Atlantico.fr Оригинал

Политолог: стамбульский саммит стал символом возвращения европейцев в Сирию

Саммит в Стамбуле стал первой встречей со времён начала российской операции в Сирии, на которой лидеры Европы получили возможность озвучить своё видение ситуации в регионе, замечает политолог Кирилл Бре на страницах Atlantico. По убеждению автора, хотя серьёзного прогресса в разрешении сирийского конфликта участникам саммита добиться не удалось, его политическое и символическое значение нельзя недооценивать.
Политолог: стамбульский саммит стал символом возвращения европейцев в Сирию
Reuters

 Как отмечает на страницах Atlantico французский политолог Кирилл Бре, саммит в Стамбуле стал символом «возвращения европейцев в Сирию». Для оценки результатов этой встречи необходимо учитывать не только её содержание, но и формат, подчёркивает эксперт: «два лидера наиболее активных на международной арене европейских государств, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон, наконец, оказались за одним столом с двумя главными действующими лицами в сирийском кризисе».

Как напоминает автор, с начала российской военной операции в Сирии российские власти предпочитали обсуждать пути решения сирийского конфликта в ходе встреч, формат которых исключал участие европейцев. Так, запущенный в 2016 году переговорный процесс в Астане проходил при участии России, Ирана, Турции и различных сирийских политических движений. Ни одному представителю Запада или Европы не удалось стать участником этих встреч и высказать европейскую точку зрения на положение дел в Сирии, даже несмотря на то, что этот конфликт напрямую затрагивает Европу в том, что касается беженцев и защиты мирного населения, отмечает Бре.

 Что касается высказанного всеми участниками саммита пожелания относительно «стабильного и надёжного» режима прекращения огня в Идлибе, то добиться этого, по мнению политолога, вряд ли удастся. Ненадёжность существующего перемирия объясняется, на его взгляд, «глубокими разногласиями» между позициями Турции, поддерживающей некоторые из присутствующих в провинции группировок, и Россией, придерживающейся линии сирийского правительства. Эммануэль Макрон и Ангела Меркель в этой ситуации сообща заявили о необходимости защиты мирного населения и контроля над потоком беженцев из Идлиба в сторону Турции и Европы, напоминает собеседник издания.

Как отмечает политолог, говоря о праве России поддерживать усилия сирийского правительства по ликвидации террористических сетей в Идлибе, Владимир Путин вновь высказал привычную для него позицию. «Его интервенция в Сирию имеет две цели. Это контртеррористическая операция и одновременно военная операция по просьбе режима Асада, который он считает единственной законной властью в стране», — поясняет Бре. По его убеждению, Россия придерживается «упрощённого» видения ситуации в Сирии, считая всех «вооружённых противников режима» террористами. В глазах российских властей, речь идёт не о гражданской войне, а о «вторжении исламистов».

Саммит в Стамбуле дал Эммануэлю Макрону возможность показать, что «демаркационная линия между добром и злом не так отчётлива, как считает российский президент», и что «режим Асада, из-за совершённых им военных преступлений может считаться террористическим в той же степени, что и некоторые из оппозиционных движений».

По убеждению эксперта, успехом можно считать и тот факт, что лидерам Европы и Турции удалось довести до сведения России, основного союзника сирийского режима, что безопасное возвращение беженцев, включая представителей суннитских оппозиционных движений, является неотъемлемой частью политического урегулирования кризиса в стране. «Никакого решения не может быть найдено в Сирии путём экспорта в Европу внутренней сирийской политической проблемы», — замечает эксперт, добавляя, что сирийские беженцы вынуждены были искать в Европе спасения от «смерти и несчастий», однако «существенная часть из них мечтает вернуться в страну и жить в мире».

Несмотря на то, что саммит в Стамбуле не принёс серьёзного прогресса в дело разрешения конфликта в Сирии, его «политическое и символическое» значение не стоит преуменьшать. «Что утвердилось в стамбульском формате, так это голос реализма (режим Асада — победитель на местности) и одновременно голос  требовательности (он должен провести реформы и согласиться с безусловной необходимостью возвращения беженцев)», — пишет Бре.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Atlantico.fr Франция Европа
теги
Ангела Меркель Башар Асад Владимир Путин вооруженный конфликт Германия оппозиция Реджеп Тайип Эрдоган Россия саммит Сирия Стамбул Турция Франция Эммануэль Макрон
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров