Boulevard Voltaire Оригинал

BV: В отличие от «западных крестоносцев» Путин умеет обращаться с мусульманами

Во Франции многие довольно негативно отнеслись к открытию новой мечети в Москве, поскольку здесь исторически сложилось совсем иное отношение к исламу, чем в России, где он долгое время сосуществовал с христианством. Кроме того, открыв мечеть накануне крупного мусульманского праздника и готовящейся военной операции в Сирии, Владимир Путин проявил себя как тонкий политик, отмечает Boulevard Voltaire. Таким образом он обеспечил свои тылы, уверив российских мусульман, что он не «западный крестоносец».
BV: В отличие от «западных крестоносцев» Путин умеет обращаться с мусульманами

Русские считаются чемпионами по шахматам не просто так, пусть даже эту игру придумали не они, пишет Николя Готье на страницах Boulevard Voltaire. Так, накануне праздника Курбан-байрам, столь же важного для мусульман, как Пасха для христиан, Владимир Путин открыл в Москве крупнейшую в Европе соборную мечеть. Стоит отметить, что она не была отстроена с нуля, а просто значительно отреставрирована.

Однако во Франции это событие было воспринято не особенно положительно, констатирует журналист. Дело в том, что у французов исторически сложилось иное представление об исламе, чем у россиян. Во Франции ислам считается импортированной религией, привезенной мигрантами из Северной и Черной Африки, нравы которых зачастую отличаются от европейских.
 
Но на Востоке историческая схема совсем другая: кавказские республики были исламизированы, когда Россия еще была языческой, говорится в статье. Поэтому Владимир Путин имел полное право сказать, что ислам – «неотъемлемая часть» этой Святой Руси, которая сейчас снова встает на ноги. Кроме того, ислам в России близок суфизму и абсолютно непроницаем для саудовского ваххабизма, который сводится к простым пищевым запретам и предписаниям относительно одежды, но при этом стремится дестабилизировать другие мусульманские государства с одобрения американцев.
 
Так зачем же российским властям нужно было устраивать торжественную церемонию открытия новой мечети и широко освещать ее в мировой прессе, задается вопросом автор статьи. Дело в том, что Владимир Путин не хочет повторить политических ошибок СССР и в особенности стремится избежать новых затяжных конфликтов вроде афганского. В свое время конфликт в Афганистане, благодаря египетским теологам, саудовским капиталам и американской техподдержке,  вернул из забвения концепцию военного джихада или малого джихада, напоминает издание. Его не стоит путать с великим джихадом, цель которого – бороться со своими внутренними демонами.
 
Поэтому, открывая новую мечеть, Владимир Путин стремится сохранить за собой все преимущества накануне военной операции в Сирии, подчеркивает Boulevard Voltaire. Российский лидер не хочет, чтобы его приняли за «западного крестоносца», который едет сражаться с надуманной исламской угрозой. Будучи тонким знатоком геополитики, он понимает, что ему надо обеспечить свои тылы, успокоив «своих» мусульман.
 
Впрочем, видеть в этом жесте лишь хитрый умысел и расчет было бы тоже несправедливо, уверяет журналист. Когда Путин говорит о том, что «джихадисты искажают ислам», ему стоит поверить. По его инициативе российские муфтии активно внедряют официальную позицию государства, согласно которой «все мусульмане должны быть воспитаны согласно традиционным ценностям ислама, а все попытки навязать им идеи, чуждые истинному исламу, следует пресекать в корне». Словом, Владимир Путин хочет сформировать российских мусульман, чтящих российские традиции и российскую культуру, хотя они уже таковыми являются испокон веков.
 
Фото: Reuters
источник
Франция Европа
теги
Афганистан Владимир Путин вооруженный конфликт геополитика ислам мечеть Россия Сирия христианство

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG