Gazeta Wyborcza Оригинал

Польский журналист: имперское мышление давит на отношение России к внешнему миру

Россия всегда считала себя империей и видела империю в ЕС. Она придерживалась мнения, что империя существует до тех пор, пока она расширяется, поэтому, когда она стала терять страны из своей сферы влияния в пользу Запада, начались грузинские и украинские события, рассказывает польский журналист Вацлав Радзививнович.
Польский журналист: имперское мышление давит на отношение России к внешнему миру
Reuters
«В ноябре 2013 года казалось, что это ещё не такой переломный момент. В Киеве собирался «майдан», россияне особо не накручивали антимайданскую пропаганду, потому что готовились к Олимпиаде в Сочи, надо было как-то более спокойно поступать с Западом. Они выпустили Ходорковского, девочек из Pussy Riot», — вспоминает в беседе с изданием Gazeta Wyborcza многолетний корреспондент в Москве, польский журналист Вацлав Радзививнович.  
 
При этом «знаток России» уже тогда не питал иллюзий на тему того, что Россия не сможет отказаться от своего европейского пути и от дружбы с Европой. Он не считал, что раз у России нет другого выбора, то она будет стремиться в Европу, потому что это лишь вопрос времени, когда она станет нормальной, европейской страной. 
 
«...у меня был опыт 2004 года, когда россияне начали воспринимать то, что творилось в Киеве, а ещё ранее — в Тбилиси, — как очень тревожный сигнал того, что что-то происходит на их территории «В нашей империи творится что-то плохое, мы находимся под угрозой». Это очень важно… », — рассказывает Радзивинович. Ведь до 2003 года сам Берлускони организовывал встречи мировых лидеров у себя, чтобы показать другу-Путину, что всё в их руках, что они будут разыгрывать карты в Европе так, как захотят, а также в отношениях с Америкой, и вообще будут лидировать. 
 
Но после 2004 года надежды ослабли, потому что, с точки зрения Москвы, Грузия откололась от России, а Украина повернулась в другую сторону. «В России это видят следующим образом: «Мы являемся большой империей, у нас есть своя сфера влияния, в которую никто не может войти, но с другой стороны, на Западе есть ЕС, также империя. А империи присуща такая логика, что она существует так долго, пока она расширяется. За чей счёт? Только за счёт нас», — рассказывает польский журналист. 
 
И поэтому в 2007 году в Мюнхене Владимир Путин произнёс страшную, родом из холодной войны, речь, в которой он начал угрожать Западу. В общих чертах его выступление сводилось к угрозам, что Россия сейчас покажет Западу: он перешёл красную черту, зашёл туда, куда нельзя… А потом уже началась война с Грузией, за которую совершенно незаслуженно простили Россию, продолжает эксперт. Конечно, здесь подвёл Саакашвили, потому что он дал себя спровоцировать и приказал стрелять первыми. Но после 2014 года россияне уже потеряли Украину. «С тех пор отношения на ножах», — добавляет он.
 
Москва видит в ЕС империю, которая при помощи мягкой, а если надо будет, то и жёсткой силы, будет завоёвывать очередные плацдармы, которые принадлежат России. Это их подход, и это конфликт с Европой, который начался отнюдь не со времён Путина, потому что такое вражеское восприятие Европы насчитывает по крайней мере 200 лет. «В результате возникает идеологический конфликт, потому что когда-то здесь было мощное, сильное православие, царь, моральное и военное могущество, а там — загнивающая, аморальная и лишённая духовности Европа», — объясняет Радзивинович.  
 
Но российские политики, которые на самом деле проводят политику, очень разумны и смотрят глобально, уверяет журналист. Они видят, что густонаселённый и богатый  ЕС, которым, по сути, руководит Меркель, всё больше обрастает новыми странами. И очередь стран, желающих попасть в ЕС, только растёт. Более того, факт того, что многие страны вообще родом из российской сферы влияния и её культуры, ещё сильнее бьёт по России. Пока, конечно, россияне считают, что Украина со своим политическим бардаком не войдёт в ЕС, но этого уже нельзя сказать про Сербию. Граждане Сербии хотят в ЕС, несмотря на плохой военный опыт. 
 
Но что бы Путин не говорил, как бы он не накручивал, последние настроения в России меняются. Опросы явно указывают на то, что россияне могут выступать против санкций, могут осуждать Европу, уверяет эксперт.  
 
«Несмотря на тот или иной наш взгляд, это разумный народ. Они видят, что если только рассчитывать на нефть и газ и отгораживать себя от мира, то это ничего хорошего им не принесёт. У них годовщина присоединения Крыма, и опросы говорят, что только 30 с небольшим процентов людей считают, что присоединение Крыма, оккупация* пошли на пользу России. Однако такое же количество человек говорит: «Нет, это нам ничего не принесло, мы только на этом проиграли», — резюмирует в беседе с изданием Gazeta Wyborcza польский журналист Вацлав Радзививнович. 
 
* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Gazeta Wyborcza Польша Европа
теги
Владимир Путин Грузия Европа Запад Россия Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров