Анатомия информационной войны: как работает российская пропагандистская машина и как ей противостоять

Предпринятая Россией пропагандистская атака на Запад хорошо организована и хорошо финансируется, пишет Бен Ниммо в статье для Central European Policy Institute. Из-за таких СМИ, как RT, в Европе и США уже стали сомневаться в вашингтонской версии событий на Украине. В то же время, отмечает журналист, российская пропаганда предсказуема, и в этом ее слабость.
Анатомия информационной войны: как работает российская пропагандистская машина и как ей противостоять

Краткий обзор

В контексте украинских событий России удалось добиться существенного успеха в том, что Питер Померанцев и Майкл Вайс называют «превращением информации в оружие». Используя политиков, журналистов, благожелательно настроенных обозревателей и интернет-троллей, Россия создает альтернативную реальность, в которой правды не существует, все относительно и никакой информации нельзя доверять.

Благодаря этой кампании бытующее на Западе представление об украинском конфликте уже подверглось существенным искажениям. Даже в мейнстримовских СМИ стали мелькать утверждения о том, что НАТО якобы обещало после объединения Германии не расширяться за счет стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и что страхи России по поводу подобного расширения оправданны. В результате складывается впечатление, что это Запад виноват в том, что Россия напала на Украину.

Машина российской пропаганды устроена довольно сложно, зато выдаваемая ей продукция предельно примитивна. В основе всего лежит представление о том, что Соединенные Штаты якобы пытаются захватить власть над миром и только России хватает смелости и силы противостоять им. У российской пропаганды есть четыре основных приема: отметать любую критику, искажать факты, отвлекать внимание от основной проблемы и сеять смуту. Распространяется эта пропаганда в основном через подконтрольные Кремлю СМИ и проплаченных либо пророссийски настроенных комментаторов на Западе.

В ответ Запад должен активнее доносить до мира свою позицию, больше говорить о свободе выбора и демократии, поскольку именно эти ценности российский режим, с одной стороны, воспринимает как угрозу, а с другой — сам угрожает им. В этом деле ведущую роль могут сыграть страны ЦВЕ. Кроме того, Запад должен неустанно объяснять миру на конкретных примерах суть используемых Россией методов и выводить на чистую воду проплаченных Кремлем политических обозревателей и псевдожурналистов.

Российская версия конфликта

Российская версия представлена в выступлениях президента Путина, секретаря Совета безопасности Патрушева и министра иностранных дел Лаврова. На протяжении многих месяцев она излагалась снова и снова. Так, например, Лавров подробно изложил ее 11 сентября в интервью агентству ИТАР-ТАСС.

На основании этих выступлений легко составить следующую картину: США регулярно используют НАТО и европейские страны как инструмент для достижения своих внешнеполитических целей. После распада Советского Союза Соединенные Штаты повели себя как агрессивный победитель и попытались создать такой мир, в котором вся власть принадлежала бы им одним. В рамках этой стратегии, в частности, США поддержали кавказских сепаратистов, надеясь «расчленить» Россию, и в нарушение обещания, якобы данного Горбачеву, втянули страны ЦВЕ в НАТО, рассчитывая таким образом «окружить» Россию.

Придя к власти, Путин начал противостоять притязаниям США на мировое господство и потому стал главным препятствием на пути к реализации американских планов. Именно поэтому Соединенные Штаты развернули кампанию, направленную лично против Путина, а также попытались ослабить Россию, разместив в странах ЦВЕ элементы ПРО и склонив бывшие советские республики — например Грузию и Украину — подать заявки на вступление в НАТО. В этой работе Соединенным Штатам помогал Евросоюз, который использовал свою программу «Восточное партнерство», чтобы ослабить влияние России на страны СНГ. При этом инициатива внутри Евросоюза исходит от новых членов, стран ЦВЕ, которые панически боятся России.

НАТО и Евросоюз отчаянно навязывали Украине прозападную ориентацию. Они поставили Украину перед выбором: либо вы вступаете в НАТО и входите в европейскую зону свободной торговли, либо вы остаетесь сателлитом России. Президент Янукович не поддался давлению Запада, и тогда неонацисты устроили в Киеве вооруженный переворот и начали гонения на русское население Восточной Украины. Одновременно НАТО планировало отправить свои корабли к берегам Крыма. Поэтому Россия была вынуждена защитить своих соотечественников, и русскоязычное население восточных областей поднялось на борьбу с киевской хунтой, чтобы защитить свою жизнь и свое право говорить на родном языке.

Данная версия событий звучит на редкость убедительно. Тут есть и главный злодей — США, и герой-спаситель — Путин. Сюжетная линия предельно проста: злодей пытается захватить власть над миром, а герой-спаситель не дает ему это сделать. Читатели замерли в ожидании: что же будет дальше? Сумеет ли герой одолеть злодея? Умело используется эмоциональная составляющая: возмущение по поводу эгоцентричной позиции Запада, восхищение героическим лидером Путиным, ужас по поводу кровавых преступлений киевской хунты.

Кроме того, подобная картина мира является на редкость гибкой. Так, например, в марте 2014 года Путин использовал ее, чтобы оправдать аннексию Крыма; годом позже Лавров использовал те же самые тезисы, чтобы раскритиковать американские планы по созданию системы противоракетной обороны, внешнюю политику Евросоюза и внутреннюю политику Украины; Патрушев использовал все тот же сценарий, чтобы объяснить падение цен на нефть; а пресс-секретарь российского МИДа Лукашевич с помощью тех же самых тезисов объясняет, почему решение западных агентств понизить кредитный рейтинг России не следует воспринимать всерьез.

Запад пока не предложил со своей стороны столь же убедительную версию событий. Западные политики предпочитают высказываться осторожно и многосложно. У них самое главное слово — «но»: мы осуждаем действия России, но остаемся открытыми для диалога; мы поддерживаем Украину, но мы не против России; мы наращиваем численность военных контингентов в европейских странах, но это не значит, что мы в состоянии военной конфронтации с Россией. Позиция Запада слишком сложна и рациональна, тогда как российская позиция проста и эмоциональна. Поэтому российская позиция выглядит намного привлекательнее.

Применяемые методы

Представленную Россией версию событий можно рассматривать как наступательное оружие. Ее задача — дискредитировать Запад и переложить ответственность за украинский конфликт на западные страны. Для оправдания действий России используются различные методы. Вкратце их можно описать четырьмя словами: «отметать», «искажать», «отвлекать» и «пугать».

«Отметать»

Первый применяемый Россией метод состоит в том, чтобы отметать все критические сообщения или комментарии, либо отрицая поступающую с места событий информацию, либо дискредитируя ее источник.

Классический пример — регулярные заявления по поводу того, что на Украине якобы нет российских войск. Впервые Путин заявил об этом во время пресс-конференции еще 4 марта 2014 года: «Напряженная ситуация в Крыму, связанная с возможным применением Вооруженных Сил, просто была исчерпана, [и применять их] не было никакой необходимости. Единственно, какая необходимость была и что мы делали, — мы усилили охрану наших военных объектов».

Когда Путина напрямую спросили, являются ли участвующие в конфликте военные российскими солдатами, Путин упрямо продолжал настаивать, что «это были местные силы самообороны».
Прекратились все эти отпирательства только после 17 апреля 2014 года, через месяц после того, как аннексия уже состоялась. Во время своей так называемой горячей линии Путин заявил: «Мы должны были предпринять необходимые меры, чтобы события не развивались так, как они сегодня развиваются в юго-восточной части Украины… Поэтому за спиной сил самообороны Крыма, конечно, встали наши военнослужащие».

В документальном фильме, посвященном годовщине аннексии Крыма, Путин опять изменил свою версию событий. Он описывает совещание, которое он проводил в ночь на 23 февраля 2014 года, за неделю до того, как в Крыму появились вооруженные люди: «Мы закончили совещание около семи часов утра. Я сказал всем моим коллегам: "Ситуация развернулась таким образом на Украине, что мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России"».

«Россия тут ни при чем». «Россия просто поддержала крымских повстанцев». «Все изначально спланировала Россия». Только одно из этих трех утверждений может соответствовать действительности, и тот факт, что Путин, не моргнув глазом, произнес все три из них на глазах у многочисленных телекамер, в очередной раз показывает, что обман стал для российских политиков привычным делом.

Иногда, чтобы отмести критические комментарии в свой адрес, Россия пытается уничижительными замечаниями дискредитировать сам источник этих комментариев — будь то ООН, ОБСЕ, прибалтийские страны, бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, его заместитель Александр Вершбоу или пресс-секретарь НАТО Оана Лунгеску. Руководитель информационного бюро НАТО в Москве Роберт Пшель, придя на государственный телеканал, услышал в свой адрес, что он поляк и потому по определению русофоб.

Вот, например, яркий пример использования данного метода. Сотрудник пресс-службы НАТО, подполковник Джей Янсен, в ответ на запрос от агентства «Рейтер» отправил комментарий по поводу присутствия российских войск на территории Украины по электронной почте. Электронная почта широко используется для рассылки пресс-релизов, в том числе и российскими ведомствами.

В ответ пресс-секретарь российского Министерства обороны Игорь Конашенков пренебрежительно назвал Янсена «клерком», заявил, что Янсен просто пытается «прославиться» перед ротацией персонала в штаб-квартире НАТО, и посмеялся над тем, что письмо было отправлено по электронной почте: «Будущие антироссийские выпады от имени НАТО, по всей видимости, следует ожидать от представителей клининговых компаний, занимающихся уборкой штаб-квартиры, но уже в формате смс-рассылок».

Здесь налицо все характерные признаки применяемой российской стороной методики: уничижительные замечания в адрес источника сообщения; придирки к форме, в которой сделано заявление; само сообщение при этом дискредитируется как «голословное» и «ничем не подтвержденное»; и, наконец, высмеивается вся натовская система взаимодействия с прессой. В этом примере, как в капле воды, отразилась вся суть метода «отметания».

«Искажать»

Кроме того, российским политикам и средствам массовой информации очень свойственно искажать факты в угоду собственной версии событий.

Так, например, в конце марта российские СМИ много говорили о том, что по Чехии «прокатилась волна протестов» против «Драгунской прогулки» — автопробега американской военной техники по дороге в Германию. При этом всячески замалчивался тот факт, что подавляющее большинство чехов очень тепло встречали американских военных. В результате складывалось впечатление, что чехи против присутствия НАТО в Центральной Европе.

Еще один пример: 30 апреля заместитель министра обороны Анатолий Антонов сообщил «Комсомольской правде», что «в Польше создаются так называемые силы быстрого реагирования, численность которых планируется довести до 30 тысяч человек».

Отчасти его заявление соответствует действительности. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг действительно заявил несколькими днями ранее, что НАТО планирует увеличить численность сил быстрого реагирования (СБР) с 13 тысяч до 30 тысяч человек.

Вот только дело в том, что, как уже объясняли в НАТО, включенные в состав СБР подразделения дислоцируются в своих странах и могут быть переброшены в другую страну только для проведения учений или по тревоге. Более того, данный принцип применялся в СБР с момента их создания. Таким образом, заявление Антонова, тем более сделанное чиновником такого высокого ранга, говорит либо о некомпетентности, либо о сознательном желании ввести людей в заблуждение.

Примеры разного рода искажений можно перечислять до бесконечности: то российская актриса в пяти сюжетах из разных украинских городов изображает местную жительницу, недовольную политикой киевских властей; то пациент в больнице раздает интервью различным телеканалам, умудряясь в трех интервью рассказать три совершенно разные истории; то вдруг находится женщина, которая якобы видела, как украинские военные распяли трехлетнего мальчика, — выдуманная история, которая моментально стала объектом насмешек со стороны западных СМИ.

«Отвлекать»

Еще один инструмент из арсенала российской информационной войны — отвлечение внимания от действий России и ее союзников при помощи встречных обвинений.

Иногда этот метод позволяет запутать людей, посеять в них сомнения. Так, например, было в случае со сбитым малайзийским Boeing. Каких только безумных догадок не высказывалось на данный счет!

То кремлевские СМИ заявляют, что Boeing был сбит украинским истребителем, то — украинской ракетой. То украинцы сделали это, чтобы заручиться поддержкой мирового сообщества, то это было покушение на Путина. Была еще одна совсем уж дикая гипотеза, согласно которой существует некая связь между крушением двух малайзийских Boeing — рейса MH 17 над Украиной и рейса MH 370 над Индийским океаном. Сторонники данной теории утверждают, что на самом деле это был один и тот же самолет и что авиакатастрофа, вероятно, была подстроена израильтянами.

Как правило, Россия пытается отвлечь внимание от обвинений в собственный адрес при помощи зеркальных контробвинений. Как только кто-то обвиняет в чем-то Россию, Россия тут же заявляет, что он и сам испокон веков делает то же самое.

Такая манера ведения спора всегда была характерна для Путина. Так, например, в 2007 году, встречаясь с лидерами Евросоюза в Португалии, Путин взорвал это ничем не примечательное мероприятие, сделав сенсационное заявление: оказывается, планы тогдашнего президента США Джорджа Буша-младшего по размещению американской системы ПРО в Европе сродни намерениям советского руководства разместить на Кубе ядерные ракеты в далеком 1962 году. Присутствовавшие на саммите журналисты, среди которых был и автор этих строк, были шокированы подобным заявлением.

«Для нас ситуация технологически очень похожа, — заявил Путин. — Мы остатки баз из Вьетнама, с Кубы вывели, все там ликвидировали, а у наших границ такие угрозы для нашей страны сегодня создаются». Аналогия, что и говорить, сомнительная. Открыто объявить о создании безопасной оборонительной системы — это все-таки не то же самое, что тайком разместить наступательное оружие с ядерными боеголовками. Но главная цель была достигнута — американцам пришлось оправдываться. Психологический расчет оказался верным.

В целом метод отвлечения рассчитан на то, чтобы посеять в людях неуверенность, сомнения, убедить их в том, что верить вообще никому нельзя. Правда — только то, что ты видел своими глазами. В такой обстановке человек теряет нравственные ориентиры; ему начинает казаться, что все вокруг лгут, все поступают непорядочно, а раз так — значит, это нормально и можно делать что хочешь без оглядки на мораль.

«Пугать»

Наконец, еще один инструмент из арсенала российской пропаганды — это запугивание. Когда России не нравятся чьи-то планы, она начинает предупреждать, что подобные действия могут иметь катастрофические последствия.

Россия давно уже использует этот метод в отношении стран ЦВЕ. Еще в 2007 и 2008 годах Путин неоднократно предостерегал европейцев, что, если Буш разместит в Чехии и Польше систему ПРО, Россия нацелит свои ракеты на Европу. Когда Обама объявил о переходе к так называемому поэтапному адаптивному подходу, который предусматривал размещение элементов ПРО в Польше и Румынии, те же угрозы зазвучали снова.

В последнее время большое внимание уделяется предпринимаемым НАТО мерам по укреплению обороноспособности стран ЦВЕ в связи с украинскими событиями. Главная задача этих мер, как следует из их названия (assurance measures), — заверить восточноевропейские страны в готовности альянса в случае необходимости встать на их защиту. Собственно военная составляющая у этих мер имеет довольно скромные масштабы. Тем не менее российские власти неустанно предупреждают о том, что подобная эскалация повлечет за собой ответные меры военного характера. Россия пугает европейцев то «Искандерами», то бомбардировщиками, но чаще всего используется расплывчатая формулировка — Россия грозится «дать достойный ответ».

Но больше всего российские политики любят пугать Запад ядерным оружием. Заявления такого рода делаются то в контексте российской военной доктрины, то в связи с санкциями, введенными США после аннексии Крыма, то в связи с планами поставок оружия на Украину, то в ответ на решение Дании предоставить свой военный корабль для размещения на нем радиолокационной станции, входящей в натовскую систему ПРО.

Вот что по этому поводу пишет обозреватель газеты Financial Times Гидеон Рахман: «Я нисколько не сомневаюсь, что все эти ядерные угрозы со стороны Москвы на то и рассчитаны, что западные обозреватели начнут рассуждать о российской ядерной угрозе. У России сейчас главная задача — любой ценой заставить Запад отказаться от оказания военной помощи Украине. Поэтому русские и пытаются внушить миру мысль, что любая эскалация подобного рода спровоцирует жесткую реакцию Москвы и, кто знает, возможно, даже закончится применением ядерного оружия».
 
Главная задача во всех этих случаях — запугать оппонента, поддержать оппозиционные силы и по возможности добиться смены курса.

Тролли и трояны – всадники апокрифов
 
Наконец, давайте посмотрим, какие средства используются, для того чтобы распространить эти апокрифические сообщения о конце света в западных СМИ и в западном обществе.
В СМИ широко обсуждались «фабрики троллей» – организации, сотрудники которых занимаются тем, что заходят на различные сайты и пишут презрительные и критические комментарии в адрес тех, кто отрыто выражает свое несогласие с позицией Кремля. Кроме того, всем известна пропагандистская деятельность таких финансируемых Кремлем средств массовой информации, как Russia Today и Sputnik.

О том, как кремлевские СМИ используют западных обозревателей, для того чтобы придать вес и достоверность словам Москвы, говорится гораздо меньше. Однако нам крайне важно понять суть этого приема, если мы хотим уничтожить ту пропагандистскую «сеть», которую плетет Кремль.
Западных обозревателей, которых цитируют кремлевские СМИ, можно разделить на три категории. Во-первых, это люди, которые непосредственно работают или работали на Кремль, однако не признаются в этом открыто. Вторую категорию составляют люди, которые, на первый взгляд, являются независимыми экспертами, однако поддерживают политику России. К третьей категории можно отнести людей, которые, может быть, и не разделяют позицию России, однако их слова можно процитировать так, чтобы показалось, будто они ее разделяют.

Возможно, эти высказывания остались бы незамеченными для западной публики, однако кремлевским СМИ каждый раз удается преподнести их так, чтобы привлечь внимание «целевой» аудитории, будь то в России или в какой-либо другой стране.

Наглядным примером первой категории является статья, опубликованная в Guardian 8 марта. В ответ на письмо пресс-секретаря НАТО Оаны Лунгеску Ангус Роксбро написал заметку, в которой он обвинил Лунгеску в том, что она «исказила истину», заявив, что Горбачев опроверг информацию о том, что НАТО обещало не расширяться на восток. Заметку Роксбро тут же перепечатало агентство РИА Новости – российский аналог проекта Sputnik – в виде статьи под заголовком «Guardian обвиняет НАТО в «бесстыдном искажении информации»». Эту статью затем опубликовали и другие российские издания, в том числе «Аргументы и факты» и vzglyad.ru. (Агентство РИА Новости впоследствии изменило заголовок статьи так, что стало понятно, что это всего лишь письмо одного из читателей, однако ее оригинал можно было найти на сайтах других информационных изданий.)

На самом деле, дело обстоит не совсем так, как пишут российские СМИ. Ангус Роксбро, бывший журналист Guardian и BBC, с 2006 по 2009 годы работал советником Путина, хотя официально об этом не сообщалось. Кроме того, он не является штатным сотрудником Guardian – он независимый обозреватель, который время от времени пишет заметки для рубрики «Мнения». Агентство РИА Новости не имело абсолютно никаких оснований, для того чтобы представлять мнение Ангуса Роксбро как мнение всей газеты Guardian и уж тем более заявлять, что это влиятельное издание обвиняет НАТО во лжи, ведь это сделал всего лишь один из ее обозревателей.

Ко второй категории относится открытое письмо 60 известных представителей немецкой общественности с призывом начать диалог с Россией. Случайно это получилось или нет, но это письмо представляет собой яркий пример применения четырех методов российской пропаганды. Авторы письма отметают освещение кризиса в западных СМИ, называя его необъективным; они искажают действительность, сравнивая реакцию европейцев на кризис с вторжением Гитлера в Советский Союз в 1941 году. Авторы пытаются отвлечь внимание от незаконного захвата Крыма, оправдывая его «законным» правом России на защиту интересов своей безопасности и «расширением» Запада, и пугают перспективой новой войны в Европе.

Это письмо широко цитировалось в российских СМИ. Издание Sputnik посвятило ему несколько статей, а Russia Today опубликовало статью по мотивам этого письма, в заголовке которой говорится, что немецкие общественные деятели призывают Запад прекратить «бряцать оружием» перед Россией. Агентство РИА Новости также сообщило о появлении этого письма и опубликовало заявление одного из его авторов и комментарий одного из российских политиков.
Сейчас я не хочу говорить о том, чем могли руководствоваться авторы этого письма, однако отмечу, что его подписали бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер, который после ухода со своего поста возглавил компанию, являющуюся оператором газопровода «Северный поток»; председатель Восточного комитета немецкой экономики – организации, которая занимается развитием торговых отношений с Россией и другими бывшими коммунистическими странами; а также почетный президент Российско-Германской внешнеторговой палаты. Бизнес всех этих людей так или иначе зависит от тесных отношений между Россией и Германией, однако российская пресса обошла этот момент стороной.

Примером третьей категории может служить речь, произнесенная кремлевским уполномоченным по вопросам прав человека Константином Долговым в Риге, в которой он критикует политику Латвии в области гражданства. Долгов обвинил Латвию в русофобии и привел комментарий Нила Муйжниекса, комиссара Совета Европы по правам человека, в качестве доказательства того, что в Европе наблюдается рост экстремизма и ксенофобии. Использование имени Нила Муйжниекса, гражданина Латвии, – это очень удачный прием, особенно если выступаешь с речью в Риге. Однако, как позднее заявил министр иностранных дел Латвии, «в своем комментарии господин Муйжниекс говорил о проявлениях радиального национализма по отношению к цыганам и мусульманам в Швеции, Германии, Греции, Венгрии, Сербии и Италии; в той речи комиссар Совета Европы по правам человека не говорил ни о Латвии, ни о странах Балтии». Ни о какой русофобии речи не было.

Цель всех этих неточных цитат состоит в том, чтобы посеять сомнение, недоверие и неразбериху. Конечно, россияне верят своим СМИ. Что ж, им простительно, ведь до истины так трудно докопаться. Окончательная победа российской пропаганды состоит в том, чтобы представить ситуацию так, как будто все остальные СМИ тоже занимаются пропагандой.

Заключение: как победить пропагандистскую машину

Итак, российская пропагандистская машина очень мощная, отлаженная и хорошо финансируется, однако, как видно из данного исследования, она грешит повторениями и ведет себя вполне предсказуемо. Она рисует все в черно-белых тонах; она всегда ведет себя по одной и той же схеме – отметает и искажает факты, а также отвлекает и запугивает – и опирается на тщательно подготовленных обозревателей, которых усиленно рекламируют в кремлевских СМИ.

Конечно, на первый взгляд победить эту машину очень трудно, однако ее предсказуемость дает Западу шанс сделать это. Кое-что для этого уже делается, например, в Латвии был создан Центр стратегических коммуникаций НАТО; Евросоюз, в свою очередь, тоже предпринимает первые шаги, чтобы донести свою позицию до жителей России. Однако все эти инициативы направлены лишь на создание каналов для коммуникации, а не на предоставление информации, которую эти каналы должны передавать. Как показывает наше исследование, западные подразделения по коммуникациям, и особенно те, которые находятся в Центральной и Восточной Европе, должны сосредоточиться на разработке четырех ключевых моментов:

1.         Убедительная версия событий
2.         Методы российской пропаганды
3.         Предвидение нападок
4.         Разоблачение кремлевских СМИ

1.         Версия событий

Прежде всего Западу нужно разработать свою простую и убедительную версию событий, которая будет затрагивать чувства людей, а не взывать к их разуму. Эта версия событий должна опираться на такие устоявшиеся западные ценности, как свобода личности, демократия и верховенство закона, а также на те усилия, которые многие люди предпринимают на протяжении долгих лет, для того чтобы защитить эти ценности. Демонстрации на Майдане – это одно из проявлений этих усилий.

Именно в этой сфере страны Центральной и Восточной Европы должны играть ведущую роль. Благодаря своему прошлому эти страны как никто другой способны на собственном опыте прочувствовать столкновение ценностей, которое лежит в основе украинского конфликта, когда стремление украинцев к европейской интеграции сталкивается с намерением российской элиты помешать этому. Они могут рассказать о той свободе и демократии, которая у них есть сейчас, и о своей прежней жизни, которая представляла собой ее полную противоположность. Это действует на людей гораздо сильнее, чем любые политические заявления.

2.         Методы российской пропаганды

Во-вторых, вместо того, чтобы разбираться с каждым обвинением со стороны России отдельно, Запад должен открыто назвать все методы российской пропаганды, которые заключаются в том, чтобы отметать и искажать факты, а также отвлекать и запугивать. Свои усилия Запад должен сосредоточить на том, чтобы обсуждать не какие-то фальшивые кое-как состряпанные версии, а реальные факты.

Для того чтобы эта работа была наиболее эффективной, необходимо и дальше тщательно исследовать методы российской коммуникации, а также открыто публиковать результаты таких исследований. Если мы будем просто выступать с опровержениями каждый раз, когда Россия выдвигает обвинения в наш адрес, это будет малоэффективно, поскольку данных обвинений так много, что заниматься этим можно бесконечно.

Именно в этой сфере неправительственные организации могут сделать намного больше, чем правительственные органы власти. Во всех европейских странах необходимо начать открыто обсуждать и разоблачать методы российской пропаганды, чтобы помочь людям понять, как именно она работает. Чем больше мы будем говорить об этих повторяющихся и предсказуемых методах, тем легче нам будет разоблачить все эти дикие обвинения, которые выдвигает Кремль, чтобы отвлечь внимание от реальной ситуации.

3.         Способность предвидеть нападки

Государственные структуры должны также учитывать, что российские комментаторы используют очень ограниченный набор приемов, и потому они могут легко предвидеть, каким образом эти методы будут использованы применительно к ним.

Когда речь идет об освещении каких-то связанных с Россией вопросов, пресс-служба должна подготовить специальные инструкции, в которых будет отражено, какие контраргументы Россия, скорее всего, будет использовать в том или ином случае исходя из ее стандартного подхода («отметать, искажать, отвлекать и пугать») и как на них лучше отвечать.

Например, если сотрудник пресс-службы будет заранее знать, что на то или иное конкретное обвинение Россия, скорее всего, ответит встречным обвинением, использовав для этого какую-то неуместную историческую параллель, он будет лучше подготовлен, для того чтобы незамедлительно продемонстрировать всю нелепость такого ответа.

4.         Кто говорит

И, наконец, Западу следует объяснять всем, что на самом деле кремлевские СМИ и пророссийские комментаторы — это всего лишь орудия пропаганды.

В этой работе могут участвовать как правительственные, так и неправительственные организации по всей Европе.

В частности, важным шагом в этом направлении стало бы наведение справок и публикация данных, указывающих на финансовые или иные связи между якобы независимыми комментаторами и российскими бизнес-структурами. Финансовую заинтересованность не всегда легко обнаружить, но эти усилия с лихвой оправдают себя, поскольку помогут западной аудитории увидеть, что эти якобы независимые эксперты на самом деле очень сильно зависят от российской «кормушки».

Также эффективно было бы публиковать детальное сравнение между тем, как те или иные события освещаются кремлевскими СМИ, и тем, как те же события освещаются по-настоящему независимыми и профессиональными СМИ. Тогда для всех сразу станет очевиден низкий профессиональный уровень российских пропагандистов и их нежелание показывать сбалансированную картину происходящего.

При осуществлении всей этой деятельности основное внимание следует уделить ее просветительскому аспекту в отношении как можно более широкой аудитории, чтобы аудитория, получив необходимую информацию, могла затем сама принять решение о том, каким СМИ можно верить. В нынешнем конфликте России удалось добиться очень важного успеха: ей удалось превратить информацию в невидимое оружие. Лучший способ противостоять этой угрозе — сделать это оружие видимым.
 
Автор статьи: Бен Ниммо
 
Дата публикации 15 мая 2015 года.

Фото: Reuters

 

источник
Словакия Европа
теги
Russia Today пропаганда Россия США Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG