Le Figaro Оригинал

Le Figaro: разногласия среди правых мешают им создать «суперфракцию» в Европарламенте

Крайне правые партии могут получить на грядущих выборах в Европарламент до четверти мест и намерены отныне влиять на европейскую политику изнутри, сообщает Le Figaro. Задачу объединить различные движения правого толка для создания «суперфракции» взяли на себя Марин Ле Пен и Маттео Сальвини, однако успех этой миссии не гарантирован, отмечает издание. По словам газеты, различия между ними столь глубоки, что преодолеть их будет непросто.
Le Figaro: разногласия среди правых мешают им создать «суперфракцию» в Европарламенте
Reuters

В Брюсселе, куда Марин Ле Пен приехала для встречи со своими «друзьями» из партии «Фламандский интерес», её встречала толпа, рассказывает Le Figaro. Именно здесь лидер французских праворадикалов представила журналистам идею «суперфракции», которая должна появиться в Страсбурге после выборов в Европарламент. С этой целью глава «Национального объединения» оправляется в путь — на следующей неделе она посетит Прагу, Софию, Брюссель и Братиславу, чтобы собрать вокруг себя единомышленников.

Не отстаёт от Ле Пен и министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини. Несмотря на то, что его партии светит значительное усиление по результатам выборов в Европарламент, политик «не щадит сил» для создания вышеупомянутого «альянса народов и наций». Как сообщает издание, к ним присоединился и Виктор Орбан, чьё членство в Европейской народной партии было приостановлено, но не отменено. Всё это свидетельствует о росте волнения и соперничества в рядах европейских крайне правых.

По инициативе Сальвини на 18 мая в Милане назначена масштабная встреча, на которой итальянский вице-премьер мечтает увидеть вместе и венгерского премьера, и главу польской партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского.

По мнению директора Обсерватории радикальной политики Жана-Ива Камю, стратегия Сальвини ясна: «Он хочет сплотить националистов и консерваторов-евроскептиков, находящихся у власти в Епропе». Однако, как утверждает эксперт, успех этой миссии не гарантирован.

Националисты ожидаемо упрочат свои позиции в Страсбурге по итогам выборов, замечает газета. Согласно прогнозам, они могут получить до 180 кресел в Европарламенте — то есть четверть всех имеющихся, — продолжив путь, начатый «прорывом» в 2014 году. При этом многие из европейских праворадикалов отныне хотят влиять на решения изнутри. Речь больше не идёт о выходе из Евросоюза или отказа от единой валюты, поскольку граждане слишком привязаны к ним.

«Многие праворадикальные партии сегодня являются членами правящих коалиций. Традиционные партии правого толка помогли им стать нормой, и теперь они чувствуют, что могут изменить ЕС вместо того, чтобы покидать его», — поясняет нидерландский политолог Кас Мудде. Однако, как замечает специалист, для влияния им необходимо объединиться или, по крайней мере, попытаться сойтись во мнениях.

По словам Le Figaro, сегодня европейские националисты крайне раздроблены. Если отбросить общее сопротивление миграции, которое и принесло им успех, «они представляют собой мозаику невероятной сложности». На данный момент в Европейском парламенте они представлены четырьмя фракциями: «Европа наций и свобод», в которую входят французское «Национальное объединение» и итальянская «Лига», «Европейские консерваторы и реформисты», в принявшая в свои ряды как польских членов партии «Право и справедливость», так и британских «тори», необычное, «техничное и оппортунистское» объединение «Европа за свободу и прямую демократию», в котором сошлись британский идеолог брексита Найджел Фаррадж и члены итальянского «Движения пяти звёзд», к ним можно прибавить независимых депутатов, среди которых можно найти сторонников греческой партии «Золотая заря», а также венгеркой партии «Фидес» под предводительством Виктора Орбана. Кроме того, помимо этих тяжеловесов существует «несметное число» других политических образований, подчёркивает Le Figaro.

Именно это многообразие, напоминающее «постоянно меняющуюся галактику», и позволяет брюссельским наблюдателям утверждать, что националисты и полулисты правого толка не смогут договориться по причине неспособности отказаться от собственных интересов ради всеобщего консенсуса.

«Линий раскола» великое множество: между сторонниками России иСША, между «ультралибералами» стран Балтии и протекционистами вроде Марин Ле Пен, между ультраконсерваторами в отношении нравственности и теми, кто равнодушен к религии, между теми, кто, во главе с Сальвини, выступает за распределение мигрантов по странам ЕС и теми, кто, как Орбан, не хочет их у себя принимать.

Как отмечает директор Фонда политических инноваций Доминик Рейнье, в принципе, отсутствие жёсткой доктрины позволяет популистам сформировать общую фракцию, однако часто они сталкиваются с ограничениями национального характера. Одним из таких ограничений выступает историческая близость страны к России или США, и такие блоки как «Европа наций и свобод» и «Европейские консерваторы и реформисты» были сформированы на её основе. Если первая очевидно придерживается пророссийских взглядов, то вторая объединяет атлантистов.

По мнению газеты, без сомнений именно по этой причине встреча Маттео Сальвини с Ярославом Качиньским в Польше закончилась неудачей, и вероятно, поэтому итальянский вице-премьер в последнее время старается дистанцироваться от Кремля и сблизиться с Дональдом Трампом.  

Помимо этого существуют и другие противоречия, касающиеся, к примеру, отношения к еврозоне или вопроса о том, кто должен встать во главе нового объединения. К большому разочарованию Марин Ле Пен, «только французы считают, что Орбан и Сальвини не принадлежат к мейнстриму», — замечает Рейнье.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Le Figaro Франция Европа
теги
Венгрия Виктор Орбан выборы Европейский парламент Италия Марин Ле Пен Маттео Сальвини Польша Франция
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров