Daily Telegraph Оригинал

The Telegraph: Всерьез воевать с ИГ не хочет никто

В борьбу с «Исламским государством» вовлечены и Запад, и Россия, и многие ближневосточные страны, но их намерения нельзя назвать решительными, пишет обозреватель The Telegraph Ричард Спенсер. По мнению журналиста, ни одна из сторон не ставит перед собой цель действительно победить ИГ, и у каждой из них есть на то свои причины.
The Telegraph: Всерьез воевать с ИГ не хочет никто
Против «Исламского государства»* воюет практически весь мир: с этой организацией борются и правительства Сирии и Ирака, на территории которых она обосновалась, и различные группы внутри этих стран — включая иностранные шиитские ополчения, иранские войска, два крупных подразделения курдов и воюющих против сил Асада сирийских повстанцев, в том числе и из «Аль-Каиды», — и западная коалиция, в которую входят Соединенные Штаты, Великобритания, Франция и Австралия, пишет обозреватель The Telegraph Ричард Спенсер.
 
Не так давно к борьбе против ИГ присоединилась и Россия, «с гордостью объявившая себя в каком-то смысле единственной страной, всерьез намеренной "победить терроризм"», отмечает журналист. Участвуют в боевых действиях и такие ближневосточные государства, как Иордания, ОАЭ, Саудовская Аравия, Катар и Турция, заинтересованные в предотвращении бесконтрольной экспансии ИГ в регионе, пишет Спенсер.
 
Таким образом, напрашивается один из двух выводов: либо члены «Исламского государства» — «выдающиеся бойцы», либо намерение воюющих против них сторон одержать победу — это «миф», продолжает автор. По мнению Спенсера, верно именно второе: несмотря на то, что все силы, борющиеся с ИГ, ведут реальные военные действия, ни одна из них на самом деле не планирует одержать над организацией победу в классическом определении — то есть захватить территорию противника и уничтожить либо захватить в плен всех его солдат.
 
По мысли Спенсера, у каждой из сторон есть собственный взгляд на конфликт и свои цели, которые имеют для них приоритет. Так, США и их отдельные союзники, в число которых входит и Великобритания, действительно хотят положить организации конец, но при этом убеждены, что для этого потребуется применить наземные войска, — а пойти на это они по внутриполитическим причинам не могут, пишет журналист. Кроме того, президент США Барак Обама убежден, что победа над ИГ будет бессмысленной без устранения условий, благодаря которым возникла организация, в том числе — прекращения локального конфликта между различными течениями ислама, но не понимает, каким образом можно от этих условий избавиться, считает Спенсер.
 
В правительстве Ирака нет единой позиции по проблеме ИГ: тогда как отдельные политические силы искренне хотят восстановить единство страны любой ценой, другие понимают, что, если иракские сунниты будут возвращены в государство, шиитскому большинству придется делиться с ними властью, пишет обозреватель The Telegraph. На данный момент политику Ирака определяет именно вторая группа, то есть сторонники привилегированного положения шиитов. Между тем связанные с ними шиитские ополчения ведут борьбу с ИГ, но их наступления на такие цитадели суннитов, как Эль-Фаллуджа и Мосул пока неизменно заканчивались провалом, подчеркивает автор.
 
Власти Сирии, по всей видимости, планируют в конечном счете начать борьбу и с ИГ, однако главным их соперником почти на всем протяжении гражданской войны в стране выступали другие повстанцы, которые, в отличие от «Исламского государства», несут прямую угрозу для важнейших районов, контролирующихся Дамаском, полагает Спенсер. ИГ же воюет и против оппонентов сирийского правительства, что в Дамаске, скорее всего, приветствуют.
 
Иран не заинтересован в экспансии ИГ, но вместе с тем извлекает из организации определенную пользу: Тегеран использует ее в качестве удобного «суннитского пугала», в создании которого можно обвинять противников иранских властей в Персидском заливе, утверждает автор. Кроме того, существование ИГ не дает суннитским державам региона выступить единым фронтом против иранских амбиций. В свою очередь, государства Персидского залива, которые также желают остановить ИГ, все же воспринимают его как «менее важного противника» и уж точно не будут атаковать своих единоверцев, когда их можно использовать для борьбы против шиитских повстанцев в Йемене, считает Спенсер.
 
Россия исключила возможность отправки наземных войск в Сирию, а ее авиационная кампания в основном была направлена не против ИГ, а против других повстанцев, поскольку приоритетом Москвы является сохранение режима Асада, продолжает журналист. Благодаря российской поддержке сирийские войска смогли отбить у ИГ одни районы, однако в других действия России, наоборот, даже помогли организации проводить успешные наступления, убежден он.
 
Турция ясно дала понять, что главным противником для нее является не ИГ, а Рабочая партия Курдистана, напоминает Спенсер. Курды же, успешно наступавшие на позиции «Исламского государства» и в Ираке, и в Сирии, совершенно не заинтересованы в том, чтобы бороться с ним вне своей территории.
 
«Понятно, что кто-то, увидев все эти разношерстные силы, участвующие в региональном конфликте, скажет, что все слишком запутанно, чтобы одержать победу над хорошо организованным и очень привязанным к идеологии противником, - пишет Спенсер. - Однако на деле все очень просто: ни одна из сторон — и Великобритания в том числе — не ощущает достаточный уровень угрозы, чтобы отправить в регион действительно мощные войска».
 
Любая из стран Запада могла бы достаточно быстро нанести поражение ИГ, если бы отправила в регион должным образом оснащенную оружием и техникой армию, полагает журналист. Вместе с тем если одна из них — например Франция — и решится на такое, воевать ей придется в одиночку, подытоживает он. 
 
 
* «Исламское государство» - террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
 
Фото: Reuters
источник
Великобритания Европа
теги
вооруженный конфликт Исламское государство Сирия терроризм

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG