CNN

Дипломат: решив уйти из Сирии, Трамп перечеркнул внешнюю политику Вашингтона

Решение Дональда Трампа начать вывод американских войск из Сирии стало полной неожиданностью для коалиции по борьбе с терроризмом во главе с США и по сути перечеркнуло тот внешнеполитический курс, которого придерживались американские дипломаты вот уже несколько месяцев, поведал в интервью CNN бывший спецпредставитель президента США по делам коалиции Бретт Макгёрк. Как пояснил Макгёрк, Трамп в сущности «дал зелёный свет» Турции, которая давно грозится начать вторжение в Сирию, а это вряд ли можно назвать правильным решением, учитывая политику Анкары.

Господин Макгёрк, вновь приветствуем вас на нашей передаче!

БРЕТТ МАКГЁРК, бывший спецпредставитель президента США по делам международной коалиции по борьбе с ИГ*: Большое вам спасибо за приглашение, Кристиан!
 
Мы много с вами говорили на протяжении последних лет, пока вы занимали самые разные посты — посла, спецпредставителя и так далее, а по сути главного ответственного лица в борьбе с ИГ*, в роли которого вы выступали много лет. Вы ушли в отставку, причём крайне публично, написав открытое письмо, но мне хотелось бы в первую очередь задать вам вопрос по поводу последствий вывода США своих войск из Сирии. Сегодня мы услышали, что президент Турции решил стать главным гарантом безопасности в знаменитом городе Манбидж на севере Сирии и предложил свою кандидатуру на эту позицию. Как это воспринимать? Это хорошо? Должны ли США радоваться тому, что инициативу берут на себя турки?
 
БРЕТТ МАКГЁРК: Когда мы в конце лета-начале осени 2014 года сформировали коалицию, в ней было, если не ошибаюсь, 12 стран, но позднее она выросла до 75 стран, и важнейшую роль в таком росте сыграли власти США. Турция, разумеется, была ключевым партнёром для данной инициативы, и наш изначальный план — так сказать, план «А» — заключался в том, чтобы справиться с данной проблемой через сотрудничество с Турцией. Поэтому в течение первого года на посту — в том числе и тогда, когда я ещё работал с генералом Алленом (бывший спецпредставитель США по делам коалиции по борьбе с ИГ, предшественник Макгёрка. — ИноТВ), — большую часть времени я проводил в Анкаре.

Дело в том, что большая часть материально-технических ресурсов, питавших военную машину ИГ, прибывала из Турции через её границу с Сирией. Поэтому мы чётко определили, что одна из наших задач — это совместно с Турцией, нашим союзником по НАТО, установить контроль над их границей. Честно говоря, ощущения в связи с этим были досадные, поскольку Турция особых действий на границе не предпринимала. Мы очень много работали с Турцией по разным каналам, но в итоге ничего путного не вышло, и на это, откровенно говоря, был целый ряд причин. На мой взгляд, наши с Турцией интересы в Сирии расходились на фундаментальном уровне.

Ну а когда президент Эрдоган выдвигает предложения, которые, быть может, на бумаге и смотрятся хорошо… Знаете, всякий раз, когда мы поручаем своим лучшим людям, лучшим планировщикам, докопаться до того, что мы всё-таки можем сделать совместно с Турцией, никаких ощутимых результатов мы не получаем. К примеру, Турция поддерживает такие оппозиционные группировки — например, отправляя их в безопасные зоны, — с которыми США работать просто не могут, так как те крайне тесно связаны с экстремистскими организациями. Если взглянуть на северную часть Сирии и «пробежаться» по границе с Турцией в нынешнем её состоянии, то оказывается, что в провинции Идлиб — мы в ней операций не проводим, это зона влияния Турции — доминируют группировки, связанные с «Аль-Каидой»**, и все пропускные пункты на границе контролирует «Аль-Каида». Это очень серьёзная проблема.
 
Это так, и я понимаю, что вы хотите сказать — вы хотите сказать, что Турция не сможет заменить покидающие страну американские силы. Но позвольте я немного «отмотаю» назад, к тому моменту, когда вы узнали, что после всех с трудом завоёванных подвижек, о которых вы рассказывали, президент выведет американские войска из Сирии.
 
БРЕТТ МАКГЁРК: Во-первых, скажу, что нам было известно, что президент Эрдоган собирается провести переговоры с президентом Трампом. Эрдоган «бряцал оружием» и грозился отправить поддерживаемые Турцией оппозиционные отряды и турецкую армию в те районы Сирии, где вели деятельность США. Эта проблема стояла перед нами на протяжении нескольких месяцев, и мы пытались донести до Турции, что отправлять свои силы туда не нужно, поскольку это создаст очень опасную ситуацию и подвергнет риску жизни американских граждан. Таков был наш курс.

Однако после звонка президента Эрдогана президенту Трампу, этот курс был свёрнут — президент Трамп не стал выражать описанную мной позицию, а, по сути, заявил, что мы собираемся в скором времени уходить из Сирии и, в сущности, дал Турции зелёный свет. Это полностью отменило всё то, чего мы так долго добивались. В тот момент, когда мне сообщил об этом звонке глава Госдепа Майк Помпео, я был в Ираке, где работал с новым правительством страны, дабы обеспечить сохранение тех завоеваний, которых мы смогли достичь в борьбе с ИГ.

После этого я вернулся в Вашингтон, чтобы попытаться проконтролировать последствия данного решения президента, и немедленно стал звонить своим партнёрам по коалиции в столицах по всему миру и пытаться им объяснить, что вообще происходит. Это, по сути, полностью противоречило тому, что мы им говорили уже несколько месяцев.
 
Материал предоставлен CNN International.
 
Дата выхода в эфир 22 января 2019 года.
 
* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003. 
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
CNN США Северная Америка
теги
геополитика Дональд Трамп Сирия США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров