Die Welt Оригинал

Welt: обвиняемый в суде экс-охранник концлагеря не отрицает, что знал об уничтожении евреев

В этот четверг в Гамбурге проходит судебное заседание по делу 93-летнего немца Бруно Д., который был охранником в концлагере Штуттгоф и обвиняется в пособничестве массовым убийствам евреев. Как сообщает немецкая газета Die Welt, он не отрицает, что ему было известно об уничтожении людей в лагере, но винит во всём Гитлера. Когда Бруно Д. вступил в ряды СС, ему было 17, поэтому процесс против него начал суд по делам несовершеннолетних.
Welt: обвиняемый в суде экс-охранник концлагеря не отрицает, что знал об уничтожении евреев
Reuters

Мать и дочь стояли в очереди, которая вела в газовую камеру, — мать погибла, дочь была спасена. Это произошло в концентрационном лагере Штуттгоф к востоку от Данцига (нынешний Гданьск), и в этот четверг в Германии проходит судебное слушание по делу охранника этого лагеря, сообщает немецкая газета Die Welt.

Дождливым октябрьским днём 2019 года Бен Коэн прилетел в Гамбург — спустя почти 75 лет после того, как его прабабка Мина Бекер погибла в газовой камере концлагеря Штуттгоф. Он прибыл в Германию из Нью-Йорка, чтобы присутствовать на судебном процессе против Бруно Д., подозреваемого в соучастии в 5230 убийствах, пишет Die Welt.

Джуди Майзель, дочь Мины Бекер и бабушка Коэна, пережила концлагерь. Сейчас ей 91 год, и она выступает в этом процессе на стороне обвинения. Однако пожилая женщина уже не может совершать дальние поездки. Она живёт в доме престарелых в Миннеаполисе, и вместо неё в Гамбург приехал её внук. «Я чувствую себя обязанным быть здесь и представлять её», — прокомментировал он своё решение.

Как отмечает издание, это, возможно, последний раз, когда соучастник немецкого холокоста предстаёт перед судом. В прокуратурах разных земель Германии сейчас ведётся более 25 расследований нацистских преступлений, но обвинения в последнее время уже не выдвигаются. Бруно Д. относится к числу последних ещё живущих и достаточно здоровых лиц, чтобы выдержать судебный процесс.

Ему, жителю Гамбурга, сейчас 93 года. В концлагере Штуттгоф он состоял в караульной службе СС. Ему было примерно столько же лет, сколько Джуди Майзель, когда её отправили в лагерь. Стрелок СС Бруно Д. дежурил на караульных вышках и сопровождал рабочие бригады. Не исключено, что однажды он видел молодую женщину из Литвы, хотя, возможно, этого и не было, рассказывает немецкая газета.

Для обвинения это не имеет значения. Согласно заявлению прокуратуры, сама по себе деятельность в качестве охранника в лагере является соучастием в убийствах, различными способами производившихся в концентрационном лагере. Люди в Штуттгофе погибали от голода и пуль, истощения, газа и болезней. Многие из 100 тыс. жертв, преимущественно евреев, погибли там мучительной смертью.

Бруно Д. был там, когда туда прибывали и погибали там люди, которых нацистское государство постановило уничтожить. Он был вооружён и, что вменяется ему в вину, тем самым пособничал массовым убийствам и вместе с другими эсэсовцами сделал их возможными.

Обвиняемый этого не отрицает, подчёркивает издание. На допросе он подтвердил, что ему было известно об «уничтожении евреев». Однако ему было 17, когда он надел форму СС, поэтому дело против 92-летнего немца в Гамбурге начала палата по уголовным делам несовершеннолетних, отмечает Die Welt.

Как сообщается в статье, Бен Коэн — автор фильмов. Он хочет снять документальный фильм о последнем процессе против нацизма в Германии. Коэн посещал процесс против Йоханна Р. в Мюнстере, начавшийся примерно около года назад, но обнаружил, что сам стал привлекать внимание СМИ. В зале суда не найти практически никого из выживших, и он как их представитель в третьем поколении зачастую оказывается единственным, с кем могут пообщаться журналисты.

В его семье историю его бабушки и её семьи в холокост никогда не забывали, ему много об этом рассказывали. Коэн создал в интернете сайт, на котором пересказывает историю своей бабушки. «Мы увидели, к чему может привести ненависть, и что нужно противиться ей и восставать», — отмечает он.

Его бабушка Джуди Майзель годами выступала перед школьниками с докладами, без прикрас рассказывая о годах в гетто в Ковно и неделях, которые она провела в Освенциме и Штуттгофе. Она раз за разом рассказывала свою историю в надежде поспособствовать тому, чтобы нечто подобное никогда не повторилось. Коэн, по его собственным словам, хочет продолжить её дело.

Он не возлагает слишком больших надежд на нынешний судебный процесс. «Наш адвокат Корнелиус Нестлер предупредил нас, что дело может вообще не начаться или быть прервано до завершения из-за недееспособности обвиняемого», — рассказал Коэн. Однако для него суть не в том, чтобы довести дело до тюремного заключения: «Я хочу, по крайней мере, знать, что он делал и думал».

С точки зрения Коэна, справедливо, что Бруно Д. должен предстать перед судом, несмотря на свой возраст. «Конечно, это человечно иметь сострадание к старому человеку, — признаёт он. — Но, чтобы это прояснить, мне его не жаль. Он был соучастником одного из самых ужасных преступлений против человечности, которые когда-либо совершались, и за это он должен понести ответственность».

Почему только сейчас — это вопрос, ответить на который должны сами немцы, считает Коэн. Он обратил внимание на то, что лет 10 или 20 назад на его месте в зале суда сидела бы его бабушка, а не он.

Джуди Майзель выжила, хотя должна была погибнуть в газовой камере. 21 ноября 1944 года она стояла возле своей матери в очереди перед зданием, где находились газовая камера и крематорий, когда надзиратель подозвал её к себе и спас от смерти. Она так никогда и не узнала, почему он это сделал. Это было одно из тех совпадений, счастливых случайностей или, возможно, человеческих порывов, которые пронизывают истории жизни тех, кто пережил концлагеря. Это невероятное везение понадобилось им для того, чтобы сохранить хотя бы шанс в последний момент ускользнуть от запущенного механизма смерти, пишет Die Welt.

Дистанция в пространстве и времени, которая долго держала холокост вдали от Бена Коэна и его семьи, в этот четверг сократилась в Гамбурге, где обвиняемому старику приходится снова встретиться со своим прошлым и вспомнить о горах тел, запахе сожжённых трупов и тощих фигурах на пути в газовую камеру.

На допросе Бруно Д. сказал, что ему было жаль евреев, но вина за их гибель лежит на Гитлере и его партии. В его семье, в отличие от семьи Коэна, об этих временах говорить никогда не любили, — это следует из записей допроса.

Бен Коэн хочет знать, о чём готов рассказать Бруно Д. Возможно ли вообще говорить о подобном чётко и открыто 70 лет спустя, и насколько глубоко люди, которые тогда властвовали над жизнью и смертью других, должны были похоронить в себе воспоминания о концлагерях, чтобы относительно спокойно спать ночами? Не мучает ли их совесть? Или, может быть, они действительно верят, что во всём был виноват исключительно Гитлер?

Во время своего недельного пребывания в Гамбурге Бен Коэн остановился в апартаментах, на улице перед которыми в тротуар вмонтирована небольшая золотая пластина — мемориальный камень в память об убитых евреях, когда-то проживавших в этом доме. «Это действительно один из самых замечательных памятников, — считает потомок женщины, пережившей пребывание в концлагере. — Он напоминает мне о том, что здесь когда-то тоже жили евреи, прежде чем пришли нацисты».

Процесс против Бруно Д. должен завершиться до декабря 2019 года, сообщает Die Welt.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Die Welt Германия Европа
теги
антисемитизм Германия концлагерь нацизм расследование суд убийство холокост
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров