Slate Оригинал

Slate: Белый дом «тайно» общался с Кремлём ещё при Кеннеди

В том, что президент США пытается найти обходные каналы связи с Москвой, нет ничего необычного, пишет в своей статье для Slate американский историк Тимоти Нафтали. По его словам, в начале 1960-х годов именно подобные «тайные контакты» с Советским Союзом помогли братьям Кеннеди избежать множества геополитических катастроф и, в частности, добиться мирного исхода Карибского кризиса.
Slate: Белый дом «тайно» общался с Кремлём ещё при Кеннеди
Reuters

Однажды в начале декабря один из московских агентов в США, работающий под прикрытием журналиста «Известий», сообщил о встрече с «ближайшим советником» избранного президента. Тот искренне надеялся, что отношения Москвы и Вашингтона улучшатся. Он заверил, что выражает не только своё личное мнение, но и мнение будущего американского лидера, пишет на страницах Slate историк Тимоти Нафтали. 

Нет, речь не идёт об экс-советнике Белого дома, генерал-лейтенанте Майкле Флинне, деятельность которого сейчас расследует ФБР. Не касается это и Джареда Кушнера, зятя Дональда Трампа, который, по сведениям The Washington Post, предложил создать «секретный канал связи» российскому послу Сергею Кисляку. Встреча, о которой рассказывает автор статьи, произошла в 1960 году, а упомянутым «ближайшим советником» был брат избранного президента Роберт Кеннеди.
 
По словам Нафтали, нет ничего необычного в том, что русские хотят установить контакты с представителями будущего главы Белого дома, особенно когда между двумя странами существует напряжённость. Как нет ничего удивительного и в том, что американская администрация использует обходные каналы, чтобы узнать о целях противоборствующей стороны.
 
Однако, подчёркивает историк, декабрь 1960-го отличался от декабря 2016-го. Весьма вероятно, в первом случае встреча состоялась по просьбе русских, а не американцев. Она не являлась засекреченной и была зафиксирована в журнале регистрации телефонных разговоров Роберта Кеннеди. И он, несмотря на свою в целом ободряющую речь, не давал каких-либо обещаний и не «строил козни» уходящей администрации Эйзенхауэра.  
 
По мнению Нафтали, Москва поступила мудро, уделив основное внимание брату избранного президента. В конце концов, он оказался замешан в историческом «закулисном общении» с Кремлём, которое происходило значительно позже инаугурации. И три года спустя эти контакты будут раскрыты администрацией Кеннеди как «дальновидная и патриотическая инициатива».
 
Начало «русскому заговору» было положено уже после президентской кампании. Летом 1960-го советский МИД и КГБ в основном полагались на общедоступную информацию, чтобы получить представление о том, каким президентом станет Джон Кеннеди в случае его победы.   
 
Советские дипломаты относились к Кеннеди «с бóльшим пренебрежением», чем КГБ. Они сомневались, что кандидат от демократов «обладает необходимыми качествами, чтобы стать выдающимся человеком». Москву беспокоило и то, что слишком большое влияние на будущего президента оказывал его отец Джозеф, миллионер-консерватор и бывший глава Государственной комиссии по ценным бумагам.
 
Спецслужбы СССР изначально допускали, что Кеннеди может оказаться «более изобретательным» в вопросе отношений двух стран. Но, очевидно, ни одно из ведомств не могло подтвердить свои теории о Кеннеди или его советниках до ноября.
 
После выборов МИД и КГБ параллельно обратились к внутреннему кругу Кеннеди, чтобы узнать о будущем лидере свободного мира. И встреча Роберта с тайным агентом в декабре 1960-го года, по-видимому, была попыткой советской разведки «добыть у избранного президента приглашение на саммит и доставить его на блюдечке с голубой каёмочкой в Кремль».
 
Хотя братья Кеннеди были новичками в делах Белого дома, их было нелегко удивить советским вниманием и они очень аккуратно относились к этим попыткам вступить в переговоры. В результате избранный президент не стал давать обещания, как можно скорее провести саммит, но не исключил его проведение. При этом Роберт предупредил Москву, что она не должна «испытывать» будущую администрацию по вопросу Берлина, который символизировал для нового правительства Вашингтона его приверженность обороне Запада.    
 
Однако после провалившегося свержения Фиделя Кастро и усиления просоветского повстанческого движения в Лаосе братья Кеннеди решили использовать «любовь русских к тайным каналам связи». С конца мая 1961 года и в течение последующих 19 месяцев Роберт встречался с офицером ГРУ Георгием Большаковым «поразительно часто»  по меньшей мере 35 раз. На этих встречах он от имени брата выражал надежду на разрядку отношений двух сверхдержав.
 
Неудивительно, что пресса и общество ничего не знали об этих встречах. Но Кеннеди держал большинство из них в тайне даже от своей администрации. Советник президента по вопросам национальной безопасности Макджордж Банди узнал о масштабах этих переговоров только спустя 30 лет.
 
«Роберт часто встречался с советским агентом в своём кабинете в здании Минюста. ФБР, возможно, что-то пронюхало об этих встречах с глазу на глаз, но ЦРУ пребывало в неведении»,  утверждает автор статьи. 
 
Между тем эти усилия показывают, что Джон Кеннеди был не столь воинственным, как казалось по его публичной риторике. Напротив, он оказался намного миролюбивее американского общества.
 
«Он, несомненно, был противником коммунизма и не доверял прокремлёвским революционерам. Но он верил  о чём во всеуслышание заявил в своём обращении в Американском университете,  что американцы безосновательно боятся русских и что оба народа одинаково испытывают неприязнь к атомной войне»,  считает Нафтали.
 
Лишь обретя общественное признание своего лидерства после Карибского кризиса в октябре 1962 года, Кеннеди осознал, что он обладает достаточным политическим капиталом, чтобы рассказать американцам то, что они не слышали ранее. Но, как показывают исторические записи, ещё задолго до этого он был готов поделиться с Москвой своими личными взглядами и исследовал возможности снизить ядерную угрозу, одновременно твёрдо сохраняя верность международным обязательствам Америки.
 
Автор статьи замечает, что клан Кеннеди обожал хранить секреты, и им это очень хорошо удавалось. Они не раскрывали информацию о встречах с русскими, потому что глава Белого дома пытался заранее получить преимущество на будущих переговорах о разоружении. Ведь он знал, что эти попытки «будут уничтожены, если будут заранее раскрыты в Вашингтоне».
 
Отчасти эти предположения были наивными  «Хрущёв в отличие от Кеннеди не хотел заключать договор о сокращении оружия и с подозрением отнёсся к предложению президента»  и представляли политическую опасность для Кеннеди на родине. Если бы эти секретные переговоры стали достоянием общественности, Роберта, не говоря уже о его брате Джоне, обвинили бы в просоветских взглядах. Пусть это была неправда, но в Вашингтоне в то время не делали разницы между поиском компромисса и демонстрацией «мягкости» в отношениях с Москвой.  
 
Однако теперь, оглядываясь назад, трудно спорить с тем, что в разгар холодной войны эта игра стоила свеч. Возможно, тайные встречи Роберта не приблизили стороны к ключевому договору по контролю над вооружением, но они, определённо, помогли уменьшить вероятность случайной войны. На их единственном саммите в июне 1961 года Кеннеди и Хрущёв признали нейтралитет Лаоса, как ранее предлагал американский президент через «секретный канал связи». Несколько месяцев спустя во время берлинского кризиса, когда советские и американские танки вступили в противостояние на КПП «Чарли», «тайный канал связи» Роберта, возможно, привёл к тому, что Москва отвела свои боевые машины и обошлось без происшествий.
 
Осенью 1962-го братья Кеннеди заподозрили, что их посредник дезинформирует их о ракетной активности СССР на Кубе. Поэтому они наладили связь через советского посла Анатолия Добрынина. Теперь многим известно, что этот «тайный контакт» повлиял на мирный исход Карибского кризиса.
 
Целью «русского заговора» братьев Кеннеди была не личная выгода, а проверка желания Москвы избежать взаимного уничтожения, которое казалось весьма вероятным в то время. 60 лет спустя ФБР видит основание расследовать возможные связи между Россией и «победителем самых последних президентских выборов».
 
«Очень по-человечески  и иной раз полезно, с политической точки зрения,  находить исторические параллели. Но любое сравнение двух этих дел требует ответа на простой вопрос: кому это выгодно?»  рассуждает автор статьи.
 
С учётом финансовых хитросплетений и конфликтов, которые окружают действующего руководителя США, а также «попытки российского правительства привести его к власти», подобные отношения, если они существуют, заметно отличаются от тех, что поддерживал Кеннеди. «Сегодня мы знаем, что в 1960-х президент и его ближайший советник шли на изобретательные и смелые шаги, чтобы сделать мир безопаснее»,  заключает Тимоти Нафтали.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Slate США Северная Америка
теги
вооруженный конфликт Джон Кеннеди Дональд Трамп Карибский кризис Куба Никита Хрущев Россия Советский Союз США ФБР ЦРУ
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...