Press Gazette Оригинал

Сара Ферт: «Факты – моя религия»

Западные СМИ часто называют RT «кремлевским органом пропаганды». Однако, по словам Сары Ферт, работающей на канале корреспондентом, это далеко не так. За время работы на RT, утверждает она, ей ни разу не пришлось поступиться принципами и пойти на искажение фактов.
Сара Ферт: «Факты – моя религия»

Предвзят ли Russia Today?

«Факты – моя религия», – утверждает корреспондент лондонского бюро RT.

Телеканал Russia Today, финансируемый Кремлем и вещающий в Великобритании через спутниковую сеть Sky, в последнее время стал объектом публичной критики. Во втором полугодии 2012 года британское Управление по делам телерадио и связи («Офком») постановило, что репортажи RT из Египта и Сирии не соответствуют официальным требованиям относительно беспристрастности СМИ.
 
В британской прессе RT величают «кремлевским органом пропаганды», с подачи бывшего корреспондента московского бюро газеты The Guardian Люка Хардинга. А обозреватель американского журнала Columbia Journalism Review Юлия Йоффе утверждает, что телеканал был создан с целью «противодействия предвзятости западных СМИ, в которой Кремль усмотрел антироссийскую направленность».
 
Однако это представление не соответствует действительности, утверждает 27-летняя англичанка Сара Ферт, корреспондент лондонского бюро RT.
 
«Факты – моя религия, - говорит Сара. - Если бы во время работы над сюжетом меня попросили что-то исказить или утаить, я бы не раздумывая уволилась».
 
Несмотря на незавидную репутацию российских СМИ, Сара Ферт утверждает, что ее ни разу не просили поступиться профессиональными принципами.
 
«Об RT рассказывают много конспирологических баек, – говорит она, – Но лично я никогда с чем-то таким не сталкивалась. А если бы столкнулась, не стала бы с этим мириться».
 
Сара Ферт в 2009 году окончила аспирантуру при Городском университете Лондона по специальности «журналистские расследования». После этого она отправилась в Москву и нашла там работу. Ранее она бывала в России всего один раз, проведя там неделю и даже поработав в газете The Moscow Times. И хотя пребывание в российской столице, по собственному признанию Сары, не обошлось без трудностей (проистекавших, не в последнюю очередь, от полного незнания русского языка), она уверяет, что цензура в СМИ в число ее проблем как раз не входила.
 
«RT работает в особых условиях, поскольку мы – англоязычный новостной канал, вещающий на зарубежную аудиторию, – рассказывает журналистка. – Нам не простили бы, если бы мы не стали освещать московские протестные выступления или суд над Pussy Riot. Так что наш канал отличается от внутрироссийских СМИ. Как обстоят дела там, я просто не знаю. Но из общения с российскими корреспондентами я поняла, что им довольно часто приходится прибегать к самоцензуре».
 
Карьера Сары на RT началась с работы в новостной бригаде, а затем, «волею случая», она попала в корреспонденты. Поработав для начала внутри России, она была назначена собкором и в этом качестве объездила со съемочной группой пол-Европы и ряд стран Ближнего Востока.
 
По словам Сары, журналисту российского канала часто приходится сталкиваться с повышенным моральным давлением – особенно в сегодняшней Сирии. В этой стране ей довелось побывать трижды.
 
«Из-за российской принадлежности нашего канала к нам, конечно же, возникало много вопросов, – рассказывает она. – От нас ожидали, что мы будем освещать тамошние события исключительно с российской точки зрения. Идти навстречу таким ожиданиям нельзя – для меня это неприемлемо. Я вовсе не симпатизирую сирийскому правительству, и я этого с самого начала не скрывала».
 
Одна из сирийских командировок в начале текущего года обернулась для Сары серьезным риском. В тот раз в составе группы из девяти журналистов она отправилась с ооновским эскортом в город Идлиб, ставший ареной «гражданской войны» и объявленный «запретной зоной». Присутствие представителя российского канала не укрылось от постороннего внимания.
 
«Мне кажется, один из водителей разболтал про нас, – вспоминает Сара. – Поднялась шумиха. Я сама не говорю по-арабски, зато им владел находившийся с нами корреспондент агентства Reuters. Кто-то кричал: «Мы повесим их, повесим!» и бегал по улице, собирая народ. К счастью, они не могли понять, кто именно из нас из России. В сопровождении ооновцев мы добрались до ближайшего правительственного блокпоста, а оттуда нас довезли до безопасного места, откуда вела дорога в Дамаск».
 
Еще один остросюжетный эпизод приключился с Сарой во время освещения беспорядков в Афинах летом 2011 года. На этот раз ей повезло меньше: журналистка угодила в гущу уличных столкновений, наглоталась слезоточивого газа и упала на мостовую. Впоследствии эти кадры обошли множество новостных интернет-ресурсов, включая британский таблоид Metro.
 
«В записи это выглядело серьезнее, чем в жизни. – рассказывает Сара. – Когда делаешь репортаж, всегда рассчитываешь произвести впечатление на как можно более широкую аудиторию. Не обязательно именно таким образом, но хочется, чтобы зрителя как следует проняло. Дело в том, что и мы, и корреспонденты BBC и CNN отслеживаем репортажи других каналов. Так вот, все остальные в Афинах снимали свои прямые включения, не выходя из гостиницы – на балконе. А нам хотелось непосредственно запечатлеть происходящее, вот мы и полезли в самую гущу. Ну и перестарались».
 
Вспоминая эту историю, Сара подытоживает полученный опыт: «Теперь все уже как-то знакомо: я изучила местные гостиницы, познакомилась с людьми, которые устанавливают заграждения. Единственное, мне следует быть немного осторожнее. Теперь я это понимаю – прошла специальный курс. Но этот случай не отбил у меня желания работать непосредственно на месте событий, соприкасаясь с их участниками. Все эти антикризисные меры, жесткая экономия – это во многом очень скучная тематика. Но в то же время это касается каждого, и такие события нельзя освещать с гостиничного балкона. Необходимо непосредственно там находиться, стоять среди собравшихся людей – только так можно точно и достоверно изложить суть происходящего».
 
Недавнее возвращение в Лондон в качестве собкора RT не повлияло на тягу Сары к работе за рубежом. Она уже строит дальнейшие карьерные планы – изучает арабский и намеревается «года через два-три» обосноваться в качестве корреспондента на Ближнем Востоке.
 
Свой переход в лондонское бюро RT Сара объясняет так: «Я чувствовала, что момент назрел. Москва – потрясающее место для журналистской работы, но на какое-то время. Я же определенно пришла к такому состоянию, когда возвращение в Москву из зарубежной командировки ощущалось так, как будто из гущи событий ты вернулся в пустоту. Оттуда все кажется очень далеким. В Лондоне у меня бывает такое же ощущение. Еще в Москве график несколько более гибкий: этот город живет в круглосуточном режиме, так что работать там начинают позднее, ужинают в три часа ночи, а выходных вообще не бывает. Но мне было пора возвращаться. Я знала, что это правильное решение с точки зрения карьеры, потому что тем самым я заставляю себя двигаться дальше».
 
Однако Сара не намерена надолго задерживаться на нынешнем месте.
 
«Работая в Сирии и Египте, я просто влюбилась в Ближний Восток, – говорит она. – Моя будущая карьера однозначно связана с этим регионом. Приезжать туда за репортажем было почти как возвращаться домой. Мне очень нравятся тамошние люди, культура. Там я чувствую себя очень естественно».

Дата публикации 21 февраля 2013 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Press Gazette Великобритания Европа
теги
Russia Today Ближний Восток журналист Россия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...