Atlantico.fr Оригинал

Политолог: после Сирии весь арабский мир смотрит на «Путина Аравийского» влюблёнными глазами

Поддержав Башара Асада, Путин показал лидерам арабского мира, что он достойный доверия, солидный и серьёзный союзник, отмечает политолог Роланд Ломбарди в интервью Atlantico. В этом он видит большую заслугу российских дипломатов и специалистов, которые, как он отмечает, хорошо знают регион и действуют без спешки, продумывая ходы наперёд.
Политолог: после Сирии весь арабский мир смотрит на «Путина Аравийского» влюблёнными глазами
Reuters

Владимир Путин стал «мирным судьёй» в Ближневосточном регионе, пишет Atlantico. А геополитик Роланд Ломбарди, у которого французское издание взяло интервью, в своей книге и вовсе назвал российского президента «Путин Аравийский» по аналогии с Лоуренсом Аравийским.

 
Дело в том, объясняет политолог, что, как Лоуренс Аравийский, Путин, его советники и дипломаты хорошо знают арабский мир «в отличие от своих коллег и экспертов на Западе», поэтому они на целый корпус опережают американцев и особенно европейцев. «В отличие от Запада, где не знают и не обращают внимания на такие дисциплины, как история и география», россияне хорошо знают карту мира. Политолог отмечает выдающиеся языковые способности россиян, а также тот факт, что в России изучают положение дел в мире в истинном виде, без догм и идеологии.
 
Он называет российские институты лучшими на планете, отмечает, что они наследуют и советские принципы образования, и более давние традиции, как Институт востоковедения (который ведёт историю с XVIII века), МГИМО и военная академия (бывшая академия Фрунзе). Он в позитивном ключе отмечает, что в России нет образовательного учреждения вроде французский Национальной школы администрирования, так что Россия не готовит отделённых от реальности технократов. Поэтому, по его словам, российские эксперты могут предусмотреть разные сценарии развития событий и предсказать все возможные последствия и стратегии.
 
Кроме того, по его словам, если западные стратеги постоянно спешат, то российские политики, словно играя в шахматы, остаются осторожными и спокойно анализируют ситуацию. «Они очень хорошо знают, что если слишком поспешно передвинуть фигуру на международной или ближневосточной великой шахматной доске, то на другом краю поля могут быть катастрофические последствия», — отметил политолог. Поэтому они никогда не действуют и не рискуют без тщательно продуманного плана и стратегии. Но как только они делают ход, всё развивается очень быстро, как это было в Сирии.
 
Впрочем, есть у звания «Лоуренс Аравийский» связь и с Саудовской Аравией — ведь в 2017 году после долгих лет вражды Россия и Саудовская Аравия наконец-то сблизились.
 
Но главное изменение в регионе произвело решение России вмешаться в ситуацию в Сирии. Многие эксперты предвещали ему неудачу, объясняли его решение тем, что Россия хочет защитить свою базу в Тартусе. Но Роланд Ломбарди видит в этом решении в большей степени заботу Путина о том, чтобы радикальные идеи не попали в дальнейшем на российский Кавказ, до которого от Сирии по прямой меньше 1000 км.
 
А причины успеха в Сирии политолог видит в том, что Москва хорошо знает регион и руководствуется национальными и геополитическими интересами, а не философскими вопросами, как на Западе, или торговыми соображениями, эмоциями или идеологией, как во Франции.
 
Хотя Россия — евразийское государство, она считает себя наследницей Византии и всегда обращала внимание на регион Ближнего Востока: со времён Петра Первого до наших дней. Плюс этот интерес диктует исламское население России. Большое отличие российских мусульман от мусульман в европейских странах в том, что они не иммигранты, они живут на территории России уже много веков. Ислам в Дагестане появился раньше, чем крестилась Русь. И сегодня мусульман в России около 15% населения. При этом ислам в том виде, в каком он существует в Татарстане, для многих представляет собой образец современного, либерального ислама.
 
Хотя государство наблюдает за исламскими группами, они в большинстве своём лояльны властям и верны стране. При этом с начала 1990-х Россия сама готовит мусульманское духовенство, не допускает ни влияния, ни финансирования извне.
 
Так что и ключом к политике России на Ближнем Востоке политолог считает именно борьбу против политического ислама и терроризма. Ведь России всё же не удалось избавиться от радикализации мусульман, с которой столкнулись западные страны. Так, по некоторым подсчётам, больше 5 тыс. россиян и 7 тыс. выходцев из других бывших советских республик отправились воевать в Сирию на стороне джихадистов.
 
Теперь же в воспитательной деятельности, особенно с молодёжью, участвуют как муфтии и имамы, так и представители исламских учёных кругов. Плюс власти стараются связать ислам и патриотизм. Что же до правоохранительных органов, ФСБ — там уже много лет борются с терроризмом. Политолог напоминает, что Россия, как и Франция, стала одной из главных целей террористов, и здесь тоже совершались жестокие теракты. Поэтому ФСБ задействует все средства — от разведки до внедрения в группировки, но российские власти всё равно понимают, что достигнуть нулевой опасности в таком вопросе невозможно.
 
Впрочем, по словам собеседника Atlantico, Россия в этом деле в более сильном положении, чем западные страны. Он отмечает, что раз в мирное время российские власти не очень заботятся о соблюдении прав человека, то и в военное время они не будут об этом задумываться. «Российские власти менее щепетильны, чем, например, французские», — говорит он.
 
В Сирии у Москвы партнёрство, но не союз с Ираном, отмечает политолог. Это ей нужно было, чтобы помочь Асаду победить, поскольку Иран и подконтрольные ему силы успешно сражались в наземных операциях. И партнёрство до сих пор в силе, но Россия не заинтересована в постоянном и активном присутствии Ирана в регионе. И, по его мнению, именно поэтому Россия позволяет Израилю наносить удары по иранским позициям в Сирии. С другой стороны, Иран сейчас находится в сложном положении из-за давления Израиля, американских санкций и пандемии. Так что и России нужен Иран, и персам как никогда нужна Россия.
 
Другой игрок в регионе, Турция, остаётся самым неприятным камнем в ботинке для российских дипломатов, отмечает политолог. Но, по его словам, Россия была к этому готова и российские дипломаты сохранят своё хладнокровие в любых провокациях. И что бы ни говорил Эрдоган, его позиции слабы, он действует резко, пытаясь обмануть противника внезапностью. Это могло бы сработать на молодых игроках, но вряд ли получится с Россией, отмечает французский политолог.
 
Ливия — вот ещё один конфликт региона, в котором Россия тоже играет большую роль. И он показывает, какой разлад существует внутри исламского мира. Россия старается быть в этом конфликте посредником, но продолжает поддерживать Хафтара — всё, чтобы к власти не пришли силы исламистов.
 
С Израилем, наоборот, у России отношения лучше, чем многие думают, отмечает политолог. В Сирии у них налажена система предупреждения, чтобы избежать случайных столкновений. С начала 2000-х годов отношения двух стран только и делают, что развиваются: больше половины импорта Израиля поступает из России. С $12 млн в 1991 году товарооборот между этими странами вырос к 2017 году до $2,5 млрд.
 
Важную роль в этих отношениях играет большое русскоговорящее сообщество в Израиле, которое присутствует в политических и экономических элитах. Эта диаспора смотрит русскоязычные каналы и любит Путина. Но благодаря военной силе и технологическому превосходству, а также хорошо развитой разведке, Израиль стал ключевой силой в регионе. Прагматичная Россия это знает и использует.
 
С того момента, как Москва стала участвовать в конфликте в Сирии, она практически не допускает ошибок, отмечает автор статьи, но подобное происходит в мировой практике крайне редко. Поэтому он предвещает, что какая-то ошибка скоро должна случиться, — об этом говорят законы математики. «Даже самые великие музыканты не защищены от того, чтобы взять неправильную ноту».
 
Но на данный момент России удалось стать незаменимой в регионе, из которого она долгое время была удалена. При этом европейцы там давно вне игры, а американцы сами хотят постепенно уйти. Проблему же для России представляет восстановление Сирии и развитие экономики региона, «в котором, возможно, только русские и хотят видеть стабильность». Заботит Россию и самоопределение её мусульман. Ей важно избежать разделения общества и сохранить мир.
 
При этом всей ситуацией в Сирии Путин будто сказал (в широком понимании) лидерам Ближнего Востока, что они могут управлять своей страной, как хотят, но при этом они не должны быть сторонниками исламизма. В обмен на это они могут рассчитывать на поддержку России. И все в арабском мире это поняли, и потому теперь представители власти тех стран «смотрят влюблёнными глазами» на Путина, который на примере Асада показал, «что он достойный доверия, солидный и серьёзный союзник», делает вывод политолог Роланд Ломбарди в интервью Atlantico.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Atlantico.fr Франция Европа
теги
Ближний Восток Владимир Путин геополитика дипломатия дипломаты Россия Сирия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров