Forbes Оригинал

Forbes: Литва опасается «белорусского Чернобыля» — но ею движет вовсе не забота об экологии

Белорусская АЭС проекта «Росатома», которая в скором времени начнёт работать, вызывает немалую обеспокоенность соседней Литвы, опасающейся того, что станция станет Чернобылем XXI века, пишет Forbes. Однако, как отмечает журнал, дело оказалось не совсем в экологии, так как белорусская атомная энергия будет обходиться Европе гораздо дешевле литовского СПГ, притом что утверждения о большой опасности АЭС никак нельзя назвать состоятельными.
Forbes: Литва опасается «белорусского Чернобыля» — но ею движет вовсе не забота об экологии
Reuters

Европа опасается атомной энергии — по разным причинам. Что же касается Литвы, то атомная энергетика грозит её очень дорогому заводу по сжижению газа потерей доли рынка. Для других же вопрос атомной энергии — это вопрос безопасности и «зелёной» политики, пишет Forbes.

Поэтому учитывая, что Белоруссия вот-вот включит АЭС на границе с Литвой, некоторые страны в Европе «схватились за ножи».

В ЕС ядерная энергетика постепенно начинает терять свою привлекательность. Немалую роль здесь играет память о катастрофе на японской Фукусиме, которая в 2011 году пострадала от цунами. Как это ни парадоксально, но та гигантская волна оказала на Европу более сильное влияние, чем на Японию, которая вскоре открыла практически все свои АЭС.

В результате этого инцидента Германия полностью отвернулась от атомной энергетики: предполагается, что Берлин полностью закроет свои станции к 2023 году. При этом Берлин собирается сделать ставку на природный газ, солнечную энергию и ветер.

В тех местах, где спрос на электроэнергию не растёт — в частности, это касается стареющих европейских городов, а также Литвы, — любой новый источник электричества увеличивает накал конкуренции между поставщиками.

Атомная энергия играет важную роль в 13 из 27 стран ЕС: на её долю приходится почти 26% всей электроэнергии, производимой в союзе. Каждая страна вольна в выборе источников электроэнергии. ЕС же регулирует безопасную утилизацию ядерных отходов, которая является любимой темой противников атомной энергетики.

«Ядерные отходы остаются на месте производства. Их не пускают на ветер», — успокоил основатель Environmental Progress и сторонник ядерной энергетики Майкл Шелленбергер.

Когда-то Франция была главным защитником атомной энергии во многом потому, что у неё была своя версия «Росатома». Однако следуя в кильватере «зелёной» политики, Париж согласился сократить своё «атомное присутствие».

«Проблема с солнечной энергией и ветром при замещении ими природных ископаемых и атомной энергии в том, что им требуется много земли и намного больше распределительных линий, — отметил  Шелленбергер. — Нужны тонны солнечных установок, при этом их мощность нестабильна, поэтому они полагаются на российский природный газ».

И именно здесь на сцену выходит Белоруссия. Их АЭС, управляемая «Белэнерго», полностью основывается на технологиях «Росатома». Её строили на протяжении многих лет, и в этом году её планируют подключить к сети. Литва же не хочет, чтобы эта станция оказалась рядом с ней, а также не желает, чтобы её соседи пользовались белорусской АЭС как источником электроэнергии.

Белоруссия, в отличие от Литвы, в ЕС не входит, но с учётом своего расположения Минск попросил у Брюсселя поддержки, с тем чтобы удостовериться, что они соблюдают все стандарты безопасности.

«Росатом» — это один из крупнейших в мире производителей атомных реакторов. Литва же из кожи вон лезла, чтобы похоронить белорусский проект, утверждая, что он не безопасен; что станцию строят в районе, подверженном землетрясениям; что это плохо для региональной энергобезопасности и что реактор — российский.

Литва вспомнила о так называемом «Гудогайском землетрясении», которое произошло на ферме неподалёку от белорусской АЭС в 1908 году. Сила этого землетрясения неизвестна, притом что она нанесла нулевой ущерб близлежащим зданиям, а единственными известными свидетелями этого катаклизма оказались два местных фермера.

«Аргумента безопасности будет недостаточно», — констатирует Forbes.

Между тем, много лет назад Литва вложила немалые деньги в завод по сжижению газа в Клайпеде. Строительство белорусской АЭС означает в будущем поставки более дешёвой энергии, которую можно экспортировать в близлежащие страны. Более того, в теории АЭС способна вообще выбить Литву с рынка. Именно поэтому литовские власти не жалеют сил, чтобы отвадить страны от белорусской энергетики.

Тем не менее Литва утверждает, что она выступает против проекта вовсе не по экономическим причинам. «Нельзя сказать, что это необычно или немыслимо, чтобы страны поднимали тему безопасности АЭС, строящейся в соседней стране, особенно когда она располагается неподалёку от границы», — считает научный сотрудник Джанет Накано. По словам одного из выдающихся специалистов по восточноевропейскому энергорынку и России Сийбрен де Йонга, этот проект — «мина замедленного действия». Но так ли это?

Проект «Росатома» — это водо-водяной реактор, который считается самой распространённой и, в исторической перспективе, самой безопасной атомной технологией. За 65 лет с ним не произошло ни одного инцидента, грозящего радиоактивной катастрофой.

При этом реактор ВВЭР – 1200 построили в крайне разборчивой стране ЕС — Финляндии. Не так давно Китай решил сменить флагманский реактор производства Westinghouse на российский ВВЭР – 1200, а в июне 2019 года его последнюю модификацию сертифицировал ЕС.

Более того, Белоруссия пригласила на АЭС европейских специалистов, чтобы те провели стресс-тестирование проекта на землетрясения, наводнения и прочие природные катаклизмы. В целом АЭС получила позитивную оценку. Станцию, по словам посольства Литвы, в июле 2018 года посетили и литовские чиновники. Тем не менее посольство не уточнило, что именно они там увидели.

«Даже если опасения Литвы по поводу «нового Чернобыля» были бы искренними (во что верится с трудом, так как эта страна десятилетиями пользовалась собственным реактором чернобыльского типа, и в 2008 году на референдуме выступила за его сохранение, несмотря на требования ЕС его закрыть), на риск разрушения следует взглянуть в более широком контексте», — отмечает журнал.

По данным ВОЗ, печально известная катастрофа 1986 года привела к 4 тыс. преждевременных смертей на протяжении нескольких десятилетий. При этом львиную долю электричества Литва импортирует из стран, которые полагаются на уголь — который приводит к 22 300 преждевременным смертям в год.

«Только бизнес. Литве надо защищать собственный энергорынок, и это превратило их в видимых противников атомной энергетики», — полагает Forbes.

С самого начала парламент Литвы договорился бойкотировать любое электричество, поступающее с этой белорусской АЭС. Более того, в прошлом октябре президент Литвы попытался заставить ЕС объявить этот проект проблемой для белорусского суверенитета, указывая на то, что независимость Белоруссии от России имеет большое значение для национальной безопасности Вильнюса.

Белоруссия, объясняет Forbes, и так на 90% зависит от российского природного газа. АЭС же — это способ для Минска выбраться из-под пяты «Газпрома». Предполагается, что АЭС снизит объём спроса на газ на 5 млрд м3 в год.

«Вот и всё: главная причина, почему Литва пытается помешать любому возможному транзиту электроэнергии из Белоруссии через эту страну плюс Польшу, Латвию и Эстонию, — это доля энергорынка», — подчёркивает журнал.

Литва вложила почти  €500 млн в попытку стать поставщиком СПГ для ЕС якобы для того, чтобы отвадить своих соседей от России. Однако её партнёры по ЕС во главе с Германией работают вместе с «Газпромом», чтобы проложить второй газопровод в обход Литвы. При этом литовский СПГ дороже как российского газа, так и белорусской атомной энергии. По словам нескольких источников, Литве однажды даже пришлось заставлять собственные компании покупать норвежский и американский СПГ, чтобы завод в Клайпеде продолжал работать.

Как это ни парадоксально, Литве пришлось ликвидировать свою единственную АЭС советской эпохи в качестве условия для вступления в ЕС в 2009 году. Тогда единственный реактор покрывал 80% потребности страны в электричестве.

«Учитывая, что Вашингтон не сумел остановить немецко-российскую коалицию по прокладке «Северного потока — 2», маловероятно, чтобы кто-то помимо политиков в Вильнюсе запретил Белоруссии строить атомный реактор или продавать электричество соседям по ЕС», — подытоживает Forbes.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Forbes США Северная Америка
теги
АЭС Белоруссия Европа ЕС конкуренция Литва Росатом энергетика
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров