Le Figaro Оригинал

Le Figaro: «отражение разногласий в стране» — из-за брексита клану Джонсонов грозит раскол

Как и во многих других семьях Великобритании, брексит стал причиной раскола в семье бывшего главы МИД Бориса Джонсона, пишет Le Figaro. Недавно вслед за братом из правительства Терезы Мэй ушёл младший брат Бориса Джо Джонсон, занимавший должность замминистра транспорта. Однако, если экс-министр иностранных дел возглавляет группу сторонников жёсткого брексита, его брат полагает, что в интересах страны остаться в ЕС.
Le Figaro: «отражение разногласий в стране» — из-за брексита клану Джонсонов грозит раскол
Global Look Press

После «громкого и ожидаемого» ухода Бориса Джонсона из правительства Терезы Мэй, недавняя отставка его младшего брата, занимавшего пост  замминистра по транспорту, «застала всех врасплох», пишет Le Figaro. Учитывая, что Джо не распространялся насчёт своего старшего брата, его присутствие в правительстве укрылось от внимания многих. Его отставка и протест против политики Терезы Мэй вместе с требованием нового референдума по брекситу заставили многих задуматься о «тайных амбициях» Джо Джонсона и его возможном намерении сделать карьеру в высших кругах власти вслед за братом.

Таким образом, у Терезы Мэй сегодня образовалось «две проблемы по фамилии Джонсон»: один возглавляет тори-евроскептиков, другой ведёт кампанию за проведение нового референдума по вопросу принадлежности к Европе.

«Если переговоры (по брекситу — ИноТВ) не привели ни к чему другому, по крайней мере, они объединили нас в братском огорчении», — иронизирует на этот счёт Джо. В отличие от брата, он уверен, что в интересах Велибритании «столкнувшейся с самым серьёзном кризисом со времён Второй мировой войны», остаться в Евросоюзе.

Как замечает газета, за всей этой историей стоит история семьи Джонсонов — «психодрама, в которой всем нам отведена лишь роль статистов», по выражению британского журналиста Роберта Петсона.

После отставки Джо в его поддержку выступили и другие отпрыски клана Джонсонов— старшая сестра, известная журналистка и писательница Рейчел Джонсон, в течение долгого времени выступающая за проведение повторного референдума по брекситу, а также ещё один брат — 51-лений бизнесмен Лео.

Как рассказывает французская газета, в этой династии «просвещённых буржуа», вращающихся в кругах обучавшейся в Итоне и Оксфорде элиты, «уверенной в себе и пекущейся о своей роли среди истеблишмента», есть ещё двое детей. Дочь «патриарха», бывшего политика Стэнли Джонсона от второго брака, сводная сестра Бориса, Джулия выбрала карьеру рок-исполнительницы, а её брат, 33-летний Максимиллиан основал сеть фитнес-клубов на Филиппинах.

«Как и во многих других семьях, брексит посеял раздор в семье Джонсонов», — пишет Le Figaro. Мать бывшего главы британского МИД Шарлотта поддержала сына в голосовании за выход Великобритании из Евросоюза, в отличие от трёх других свои детей, оказавшихся в противоположном лагере вместе со своим отцом Стэнли — который позднее изменил мнение и приблизился к позиции своего старшего сына Бориса.

«Мы стали семьёй-микрокосмом, которая является отражением разногласий в стране, в партии Консерваторов», — констатирует Рейчел. Однако, по её признанию, собираясь за общим столом, родственники предпочитают «до последнего избегать» этой темы. «Мы не позволим брекситу расколоть наш клан!», — заявляет журналистка.

При этом, как замечает издание, изначально подобных разногласий в семье ничего не предвещало. «Мы — одна из самых европейских семей в Великобритании», — утверждает Рейчел. В их роду переплелись турецкие, немецкие и французские корни. Дед Стенли Джонсона, Али Кемаль был министром Османской империи. По иронии судьбы, век спустя его правнук Борис Джонсон  использовал угрозу вторжения 79 млн турков в ЕС и, в конечном счёте, в Великобританию, в своей агитации за выход страны из Евросоюза.

После включения Британии в Европейское экономическое сообщество Джонсоны стали  одной из первых британских семей, обосновавшихся в Брюсселе в 1973 году. Отец семейства Стэнди был назначен тогда на пост руководителя подразделения Еврокомиссии по борьбе с загрязнением окружающей среды, а вскоре стал депутатом Европейского парламента от партии Консерваторов. Именно в Брюсселе, по утверждению Le Figaro, Борис и «приобрёл опыт евроскептика». Будучи корреспондентом газеты Telegraph, Джонсон не уставал подчёркивать в своих статьях «реальный или мнимый диктат еврократов».

По словам издания, Стенли Джонсон воспитывал своих детей «в духе жёсткой конкуренции», а обстоятельства часто складывались так, чтобы настраивать Бориса и его брата Джо друг против друга. «В то время как Борис со школьной скамьи провозглашал свои амбиции стать «королём мира, Джо, избранный депутатом от тори в 2010 году, пришёл  на Даунинг Стрит через заднюю дверь, в качестве советника Дэвида Кемерона», — рассказывает Le Figaro. Позже он стал «достаточно незаметным» заместителем министра высшего образования, а вслед за этим — транспорта. Тем не менее многие, включая биографа Бориса Джонсона Соню Пурнель, сегодня задаются вопросом: «не больше ли шансов у Джо, чем у Бориса, однажды возглавить страну». По мнению брата Лео, именно Джо «самый высокий, самый светловолосый и самый умный» из двоих.

Что касается Лео Джонсона — единственного из клана, кому не повезло родиться шатеном, а не блондином — он тщательно поддерживает образ «белой вороны»  семейства. Не будучи ни журналистом, ни политиком, ни консерватором, этот специалист по вопросам окружающей среды озабочен будущим планеты и мечтает о создании «контр-оповещения Google», которое удаляло бы любое упоминание о его семье из Интернета.

Рейчел, со своей стороны, часто предстаёт в роли «эксперта по борисологии» и оппозиционера старшему брату, однако когда Борис произносил в свою речь о недоверии Терезе Мэй на конгрессе консерваторов, именно сестра сидела в первом ряду рядом с отцом и аплодировала. Будучи убеждённой сторонницей ЕС, она создала движение «Женщины за народное голосование» и рада видеть, что брат Джо присоединился к её борьбе за проведение повторного референдума по брекситу. Что касается её мнения о соперничестве двух братьев-политиков, она предпочитает хранить его при себе. «Прежде всего, речь идёт о защите марки Джонсонов», — поясняет газета.

 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Le Figaro Франция Европа
теги
Борис Джонсон брексит Великобритания партия правительство референдум семья Тереза Мэй
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров