Foreign Policy Оригинал

FP: «мягкая сила» Китая стоимостью более $6 млрд не заработает, пока он не отделит журналистику от пропаганды

В рамках масштабной кампании по расширению «мягкой силы» Поднебесной за рубежом Пекин реорганизует свои международные СМИ и создаёт большой проект «Голос Китая». Однако, как отмечает журналист Хилтон Ип в Foreign Policy, даже несмотря на огромные денежные вливания, все эти реформы не помогут зарубежным китайским ресурсам прийти к успеху, пока Пекин не прекратит транслировать с их помощью «топорную государственную пропаганду».
FP: «мягкая сила» Китая стоимостью более $6 млрд не заработает, пока он не отделит журналистику от пропаганды
Reuters
«В мире на пороге хаоса Китай решил, что людям всех стран нужно больше хороших новостей — конечно, если они про Китай», — пишет журналист Хилтон Ип в своей статье для Foreign Policy.
 
Сегодня Поднебесная собирается создать медиагиганта под названием Voice of China, или «Голос Китая», в который сольются три ресурса, вещающих на иностранную аудиторию: China Global Television Network (CGTN), China Radio International и China National Radio. После «сомнительного успеха» всех прошлых попыток Пекина создать собственное международное государственное СМИ автор статьи задаётся вопросом: будет ли эффективным новый проект.
 
Китайский лидер Си Цзиньпин не скрывает своего стремления превратить Поднебесную в новую сверхдержаву. Но, как и его знаменитая идея о «китайской мечте», «Голос Китая» — прямая калька с американских аналогов. Несмотря на очевидные достижения страны в сфере экономики, с международным имиджем у Поднебесной не задалось. «Китайская мечта» не продаётся за границей — по крайней мере, в развитых странах. А цензура и ограничения, которые всегда сдерживали китайские СМИ, при новом руководстве лишь усилились.
 
«Голос Китая» — часть масштабной кампании по расширению СМИ, заложенной ещё в 2009 году при предшественнике Си — председателе Ху Цзиньтао. Стоимость этой инициативы составляет порядка $6,6 млрд, и затрагивает она теле-, радио- и печатные ресурсы. Наблюдать за работой «Голоса Китая» будет непосредственно Государственный совет КНР, а управлять — Отдел пропаганды Центрального комитета Коммунистической партии.
 
Нельзя назвать продвижение китайских СМИ за рубежом провальным. Напротив, China Radio International выходит на 65 языках, канал China Central Television (CCTV), который впоследствии как раз был переименован в CGTN, вещает в 140 странах. Кстати, в рамках того же ребрендинга CGTN обзавёлся собственным мобильным приложением и страничками в запрещённых в Китае соцсетях Twitter, Facebook и YouTube.
 
Кроме того, у Китая есть англоязычные издания People’s Daily, China Daily и Global Times. Причём если первые два придерживаются умеренных позиций, то третье не скупится на критические редакционные статьи в адрес тех, кто не по нраву Китаю. Так, Дональда Трампа, например, как-то назвали «столь же невежественным, как маленький ребёнок», а Великобританию охарактеризовали как страну, которая подходит лишь для учёбы и путешествий.
 
Как бы то ни было, по словам Хилтона Ипа, несмотря на почти десять лет работы за рубежом, китайские СМИ до сих пор воспринимаются как пропагандистские и не могут собрать большую аудиторию. И эта ситуация вряд ли изменится, а скорее всего, будет лишь ухудшаться, прогнозирует журналист.
 
Согласно официальным документам, «Голос Китая» был создан с целью «распространять теории, установки, убеждения и программу партии», а также демонстрировать миру сюжеты, положительно отражающиеся на имидже страны. В этом-то, по мнению автора статьи, и заключается проблема. В эпоху интернета, соцсетей и нетрадиционных форм СМИ люди научились легко распознавать «топорную государственную пропаганду», поэтому усиленно пытаться и дальше продавать миру теории Коммунистической партии просто бесполезно.
 
Также весьма проблематично с помощью СМИ продвигать образ Китая за границей, когда журналистика внутри страны далека от процветания. Из-за цензуры и большого давления на журналистов, которым «разрешают лишь повторять официальную линию», многие разочаровались в этой профессии. Прекрасной иллюстрацией этому послужил недавний инцидент, когда во время пресс-конференции на Всекитайском собрании народных представителей одна журналистка демонстративно закатила глаза, когда сидящая рядом коллега почти минуту задавала вопрос. Как и многие в своей стране, журналистка «устала от фарса, в который превратились местные СМИ», комментирует Хилтон Ип. И конечно, за инцидентом с закатыванием глаз последовала жёсткая реакция властей.
 
Больше всего ограничениям подвергаются государственные СМИ — например Global Times. Порой сотрудникам этого издания удаётся опубликовать «относительно смелый материал» о коррупции на местном уровне, бедности в сельскохозяйственных районах и дискриминации ЛГБТ, но всё это тонет среди националистических редакционок, репортажей о проблемах иностранных государств или очень умеренных статей о том, что происходит в Китае. Острые темы вроде Тибета или Тайваня строго сверяются с партийной линией, утверждает автор статьи, некогда сам работавший в Global Times.
 
По словам Хилтона Ипа, хотя «Голос Китая» и взял название у американского СМИ, но это всё, что объединяет два ресурса. Если взглянуть на сайт Voice of America*, там легко можно найти информацию о протестах в США, в то время как, к примеру, CGTN предлагает исключительно позитивные новостные блоки под названиями вроде «Прорывы Китая» или «Традиции Китая».
 
«CGTN бледнеет даже в сравнении с российскими государственными СМИ, которых нельзя назвать дилетантами в пропагандистской игре», — считает журналист. Несмотря на «сильную антизападную направленность» материалов канала RT, у него «хотя бы есть действительно ценный, с новостной точки зрения, контент». CGTN с его устаревшей подачей материалов и пресными передачами такого не делает.
 
Англоязычный RT привлекает внимание аудитории своими «напористыми антизападными репортажами и интервью» и «противоречивыми личностями» вроде сирийского президента Башара Асада или Эдварда Сноудена в качестве спикеров — гостей на CGTN с трудом сможет узнать даже самый проинформированный в обсуждаемом вопросе зритель.
 
Как подчёркивает автор статьи, RT не слишком волнует, отнесут ли его к крайне левым или крайне правым. Но у китайских СМИ пространство для идеологического манёвра очень узкое — они вынуждены действовать строго в соответствии с официальной линией без всяких рискованных отклонений. Продюсеров и журналистов могут оштрафовать или уволить за «политические ошибки», если они будут пытаться выражать свои взгляды, не соответствующие заданной позиции. В конце концов, главной аудиторией для канала являются крупные шишки в Пекине, а не простые иностранные зрители.
 
Единственная ниша, в которой могут доминировать международные СМИ Поднебесной, — зарубежные ресурсы на китайском языке. Впрочем, Пекин и его сторонники уже скупили большую часть иностранных китайскоязычных СМИ, благодаря чему китайские сообщества в разных уголках планеты всё чаще смотрят идеологически верные новости. Но если говорить о глобальном охвате международных СМИ Пекина, пока не меняется сам продукт, вряд ли они смогут чего-то добиться бесконечными перегруппировками и ребрендингами. «Пока китайское руководство не научится отличать пропаганду от журналистики, «Голос Китая» так никто и не услышит», — заключает автор.
 

 

* «Голос Америки» (Voice of America) — СМИ, признанное иностранным агентом по решению Министерства юстиции РФ от 05.12.2017.
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Foreign Policy США Северная Америка
теги
Russia Today журналист Китай пропаганда Россия Си Цзиньпин СМИ
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров