New York Post Оригинал

Ветераны Красной армии с Брайтон-Бич напомнили New York Post, что когда-то русские и американцы были союзниками

В преддверии 75-летия Победы во Второй мировой войне The New York Post взял интервью у ветеранов-евреев, которые служили в Советской армии, но в 90-х годах эмигрировали на Брайтон-Бич из-за подъёма антисемитизма. Они поделились своими воспоминаниями о военном времени и посетовали на напряжённость в отношениях России и США, которые когда-то были союзниками.
Ветераны Красной армии с Брайтон-Бич напомнили New York Post, что когда-то русские и американцы были союзниками
Reuters

Роль советской Красной армии во время Второй мировой войны была решающей: именно она первой освободила Освенцим. Однако, как пишет The New York Post в своей статье, спустя 75 лет многие забывают, что в её рядах состояло около полумиллиона евреев. Согласно данным организации COJECO, которая помогает русскоговорящим евреям-эмигрантам в США, сейчас в Нью-Йорке проживает 200 участников борьбы с нацизмом. Журналисты американской газеты поговорили с тремя ветеранами, которые проживают на Брайтон-Бич, об ужасах и героизме во время и после войны, а также узнали их мнение об отношениях между союзниками тогда и сейчас.

Как рассказал изданию Яков Поляк, детство в украинском Тульчине для еврея было непростым. «Мы знали о репрессиях. Этих [родителей одноклассника] арестовали, того арестовали и заклеймили как врагов государства», — вспоминает он. Казни тоже случались, но о них не говорили: «Никто не осмеливался подрывать авторитет Сталина».
 
И, однако, многие советские евреи не верили в жестокость нацистов по отношению к своему народу. «Многие не хотели эвакуироваться, потому что не могли поверить, что такая культурная нация, как Германия, может делать что-то подобное, — говорит Поляк. — Мы думали, война закончится через две-три недели. Так было в фильмах: Красная армия сильнее всех, поэтому это должно закончиться через несколько недель». Однако вышло иначе, и когда в 1943 году 17-летнего юношу призвали в армию, он был к этому готов: «Я хотел отправиться воевать с нацистами и защищать Родину. Чем скорее мы сможем победить нацистов, тем лучше». Специалист по гидроакустике, Яков Поляк следил за всеми проходящими кораблями и подлодками неприятеля. Спустя три месяца он получил удар током и, отравившись угарным газом, был госпитализирован, но после войны ещё пять лет прослужил в престижном Черноморском флоте.
 
Сейчас Якову Поляку 94 года. Он женился на девушке из своего родного города, которая родила ему дочь, работал школьным психологом, а в 1991 году иммигрировал в США во время новой волны антисемитизма в России. «Стало ясно, что оставаться нельзя, — пояснил ветеран. — Под всякими разными предлогами евреев подвергали дискриминации. В газете сообщалось о вакансии, а если на неё откликался еврей, они говорили, что она занята». Несмотря на общепринятые представления, что американцы выиграли войну, бывший военный в интервью тактично изложил свои взгляды: «Американцы открыли второй фронт только в 1944 году, а перед этим именно все мы сдерживали [Германию]».
 
The New York Post также побеседовал с Анастасией Браверман. Она отчётливо помнит, как их семья бежала в Херсон после того, как в 1941 году армия нацистов заняла родную Одессу. Отца призвали в армию, а они вместе с матерью и маленьким братом, который потерял слух во время бомбёжки, голодные и холодные, стояли на вокзале. Однако даже тогда был краткий момент спокойствия. «Мы услышали по радио Сталина, — вспоминает Браверман. — [Он сказал:] «Братья и сёстры, нацисты будут разбиты». Первый раз он назвал нас братьями и сёстрами».
 
Вдохновлённая его словами, 15-летняя школьница начала помогать раненым и позднее изучала метеорологию для ВВС. Она хотела сражаться на передовой, однако была слишком юной. Однажды в 1944 году на мероприятии для военных Браверман танцевала с одним из командиров и так впечатлила его своей решимостью, что он порекомендовал её в отдел дешифровки. «Город Измаил освободили, когда я работала в свою смену, — вспоминает она. — Я чувствовала гордость за то, что внесла вклад в победу над нацистами».
 
Однако после освобождения еврейское наследство стало для шифровальщицы проблемой: «Сразу после окончания войны всех евреев изгнали из [советского] военного штаба». Браверман предложили было другой военный пост, но узнав, что она еврейка, отказались брать на работу. Она вышла замуж и работала в учреждениях культуры в Одессе, а в 1989 году переехала на Брайтон-Бич со своим братом, которому требовалась медицинская помощь после чернобыльской катастрофы.
 
С тех пор Анастасия Браверман активно участвует в политической жизни Америки, в том числе в качестве волонтёра во время избирательной кампании Майка Блумберга на пост мэра. Тем не менее она чувствует, что в США ей чего-то не хватает: «[Русские] боролись вместе с американцами, но теперь связи с американскими ветеранами очень слабые».   
 
Ещё одним собеседником американской газеты стал Борис Фельдман. Хотя из-за травмы позвоночника его не призвали в Красную армию, он записался добровольцем в 1941 году и всего через несколько дней на фронте попал в плен к немцам в украинском городе Тульчин. По его словам, в первые два года нацисты «практически истребляли западный фронт советской армии» и «проходили, как нож сквозь тело». Фельдман смог сбежать из плена через крышу сарая, однако его поймали снова и отправили в гетто. Там он прожил больше двух лет до марта 1944 года, борясь с голодом, переживая инсценировки казни и строя дороги.
 
«Мы знаем об Осенциме и концлагерях, но то, что происходило на востоке, на Украине и в Белоруссии… Евреев просто расстреливали в деревнях и городах, и никто на самом деле не знает число (убитых. — ИноТВ)», — отметил ветеран. Из 30 мужчин, которых принуждали работать в гетто, только он и его друг смогли выжить. В день, когда освободили украинский город Черновцы, Фельдман попросил разрешения присоединиться к армии у командира наступательного батальона. «Если не я, то кто? — объяснил он своё решение. — Это была моя обязанность — победить зло». Через несколько дней он присоединился к ним на передовой и помогал освобождать от нацизма Румынию, Венгрию и Австрию.
 
Проработав десятки лет учителем физкультуры, в 1995 году Борис Фельдман вместе с женой переехал в Бруклин. По его словам, бывшие советские солдаты являются не меньшими патриотами Соединённых Штатов, чем сами американцы: они «благодарны за всё, что США сделали во время войны и после неё». «Как можно не любить эту страну?» — добавляет Фельдман. Тем не менее его беспокоят российско-американские отношения. «Достаточно прискорбно наблюдать сейчас из-за политической ситуации [с Россией] попытки переписать историю и кто что сделал. Мы были вместе это была общая цель, — рассказал 99-летний ветеран в интервью The New York Post. — Не шла речь о том, кто сделал больше или меньше, чем другой. Трагично, что такие благоразумные нации сейчас, в мирное время, не могут договориться». 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
New York Post США Северная Америка
теги
армия Великая Отечественная война ветеран война Вторая мировая война Германия героизм иудаизм Освенцим патриотизм Россия Советский Союз США эмиграция
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров