номерами, броской хореографией и световыми эффектами, то теперь многие участники хотят передать своё послание миру. В этом году многие артисты сделали акцент на своём происхождении.

Так поступил и шведский участник Туссе, отмечает Das Erste. На самом деле 19-летнего исполнителя зовут Тусин Микаэль Чиза, он попал в Швецию как беженец из Конго в возрасте восьми лет. Выступать на конкурсе он будет с песней Voices, что означает «голоса», которые в сопроводительном видео поднимают на сцене темнокожие люди — против угнетения и ненависти. На предварительном прослушивании в Швеции песня имела грандиозный успех, и эксперты Евровидения считают, что Туссе финиширует в крепких середняках.

Маниже из России тоже не чужда тема беженцев: исполнительница родилась в Таджикистане, ещё ребёнком приехала вместе с родителями в Москву в качестве беженцев. Её рэп-песня Russian Woman с фольклорными элементами клеймит домашние насилие в России, утверждает немецкий телеканал. По словам корреспондента, Манижа также поёт о том, что надо «бороться, а не молиться» и «взять свою судьбу в собственные руки».

Как отмечает Das Erste, за это певицу резко раскритиковали у неё на родине: следственный комитет провёл проверку текста песни, а ортодоксальные христиане требовали отстранить её от участия в конкурсе. Однако Манижа будет выступать. Она хочет использовать возможность появиться на большой международной сцене — смотреть Евровидение по телевизору будут почти 100 млн зрителей.

О роли женщин и об их силе идёт речь и в песнях из Латвии, Азербайджана и Мальты. Последняя посвятила свою песню «всем тем женщинам в мире, которые чувствуют себя оставленными на обочине». «Мы справимся, если мы верим в нас», — такой посыл несёт в себе мальтийский номер.

Представитель Германии Йендрик Зигварт тоже считает, что это хорошо, когда артисту есть, что сказать, в том числе на Евровидении. Этот песенный конкурс, по его мнению, — нечто намного большее, чем боа с перьями и дым-машины. Он сам исполняет свою позитивную песню под укулеле, но при этом в ней заложен свой посыл: «Я не испытываю ненависти».

Это призыв не давать места ненависти — неважно, в интернете или в реальной жизни. «Когда я написал эту песню, я сам был жертвой кибермоббинга. Я хотел бы выразить идею о том, что ненависть раскалывает нас, и лучше сохранять диалог», — пояснил немецкий исполнитель.

Между тем, Евровидение хочет быть конкурсом вне политики, отмечает Das Erste. Тексты, воззвания и жесты политического характера запрещены, сказано в правилах. Белоруссия была исключена за то, что её номер, по версии организаторов, нарушал это правило, а с точки зрения критиков, высмеивал оппозицию в стране. Однако заявить о своей позиции на Евровидении, напротив, возможно, и за прошедшие годы такое случалось неоднократно, напоминает немецкий телеканал.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Das Erste Германия Европа
теги
беженцы Белоруссия Германия Евровидение Европа конкурс музыка Нидерланды Россия феминизм Швеция
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров