Foreign Policy Оригинал

Foreign Policy: из-за увядания империи США европейская армия становится всё ближе к реальности

При Дональде Трампе Америка отказывается от своих имперских амбиций и перестаёт быть надёжным партнёром для остальных членов НАТО, пишет обозреватель Foreign Policy Азим Ибрагим. По его словам, в таких условиях европейским лидерам приходится задумываться о создании единой армии, и ключевые страны ЕС — Германия и Франция — уже активно работают в этом направлении.
Foreign Policy: из-за увядания империи США европейская армия становится всё ближе к реальности
Reuters

Придя в Белый дом, Дональд Трамп начал воплощать своё видение нового мира. В этом мире Вашингтон больше не хочет быть «мировым жандармом», НАТО объявляется бесполезным, политическая нестабильность используется в качестве инструмента, чтобы получать контрибуции и торговые уступки от партнёров, а сторонники президента «считают Кремль более близким союзником и другом, чем американца из противоположной партии», пишет на страницах Foreign Policy сотрудник Института стратегических исследований армии США Азим Ибрагим.

По его словам, ещё четыре года назад всё описанное выше выглядело бы как «малоубедительная затравка» какого-нибудь фантастического фильма об альтернативной истории. Но сегодня этот мир стал реальностью.
 
«Поэтому лидеры ЕС уже думают о том, как справиться со сценарием, при котором им приходится иметь дело с возрождающейся империей на востоке, и увядающей, к тому же более недружественной, сверхдержавой на западе. В таких условиях может впервые возникнуть настоящая европейская армия», — считает аналитик.     
 
На его взгляд, вопрос о будущем НАТО в «постамериканском мире» для Европы стоит особенно остро. Сам альянс больше всего напоминает древнегреческую Делийскую лигу, которая сегодня в основном известна как «Афинская империя». Формально участники этого союза были равны, хотя, разумеется, последнее слово в нём оставалось за афинянами.
 
Точно так же политическая реальность после Второй мировой потребовала, чтобы Соединённые Штаты как «лидер свободного мира» представили НАТО  в качестве этакого союза взаимной выгоды между равными партнёрами. Хотя Америка, подобно Афинам, была господствующей военной силой в этом партнёрстве и играла в нём первую скрипку.
 
«Действующая администрация США явно не хочет больше платить за свою империю. Она считает, что пришло время заработать на строении, созданном предыдущими поколениями, даже если — или, возможно, особенно если  в процессе это приведёт к его разрушению», — рассуждает Ибрагим.
 
У Соединённых Штатов по-прежнему есть военные базы по всему миру и значительные силы на восточных границах НАТО, поэтому они могут вмешаться, чтобы остановить, например, «прямую военную агрессию против членов альянса со стороны возрождающейся России». Вашингтон всё ещё может по своему усмотрению проецировать мощь в регионе.  Но если европейские страны НАТО не могут знать наверняка, что Соединённые Штаты придут к ним на помощь при любых обстоятельствах, они должны начать серьёзно относиться к идее собственной защиты.
 
По сути, Трамп «предоставил Европе политическую независимость». Лидеры континента, в первую очередь президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель, осознали новую реальность «с быстротой, которая должна встревожить политиков в Вашингтоне», полагает автор статьи.
 
Он утверждает, что некоторые европейские круги, особенно во Франции, давно стремились создать континентальные Вооружённые силы. Новая армия должна быть достаточно мощной, чтобы предоставить ЕС уровень автономии в международных делах, который соответствовал бы его населению и экономическому развитию.
 
Франция постоянно «преодолевает искушение» полностью переложить свою безопасность на американцев, поддерживая уникальную и определённую степень независимости даже внутри НАТО. Страна обладает собственной высокоразвитой военной промышленностью и проводит операции, особенно во франкоязычной части Африки, «без чьего-либо разрешения», обращает внимание Ибрагим.
 
«Французская армия почти всегда где-нибудь воюет, официально или неофициально. Париж координирует европейские оборонные проекты, если он оказывается не в состоянии поддерживать работу целого сектора самостоятельно, как в случае авиации (Airbus) и космоса (Европейское космическое агентство)», — отмечает эксперт.
 
Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно Франция первой призвала к формированию европейской армии. Интересно другое: с ней согласно большинство остальных западноевропейских стран. И что самое важное, с ней согласна Германия. Предложение Парижа поддерживает немецкий канцлер, экс-министр обороны ФРГ и новый президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, преемница Меркель в Христианско-демократическом союзе и даже главная левоцентристская партия.
 
Последнее особенно необычно — левые Западной Германии всегда были самыми ярыми противниками любых военных инициатив по очевидным историческим причинам. Но европейская армия позволила бы Берлину демонстрировать свою мощь, «не ввязываясь в конституционный и политический беспорядок с перестройкой самого бундесвера», поясняет автор статьи.
 
«Существует традиционное разделение ролей. Франция  мускулы, Германия  деньги. Союз этих двух в корне меняет правила игры», — считает Ибрагим.
 
Вместе с тем, по его мнению, говорить о создании единой континентальной армии, как о свершившемся факте, пока рано. Основная проблема в том, что существуют разные взгляды о сути европейского блока. Так, британцы видят в ЕС в первую очередь экономический проект, который, к их сожалению, имеет политический аспект. Другие всегда считали ЕС политическим проектом, основная цель которого сохранить мир на континенте, а экономическая интеграция — лишь способ добиться этого. Для третьих союз — не более чем платформа для сотрудничества между суверенными государствами.
 
Те, кто рассматривает национальное государство как естественную единицу суверенитета, будут крайне осторожно относиться к любому предложению европейской армии. Фактически единственный способ создать такую армию — позволить отдельным государствам-членам сохранить свои собственные отдельные вооружённые силы с полной оперативной автономией и иметь право вето на всё, что европейские силы могут захотеть сделать.
 
Но если сделать так, то европейская армия будет в значительной степени бессмысленным проектом. Когда для согласования курса по таким чувствительным вопросам, как война и мир, требуется единодушное согласие всех 28 членов, ни о каких быстрых и эффективных действиях не может идти и речи.
 
«Даже вне этого неуклюжего националистического отряда, какова вероятность того, что такие страны, как Швеция или Финляндия, проголосуют за войну при любых обстоятельствах, исключая прямое российское вторжение? Затем возникнут неизбежные межгосударственные споры о проведении операций: каждая страна захочет избежать того, чтобы её войска служили на передовой, и каждая страна будет стремиться к тому, чтобы оказывать техническую поддержку  на расстоянии», — рассуждает автор статьи.
 
Как бы то ни было, представителям «американской империи» и Пентагона не стоит расслабляться. Ведь, хотя сами европейцы инстинктивно попытались сформировать единые вооружённые силы в рамках институциональной основы Европейского союза, по сути, ничего подобного для воплощения этого проекта не требуется.
 
Формирование европейской армии в соответствии с базовыми договорённостями ЕС потребовало бы изменений в его договоре, которые должны были бы быть приняты всеми правительствами и законодательными органами в 28 странах. Создание армии по такому пути уже почти невозможно.
 
Между тем в начале этого года Франция и Германия подписали предварительный договор, который направлен на создание «общей военной культуры». И это соглашение никак не связано с ЕС. Иными словами, две «ключевые европейские державы уже начали движение», уверяет эксперт.
 
Он не сомневается, что небольшие западноевропейские страны — Бельгия, Нидерланды и Люксембург — добровольно присоединятся к любым франко-германским инициативам по мере их реализации. Пока проект будет набирать обороты и укреплять свой авторитет, к нему примкнут большинство членов ЕС. В конечном итоге единая армия, возможно, станет составной частью Евросоюза, но это уже будет иметь второстепенное значение для её создания.
 
«Пока делать какие-либо выводы рано, но сейчас существует политическая воля, чтобы воплотить эту идею. И пока Россия продолжает обострять ситуацию на востоке, а Соединённые Штаты остаются ненадёжным союзником на западе, эта решимость сохранится. Если она сохранится достаточно долго, то Европа станет не просто континентом. Она будет военной державой под стать своему экономическому влиянию», — заключает Азим Ибрагим.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Foreign Policy США Северная Америка
теги
Ангела Меркель армия Германия Дональд Трамп НАТО Россия США Урсула фон дер Ляйен Франция Эммануэль Макрон
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров