Brookings Оригинал

Brookings: исключение российских СМИ из информационного поля станет проблемой для свободы слова

Ограничения, принятые в отношении российских государственных СМИ на Западе, излишни, считает старший научный сотрудник института Брукингса Марк Маккарти. По его мнению, исключение из информационного пространства государственных СМИ недружественных стран ведёт к тому, что и собственных критиков официальной политики теперь можно будет с легкостью зачислять во вражеские агенты, что в итоге станет большой проблемой для свободы слова и демократии.
Brookings: исключение российских СМИ из информационного поля станет проблемой для свободы слова
AP
После начала российской спецоперации на Украине Москва запретила деятельность американских и других западных СМИ на территории страны, а также закрыла доступ к некоторым социальным сетям. Как пишет старший научный сотрудник института Брукингса Марк Маккарти, этому во многом способствовал принятый недавно в России закон, устанавливающий уголовную ответственность за распространение фейков о конфликте на Украине, однако закрытие информационного поля — не односторонний шаг. ЕС также запретил вещание российских государственных телеканалов в Европе, а американские компании затруднили доступ к этим СМИ на территории США, тем самым ограничив спектр информации, которую может получить западная аудитория.  
 
Как считает автор материала, добровольные или юридически мотивированные ограничения, принятые в отношении российских государственных СМИ, излишни. Это вредная инициатива, призванная мобилизовать общество на время конфликта на Украине. По его мнению, данные ограничения нужно отменить как можно быстрее, а новые вводить не стоит, а также не надо распространять их на другие государственные медиа. 
 
«Как мы прекрасно знаем, эти шаги заведомо демонизируют критиков внутри страны, заставляя их замолчать, тогда как их мнение чрезвычайно важно, а их позиция может способствовать выработке более эффективной внешней и внутренней политики. Любое дальнейшее продвижение по этому опасному и контрпродуктивному пути будет ошибкой», — пишет Марк Маккарти.
 
Он отмечает, что после начала спецоперации на Украине несколько американских компаний закрыли доступ к своим платформам для российских государственных СМИ. Apple убрал приложение RT News из своего магазина. YouTube заблокировал новостной канал RT. DirecTV перестал транслировать RT America, что в итоге привело к полному закрытию американского филиала российского новостного телеканала, который вещает на английском языке круглосуточно.
 
Сенатор Марк Уорнер направил открытое письмо главам технологических корпораций, призвав их «лишить российские организации возможности злоупотреблять американскими платформами». Но компании не были обязаны поддаваться давлению со стороны политиков — и некоторые так и не поддались. В результате страницы RT в некоторых соцсетях до сих пор не заблокированы, однако маркируются пометкой «СМИ контролируется российским правительством». Более того, на сайт RT до сих пор можно зайти с любого компьютера или мобильного устройства на территории США. 
 
«Поскольку частные компании самостоятельно принимают решения по управлению своими системами, в итоге у американцев, которым интересна российская точка зрения на украинский кризис или что-либо ещё, осталась возможность получить такую информацию, пусть и с некоторыми усилиями», — считает автор статьи.
 
Реакция же Европейского союза была гораздо более жёсткой. 2 марта Совет Европы дополнил принятый в 2014 году пакет санкций и запретил деятельность российских государственных СМИ RT и Sputnik на территории Европы. Эта блокировка носит беспрецедентно тотальный характер — запрещается «трансляция и дистрибуция любыми способами — через кабельные сети, спутниковую связь, IP-телевидение, интернет-провайдеров, видеохостинги в браузере или приложения — запрет распространяется как на новые, так и на ранее скачанные сервисы».
 
Поясняя введённые санкции, европейские чиновники заявили, что указ также распространяется на выдачу в поиске и публикации отдельных пользователей, «воспроизводящие» контент RT и Sputnik в социальных сетях. 
 
По словам представителей ЕС, российские государственные медиа запретили в основном потому, что их контролирует Кремль и они распространяют пропаганду с целью продвижения внешней политики Москвы. Однако, отмечает Маккарти, эти организации всегда контролировались государством и всегда транслировали российскую пропаганду. Таким образом, можно сделать вывод, что запрет RT имеет смысл только в качестве серьёзного исключения из общей политики открытости.
 
Европейские чиновники, пишет Маккарти, должны дать ясно понять, что юридический запрет российских государственных СМИ — это редкое исключение, оправданное в этом конкретном случае чрезвычайными обстоятельствами. Судя по всему, именно так и рассуждают в Европе, потому что пожелавший остаться неизвестным источник в ЕС сообщил: «Это экстраординарная ситуация, поэтому данный случай надо рассматривать отдельно от всех остальных моментов с ограничениями свободы информации». Сам автор материала отмечает, что считает реакцию Европы чрезмерной, но меры уже приняты, и теперь важно не допустить, чтобы это стало прецедентом для последующих запретов на деятельность СМИ.  
 
Однако существует риск, что исключение медиа из информационного поля станет обычной практикой в Европе, а не редким исключением, оправданным чрезвычайной ситуацией. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель и Европарламент рассматривают возможность внедрения нового механизма, который позволит ЕС накладывать санкции на СМИ, распространяющие дезинформацию и финансируемые правительствами разных стран.
 
Выступившая с данной инициативой депутат Сандра Калниете предложила распространить эти меры на «Россию, Китай и другие авторитарные режимы…» Это, пишет Маккарти, тревожный сигнал, поскольку «мы наблюдаем попытку институализировать систему таким образом, чтобы из европейского информационного пространства исчезли государственные СМИ всех недружественных стран».
 
Автор вспоминает, что ещё в 2020 году Лора Розенберг, член Совета по национальной безопасности, призвала американские власти «проводить систематическую работу с частными компаниями и гражданским обществом», чтобы эффективно противодействовать информационным вызовам со стороны России и Китая. И хотя оттачивание системы координации между общественностью и корпорациями в вопросах национальной безопасности, как предложила Розенберг, Маккарти считает неплохой идеей, но распространение этой инициативы на согласование позиций между ведомствами, занимающимися вопросами национальной безопасности, и частными медиа и технологическими корпорациями с целью защиты от СМИ недружественных стран приведёт к опасной ситуации для открытого общества.
 
«Эмбарго на информацию из источников, спонсируемых недружественными странами, даже если за этим стоит не давление со стороны силовых ведомств, а общее согласие, создаст опасные чёрные дыры в информационном пространстве. Такое поведение государства может даже противоречить Конституции. Это совершенно точно ограничит понимание глобальных процессов американской аудиторией — а именно сейчас граждане и политики в США должны как можно лучше представлять себе, что происходит в мире, включая такие страны, как Россия и Китай. Важно понимать, в том числе, и как эти страны воспринимают себя сами, что они думают про США и союзников, как определяют своё положение на международной арене. Нельзя смотреть на них только сквозь призму собственных СМИ — это неизменно приведёт к непониманию и ошибочным решениям», — пишет автор материала.
 
Он отмечает, что исключение из информационного пространства государственных СМИ недружественных стран ведёт также и к тому, что и собственных критиков официальной политики США теперь можно будет с легкостью зачислять во вражеские агенты, которые критикуют лишь по указке недругов. Раз можно лишать голоса СМИ, распространяющие пропаганду иных государств, за то, что они говорят, то вполне ожидаемо, что комментаторы и политики могут решить, что теперь вообще всех, кто считает так же, можно называть иностранными агентами. Но это, пишет Марк Маккарти, большая ошибка. 
 
«Внутреннюю критику следует поощрять к конструктивному обсуждению политики США с опорой на факты как внутри страны, так и за рубежом. Подобную критику легко принять за дело рук недружественных стран, поскольку недружественные страны — большие мастера указывать на слабые места в государственной системе США. Поэтому крайне важно не повторять ошибок времён холодной войны, когда под знаком борьбы с «красной угрозой» подавлялась любая внутренняя критика всего лишь на основании такого сходства», — акцентирует внимание Марк Маккарти.
 
Риски этого автор иллюстрирует на примере политолога, специалиста по международным отношениям профессора Джона Миршаймера, который является ярким представителем лагеря убеждённых в том, что одной из весомых причин нынешнего кризиса на Украине стала политика расширения НАТО, проводимая США. Его взгляды не подверглись никакой цензуре на Западе, однако первые признаки травли «красной угрозы» уже дали о себе знать. Так, известный комментатор Адам Туз написал о том, что лауреат Пулицеровской премии историк Энн Эпплбаум уже обвинила Миршаймера в распространении идей, которые на руку России, а студенты Чикагского университета, в котором Миршаймер преподаёт, опубликовали открытое письмо, в котором обвинили профессора в том, что ему якобы платит Кремль.
 
Но Миршаймер является столь признанным специалистом в своей области, что эти незначительные инциденты не смогут запятнать его репутацию. Можно даже сказать, что сейчас он переживает свой звёздный час: его лекция об Украине 2015 года набрала уже 24 млн просмотров. Но хотя Миршаймера никак не назовёшь жертвой травли или преследования, другие не столь известные критики могут и не устоять в подобной ситуации. 
 
Как заключает автор статьи, этот пример иллюстрирует опасную тенденцию, которую всем комментаторам и политикам следует знать и избегать: ведение общественной дискуссии в таком ключе, который, хотя и не является проявлением официального преследования свободы слова, тем не менее создаёт атмосферу запугивания, которая может привести к тому, что мнения, не совпадающие с политикой правительства, не смогут быть озвучены. И эта опасная тенденция может стать новой нормой именно в связи с проведением кампании по исключению из информационного пространства иностранных государственных СМИ.
 
«На протяжении многих десятилетий информационная политика США определялась идеей, сформулированной в решении Верховного Суда по иску компании Associated Press к правительству Соединённых Штатов Америки в 1945 году: «...максимальное распространение информации из различных и противоположных источников является важнейшим условием общественного благополучия». «Именно эта политика открытости, прозрачности и свободного обмена информацией является самым эффективным оружием США против недружественных стран, в отличие от политики репрессий и травли инакомыслящих», — подводит итог Марк Маккарти.
 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Brookings США Северная Америка
теги
Russia Today Запад Россия санкции свобода слова СМИ США цензура
Сегодня в СМИ

Популярное

INFOX.SG

Лента новостей RT

Новости партнёров