Hill Оригинал

Обозреватель Hill о странной работе ФБР: могли остановить Бутину, как Чапман, но не сделали этого

Америку потрясли уже две истории о «предполагаемых российских агентах»: Анне Чапман, а теперь и Марии Бутиной. Казалось бы, при относительной схожести и самих девушек, и их поведения, в обоих случаях американские власти должны были бы действовать одинаково. По мнению обозревателя The Hill Джоан Соломона, скандала с Бутиной могло бы и не быть, действуй ФБР так же превентивно, как оно вело себя с Чапман.
Обозреватель Hill о странной работе ФБР: могли остановить Бутину, как Чапман, но не сделали этого
Reuters

За последние годы американцы услышали уже две истории о «предполагаемых российских агентах», пишет обозреватель The Hill Джон Соломон, специализирующийся на журналистских расследованиях.

Самый недавний пример — Мария Бутина, «фотогеничная россиянка 20 с лишним лет», которая в 2015 году активно посещала политические мероприятия в США, задавала вопросы кандидатам в президенты, ужинала и фотографировалась с влиятельными консерваторами. Её «легенда», российской студентки, которая приехала в США и решила бороться за расширение, по сути, несуществующих прав на ношение оружия в своей стране, «слишком хороша, чтобы быть правдой».

Как объясняет автор, в России очень жёстко контролируется вопрос о приобретении мирным населением огнестрельного оружия. Для урегулирования этой проблемы и борьбы с незаконным оборотом оружия президент Владимир Путин даже создал Национальную гвардию. Так что любой молодой студент или студентка, которые, как Бутина, отважились бы бросить вызов российской культурной норме, а то и пожеланиям самого лидера страны, «кажется, должны были оказаться в ГУЛАГе, а не на американской ковровой дорожке». «Если, конечно, это не представляет выгоду для Кремля», — добавляет журналист.

Разумеется, к 2015 году американские спецслужбы уже приметили Марию Бутину, то и дело мелькавшую на больших, а порой и достаточно закрытых политических мероприятиях, и даже какое-то время за ней уже следили. Но почему-то ФБР предпочло не арестовывать её тогда — ведомство дождалось 2018 года и только сейчас вспомнило, что россиянка, оказывается, действует как «незарегистрированный иностранный агент». Ранее американские власти, наоборот, только способствовали деятельности активистки и даже в 2016-м предоставили ей студенческую визу, чтобы она могла дольше оставаться в США.

Джон Соломон находит подобную линию поведения ФБР весьма странной, учитывая, что сейчас агентство утверждает, что у него есть доказательства того, как ещё в 2015 году Бутина пыталась оказывать влияние на американскую политику. Тем более вся эта история выглядит странной, если сравнивать её с тем, как себя вело бюро в случае с другим «российским агентом» Анной Чапман.

До Бутиной Чапман была «самой знаменитой россиянкой, которую когда-либо арестовывали на территории США». Обе девушки отличаются «потрясающими внешними данными», безупречными западными манерами и хитростью, которая позволяла им вращаться в политических кругах. На этом, правда, сходство заканчивается — по крайней мере, если судить по поведению ФБР.

В случае Чапман, когда её «соучастница, проходившая под именем Синтия Мёрфи», вышла на близкого к Хиллари Клинтон крупного инвестора Демократической партии Алана Патрикофа, ФБР не стало дожидаться, пока какие-нибудь политические лидеры или институты будут скомпрометированы, и спешно повязало всю сеть. «Мы подумали, что они подобрались слишком близко к Хиллари Клинтон», — объяснил бывший глава контрразведывательного подразделения ФБР Фрэнк Фиглиуцци.

Однако почему-то, даже когда Бутина стала публиковать в своих соцсетях фото с Джоном Болтоном или Дональдом Трампом, видными политиками, которые на сегодня занимают ключевые посты, или когда россиянка организовывала ужин с самыми важными шишками Республиканской партии, ФБР не сочло, что это «слишком близко». Напротив, Бутиной дали студенческую визу — «продолжайте в том же духе», подчёркивает автор статьи.

В двух довольно похожих случаях ФБР применило разные подходы. История с Чапман пришлась на период, когда возглавлявший на тот момент бюро Роберт Мюллер пытался реформировать ведомство. Мюллер хотел, чтобы ФБР концентрировалось не столько на уголовном преследовании, сколько на предотвращении разведывательных и террористических угроз. Подход же, который бюро продемонстрировало в случае с Бутиной, намного больше напоминает методы преемника Мюллера Джеймса Коми, которому куда большую радость доставляло выдвижение обвинений и вынесение приговоров, чем знание того, что ему удалось что-то предотвратить.

«Классический случай, когда ФБР больше озаботилось не предотвращением, а преследованием уже после содеянного. Таким образом бюро, пожалуй, создало собственный скандал — ФБР могло бы избавить нас от развратных политических хитросплетений Марии Бутиной, действуй оно превентивно, как в случае с Анной Чапман», — приходит к выводу Соломон. 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Hill США Северная Америка
теги
Анна Чапман выборы Дональд Трамп Мария Бутина президентские выборы расследование Россия США ФБР
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров