Fox News Оригинал

Жесты доброй воли США остаются в России без ответа

Россия никогда не благодарит США за жесты доброй воли, и вести с ней дела нужно, толкаясь локтями, уверена комментатор Fox News Кэтлин Макфарланд. По её словам, реплика, сказанная Обамой Медведеву, демонстрирует слабость США на мировой арене.

Инцидент с невыключенным микрофоном красноречивее всех слов может рассказать об американо-российских отношениях. Многие американцы пришли в замешательство, нечаянно услышав, что президент Обама сказал российскому президенту Дмитрию Медведеву вчера на саммите по вопросам ядерной безопасности в Южной Корее.

БАРАК ОБАМА, президент США: Это мои последние выборы. После выборов я буду проявлять большую гибкость.
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ, президент Российской Федерации: Я понимаю. Я передам эту информацию Владимиру, я понимаю вас.
 
Сегодня утром президент уже пошутил об этом инциденте на другом саммите в Южной Корее.
 
Проанализировать, что всё это означает и почему это вызывает такую озабоченность, мы попросили Кэтлин Макфарланд, бывшего представителя Пентагона, аналитика Fox News по вопросам национальной безопасности и ведущую замечательной онлайн-передачи.
 
Итак, Кэтлин, почему вы так этим обеспокоены? Ведь это всего лишь неподготовленная ремарка.
 
КЭТЛИН МАКФАРЛАНД, аналитик Fox News по вопросам национальной безопасности: Это не просто неподготовленная ремарка. Если он говорит такое Путину, ведь послание направлено через Медведева Путину, то Путин только что переизбирался на пост президента, вовсю нападая на Обаму, на США. Если такое президент говорит русским, что он в таком случае говорит китайцам? Что он говорит иранцам? Что он говорит сирийцам? Такие вещи перед переговорами говорить нельзя. Почему? Есть пара причин. Когда ведешь переговоры, особенно с русскими, нельзя говорить им, что собираешься делать, заранее. Нельзя делать жестов доброй воли, Фрэнк, потому что благодарности за это от русских не последует.
 
А примеры? Например, когда он говорил о «перезагрузке» отношений, о том, что нужно начать всё заново и создать доверие, и в качестве жеста доброй воли отказался от планов установить противоракетные щиты в Польше и Чехии. И каков результат этого жеста?
 
КЭТЛИН МАКФАРЛАНД: Вы абсолютно правы. Два года назад Обама отказался от планов по установке противоракетного щита в Польше и Чехии, потому что предполагалось получить от России помощь в прессинге иранской программы по созданию ядерного оружия. И что произошло? Прямо противоположное. Россия в ООН буквально сковала нас по рукам и ногам, отказавшись принимать против Ирана какие-либо серьёзные санкции. И всего лишь несколько недель назад они снова так поступили по вопросу санкций против Сирии. Мы им отдали настоящую драгоценность – противоракетный щит – и ничего не получили взамен.
 
И насколько я понимаю, доверия Польши и Чехии мы снова так и не получили. Потому что сделали это, ни с кем не посоветовавшись. А они, прочитав об этом в газетах, за головы схватились.
 
Президент попытался разъяснить свои замечания, сделанные не для микрофона. Может, это вас успокоит, мисс Макфарланд.
 
БАРАК ОБАМА, Президент США: Прежде всего, микрофоны включены?
 
Единственный метод, которому я следую в этой работе: я консультируюсь с Пентагоном, консультируюсь с Конгрессом – обе ли партии меня поддерживают. И, честно говоря, нынешнее окружение не слишком благоприятное для таких содержательных консультаций.
 
И сейчас, думаю, важно было бы взглянуть на результаты всего этого. То есть таким будет его подход. У вас есть рецепт того, как добиться в отношениях с Россией большего результата: нужно действовать так, как он действует внутри страны, вести политику по-чикагски на международной арене, действовать там трезво и жёстко.
 
КЭТЛИН МАКФАРЛАНД: Да, и дело в том, что президент ведёт политику по-чикагски – расталкивая всех локтями – общаясь с Конгрессом, а общаясь с нашими противниками, он уступает без боя и предстаёт как мистер Славный Парень. Поменяйте это местами! Славным парнем нужно быть внутри страны, а за рубежом толкаться локтями и защищать интересы Америки.
 
Знаете, я также нахожу удивительным, что кампания Путина буквально строилась на заявлениях об «американском империализме», о том, что мы агрессоры. И он понял, что, клеймя Америку как «злодея», он победил. Не знаю, и мы никогда не узнаем, кто там действительно победил по результатам выборов, потому что результаты были написаны накануне.
 
Но вот ещё что важно. Постоянный представитель Сьюзан Райс всего несколько недель назад сказала, что ей отвратительно, что Россия наложила вето на документ Совета Безопасности, осуждающий то, как сирийский президент Асад убивает собственный народ. Так что же мы получаем от этих отношений?
 
КЭТЛИН МАКФАРЛАНД: Мы не получаем ничего. Мы не получаем ничего – и даже хуже, чем ничего. Если вспомнить историю – когда американо-российские переговоры выливались в самые лучшие соглашения? Когда мы вели себя жёстко. Особенно в том, что касается противоракетного щита. Когда Рейган собрался прекращать разговаривать с русскими о противоракетном щите, потому что не хотел отказываться от «звёздных войн», это заставило их изменить своё мнение, пойти на уступки – и тогда мы выиграли в холодной войне.
 
И кто знает, какие ещё уступки мы сделаем в ближайшие четыре года! Большое спасибо, Кэтлин Макфарланд.
 
КЭТЛИН МАКФАРЛАНД: Спасибо вам.
 
Дата выхода в эфир 27 марта 2012 года.

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Барак Обама Владимир Путин Дмитрий Медведев Иран Китай ПРО Рональд Рейган Россия саммит Сирия СНВ Совет Безопасности ООН США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...