Le Figaro Оригинал

Ведущая RT France: «Я сменила телеканал, но не принципы»

Известная французская телеведущая Стефани де Мюрю, которая недавно перешла работать с BFMTV на RT France, поделилась в интервью своими взглядами на современную журналистику. Она также выступила в защиту объективности и независимости телеканала RT France и рассказала, что не получает в эфире никаких «указаний от Кремля», пишет Le Figaro.
Ведущая RT France: «Я сменила телеканал, но не принципы»
RT

Спустя 12 лет работы на BFMTV Стефани де Мюрю решила покинуть новостную программу с её серьёзными темами. Вероятно, для того, чтобы удачно вернуться в тот же формат. Поскольку через несколько месяцев журналистка уже снова вела выпуски новостей на RT France — российском телеканале, 18 декабря отпраздновавшем годовщину вещания и доступном в Facebook, YouTube, а также в пакете провайдера Free. Здесь де Мюрю с понедельника по четверг ведёт получасовую новостную программу в 20.00, 21.00 и 22.00 и приглашает в студию многочисленных гостей.

Почему Вы согласились работать на RT France?
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ, ведущая RT France: Я ушла с BFMTV по собственной воле, потому что хотела уйти от формата серьёзных новостей. Я через многое прошла. Это был потрясающий опыт, и когда он заканчивается, ты уже всё умеешь, ведь это настоящая «машина войны». Но у меня и в мыслях не было вновь вести новостную программу. Потом со мной связалось кадровое агентство, и я познакомилась с директором канала Ксенией Фёдоровой. Наше собеседование было невероятно интересным. Я открыла для себя талантливую личность, которая задавала мне прекрасные вопросы и предоставила определённые гарантии. Я почувствовала себя в безопасности.
 
Вы же не могли не знать о репутации канала, ведь считается, что он находится под влиянием Кремля?
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Разумеется, как журналист, я задавала себе эти вопросы. Это не то решение, которое принимаешь с лёгкостью. Но разве мы спрашиваем журналистов France 24 и BBC, являются ли они голосом Эммануэля Макрона или Терезы Мэй? Это бессмыслица.
 
Свободны ли Вы в своей работе и готовите ли Вы новостные выпуски, ни от кого не завися?
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Я работаю в условиях полной независимости и абсолютной свободы. Когда я высказываю своё мнение о структуре новостного выпуска, ко мне всегда прислушиваются с уважением. Я свободно задаю вопросы. Те же самые, что я задавала бы, работая в другом месте. Я сменила компанию, но осталась верна своим принципам.
 
То есть Вы чувствуете себя на одной волне с телеканалом?
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Я никогда ни под кого не подстраивалась — ни в прошлом, ни сейчас! Я свободный журналист. Я стараюсь спорить с собеседником, который находится напротив меня. О чём бы ни шла речь, мне никогда этого не запрещали. Я делаю свою работу точно так же, как прежде. Основная разница в том, что я могу предоставить гостям больше эфирного времени для того, чтоб они могли высказать свою точку зрения в ходе интервью.
 
Тем не менее, многие политики подвергли канал критике…
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Бенжамен Гриво (официальный представитель правительства Франции — прим. ред.) заявил, что мы не журналисты. Это несправедливо. Он хотя бы смотрит наш канал? Меня это приводит в ярость, мне это совсем не по душе. Я не нуждаюсь в чьих–либо наставлениях на тему порядочности. И я уж точно никому не потакаю, когда веду свою передачу. Новостная редакция канала состоит из признанных журналистов, проработавших на других каналах, таких как CNews и France Télévisions. Также можно встретить таких талантливых ведущих, как Фредерик Таддеи.
 
Но ведь RT обосновался во Франции, чтобы начать вещание на Европу, разве нет? Это не так уж невинно…
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Мы представляем точку зрения, которая не представлена на других каналах. Однако это необходимо, и я это принимаю. Существует высокий спрос на иной подход к информации, который в основном исходит от интернет-пользователей. Но было бы упрощением говорить, что существует добро и зло — американцы и русские. В наших выпусках мы смело говорим, что Россию обвиняют в том или ином политическом шаге. Если бы мы и вправду были голосом Путина, для нас бы это, разумеется, означало действовать вопреки собственным интересам. Мы не получаем никаких указаний от Кремля о том, как трактовать ту или иную информацию, и никакого «красного телефона» в редакции тоже нет!
 
Как на любом другом канале, у нас есть сюжеты, которым мы отдаём предпочтение. RT интересуют международные новости, геополитика. События в Сирии и Йемене, говорить о которых многие журналисты, кстати, избегали вплоть до дела Хашукджи. Почему до этого о Йемене не говорил ни один канал? СМИ мало интересовались гуманитарным кризисом, продолжающимся в стране вот уже несколько лет. Мы же рассказывали о нём с самого начала. Так что у меня не больше причин стыдиться наших новостей, чем у сотрудников других каналов, а все эти моралисты меня утомляют.
 
Вот, к примеру, RT France обвиняли во лжи в репортаже, посвящённом Сирии…
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Да, у нас было предупреждение от Высшего аудиовизуального совета, поскольку мы столкнулись с проблемой перевода. Это и послужило поводом для недоразумения. Стоит отметить, что с подобными проблемами сталкивался и BFM TV, и другие телеканалы, которые тоже получали официальное предупреждение от совета, но об этом никто не говорил.
 
Позже вам ставили в упрёк чрезмерное предоставление слова «жёлтым жилетам». В одном репортаже RT France даже можно было услышать оскорбительное высказывание протестующих о Брижит Макрон…
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: В прямом эфире такое случается повсеместно. Даже после 15 лет на телевидении могут случаться непредвиденные вещи. Я думаю, ключевой момент здесь — смотреть на вещи шире и понимать, что слова отражают позицию исключительно того, кто их произносит. Кстати, мы не стали публиковать или повторно показывать этот сюжет, касающийся Брижит Макрон. Что касается «жёлтых жилетов», я повторю то, что уже говорила: я им не потворствую, я с ними не соглашаюсь, если это необходимо, пусть и считается, что мы друзья. Мы попросту предоставляем им эфирное время.
 
То есть Вы сама хозяйка свой передачи?
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Да, это так. Производство новостных выпусков происходит скорее на англосаксонский манер, так же как на CNN. Это значит, что всё сначала прописывается. Журналисты намечают канву. А потом я сама переписываю весь выпуск с нуля. Более того, по-другому я бы, наверное, просто не смогла, и никто бы не посмел мне возразить.
 
Учитывая вашу немногочисленную аудиторию или имидж RT France, возникают ли у Вас трудности с приглашением в эфир политиков?
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Да, мы страдаем из-за нашего имиджа — в основном, это касается приглашения представителей партии «Вперёд, Республика». С другой стороны, с другими партиями у нас проблем нет. Тем не менее, RT France завоёвывает аудиторию. В период с 17 ноября по 16 декабря мы собрали 14,5 млн просмотров на YouTube. У нас внушительная аудитория в социальных сетях. А чтобы смотреть RT France на большом экране как традиционный канал, достаточно вывести на телеэкран YouTube — этой функцией оборудованы все современные телевизоры.
 
А как Вы себя чувствуете? Вы же отказались от большой аудитории и славы ради канала, который смотрит так мало людей…
 
СТЕФАНИ ДЕ МЮРЮ: Действительно, всегда приятно побыть немного знаменитостью. Но позднее интересно становится другое. Мне кажется, что взамен я начала чувствовать большую насыщенность жизни, стала дисциплинированнее, появилось ощущение личностной самореализации. Приятно работать на канале, где тебя слушают и дают вставить собственное слово. Я освещаю интересные сюжеты. Да сейчас у меня меньше известности, но в жизни есть и другие приоритеты. И я чувствую себя счастливой.
 
Дата публикации 23 января 2019 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Le Figaro Франция Европа
теги
Russia Today журналист Запад Россия свобода слова Сирия СМИ телевидение телеканал Франция цензура
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров