Le Point Оригинал

Макрон: мы переживаем кризис Запада

Новый президент Франции Эммануэль Макрон дал своё первое большое интервью журналу Le Point. Лидер заявил, что сегодня западный мир переживает кризис, в условиях которого Франция просто обязана стать великой державой. При этом президент подчеркнул, что готов вести честный и прагматичный диалог со всем миром, и пример этому — отношения с Россией.
Макрон: мы переживаем кризис Запада
Reuters

Спустя три месяца после своего вступления в должность президент Франции Эммануэль Макрон дал своё первое большое интервью журналу Le Point, в котором «детально обрисовал своё видение» страны и её будущего.

Как описывает издание, Макрон «был прям, серьёзен, почти суров». «С чуть ли не хирургической точностью» он подбирал слова, понимая, что каждое из них будет внимательно оценено. «Не время шутить, распространяться о своём отпуске в Марселе или рассуждать о состоянии СМИ, как это делали его предшественники». Серьёзность картины завершают два стационарных телефона, документы и книга об Ангеле Меркель, расположившиеся на рабочем столе Макрона.

Интервью нового президента «равноценно манифесту», уверяет Le Point. «К этим строкам ещё долго будут обращаться как сторонники, так и критики» лидера. Что же такого сказал Эммануэль Макрон?

Французский лидер подчеркнул, что по-прежнему считает одним из своих главных врагов терроризм и отвечать на него нужно сразу на нескольких уровнях: военном, экономическом, культурном и просветительском. Макрон уверен, что сегодня Франции нужны герои и мечты, чтобы люди верили в них, а не обращались к сомнительным экстремистским идеям.

«Наша страна, по сути, больше не предлагает героев. Почему молодёжь из пригородов отправляется в Сирию? Потому что пропагандистские видео, которые они посмотрели в интернете, в их глазах превратили террористов в героев. Потому что с помощью этой пропаганды они почувствовали, что открыли что-то, что отвечает их жажде быть вовлечёнными», — объяснил Макрон.

Именно поэтому президент считает, что Франция должна меняться. «Мы должны вновь стать гордой страной», — заявил президент. А для этого следует определиться со своими перспективами, целями и средствами — «чтобы уйти от пораженческого духа, который всё ещё слишком часто в нас встречается, чтобы положить конец политике жертвенности».

Макрон обсудил с журналистами своё видение роли президента, ведения бюджета страны, а также внутренних реформ, в том числе реформы трудового законодательства, которая вызвала неоднозначную реакцию французов. Говоря о бюджете, особое внимание лидер уделил армии. И хотя не стоит поддаваться на всеобщую панику милитаризации, модернизация и военное усиление страны необходимы, настаивает он. «Я хочу, чтобы наша армия оставалась особенной военной силой с реальной способностью сдерживания. Она и дальше будет первой армией в Европе и второй армией свободного мира», — прокомментировал президент.

Относительно Европы Макрон констатировал: «Сегодня Европа функционирует плохо, иногда и того хуже, потому что ещё десять лет назад мы потеряли нить (развития. — ИноТВ). В 2005 году мы стали свидетелями конца Европы, которая могла строиться на том, что была приютом для народов. И брексит стал лишь ещё одним проявлением этого феномена». Сегодня же Европе тоже нужно меняться. По словам французского президента, он хочет, чтобы европейское влияние вновь стало сопоставимым с влиянием США или Китая, чтобы Европа могла постоять за себя как в военном плане, так и в экономическом.

Однако, видимо, с этим согласны не все участники ЕС. Во время своего турне по странам Восточной Европы Макрон обсуждал с лидерами проблемы регулирования трудовой эмиграции. После заявлений премьер-министра Польши Беаты Шидло о том, что позиция Варшавы относительно положения польских рабочих в других странах ЕС не изменится, Макрон резко раскритиковал такой подход, который «ставит под сомнение европейскую солидарность». Впрочем, «польское правительство не говорит за всю Восточную Европу», — убеждён президент.

«Франция должна вновь стать великой державой, и всё. Это необходимость. Посмотрите, в каком состоянии сейчас весь мир. Он на пути к смещению. И даже само существование многосторонних структур, которые рождались в мире с 1945 года, сегодня оспаривается одной великой державой, Соединёнными Штатами Америки, которые до сих пор выступали их гарантом. Мы переживаем кризис Запада», — полагает Эммануэль Макрон.

По мнению нового французского президента, за последние десять лет «Запад потерялся в своих морально неуместных вмешательствах» на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Он позволил возникнуть авторитарным режимам, зарождение которых он не заметил: Саудовская Аравия, Турция, Россия, Иран». Мир меняется, и Франция больше не «держава средней руки, которую защищают и окружают великие державы, разделяющие с ней одни и те же ценности», как это было в середине 70-х.

Во внешней политике, по мнению Макрона, пора заручиться прагматизмом и начать «говорить со всем миром», забыв о «трудно управляемом неоконсерватизме, который толкает на вмешательства во внутренние дела других стран, чтобы потом оказаться самим лишь более изолированными». Наиболее важными для Франции остаются «соседние» направления: Северная Африка, Ближний Восток.

Вопреки мнению некоторых журналистов, которые решили, что Макрон собрался играть роль «крутого парня» на международной арене, там «не то чтобы очень круто», заявил президент. В пример он привёл то, что ему каждые десять дней приходится общаться с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Макрон подчеркнул, что с лидерами всех стран он старается говорить «прямо и честно, в то время как обычно не принято обсуждать острые темы». «Я стараюсь выявить абсолютные разногласия, точки соприкосновения и способы, с помощью которых мы сможем найти общий путь», — пояснил лидер.

Так, в случае с Владимиром Путиным абсолютные разногласия есть по поводу Украины. «Я это фиксирую. Франция ему ничего не уступит». Но несмотря ни на что, диалог всё-таки начался: есть соглашения, к примеру климатические договорённости, которым Россия готова следовать, есть прогресс по Сирии.

Макрон заявил, что не делает уход сирийского президента Башара Асада предварительным условием, но у него есть «две красные линии — применение химического оружия и гуманитарные договорённости». «Если Владимир Путин поможет мне продвинуться в этих направлениях, мы сможем найти точки соприкосновения. Мы уже продвинулись в плане химоружия. У меня есть ощущение, что позиция России изменилась с момента нашего разговора в Версале. Вот такая у меня стратегия — вести диалог честно и прагматично», — рассказал президент.

Французский лидер признал, что на новом посту он очень занят, так что власть его ещё опьянить не успела. Но при этом он всегда находит время для чтения книг вечерами или ночами, ведь без них «совершаешь ошибки» и «теряешь связь с разумным и вечным». 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Le Point Франция Европа
теги
Владимир Путин интервью президент Россия сотрудничество терроризм Франция Эммануэль Макрон
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG