RT

«НАТО не представляет угрозы для России»

Североатлантический альянс не собирается вмешиваться во внутренние дела Сирии. Такое заявление сделал генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен в эксклюзивном интервью телеканалу RT. Он также подчеркнул, что разногласия между Россией и НАТО по ПРО можно разрешить за счет углубления сотрудничества. И это может стать лучшей гарантией безопасности для каждой из сторон.
Россия и НАТО открыты для переговоров, но все еще остаются фундаментальные темы, по которым пока не удается достичь единогласия: начиная с вопросов о том, как быть с Ливией и Сирией, и заканчивая противоракетной обороной. Препятствия для взаимопонимания очевидны.
 
Чтобы узнать, может ли это в обозримом будущем измениться, мы связались в прямом эфире с генеральным секретарем НАТО господином Андерсом Фог Расмуссеном.
Большое вам спасибо, что согласились ответить на вопросы RT, мы очень вам признательны. Я хочу сразу перейти к первому вопросу. Великобритания и Франция хотят добиться принятия Советом Безопасности ООН резолюции, которая бы осудила сирийское правительство. Как по-вашему, не получим ли мы в результате Ливию номер два?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН, генеральный секретарь НАТО: Я бы хотел подчеркнуть, что НАТО не имеет ни малейшего намерения вмешиваться в дела Сирии.
 
Между тем многие критики утверждают, что это может случиться, если резолюция будет принята. Россия заявляет, что сам факт обсуждения этой резолюции приведет к эскалации насилия в Сирии. Может иметь место какое-то вмешательство, если ООН пойдет дальше и одобрит эту резолюцию. Вы полагаете, это не так?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Позвольте мне еще раз подчеркнуть, что мы не намерены осуществлять какое-либо вмешательство в Сирию. Помня об этом, я разделяю международное осуждение жестоких атак против гражданского населения, которые имеют место в Сирии. Единственный путь для продвижения вперед – поддержка законных требований сирийского народа.
 
Давайте рассмотрим недостаток стратегической подготовки вмешательства в Ливию. Можно сказать, что Вас в это втянули: добиваясь смены режима, не вступили ли Вы «случайно» в Ливии в войну?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Определенно, нет. Напротив, мы все взвесили очень тщательно и определили ряд условий, при которых нам необходимо будет принять меры. И решающим фактором было то, что Совет Безопасности ООН ввел…
 
Господин генеральный секретарь, поправьте меня, если я ошибаюсь, но резолюция ООН была предложена для введения бесполетной зоны. А многие люди считают, что происходящее в Ливии гораздо масштабнее, чем бесполетная зона.
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Вообще-то резолюция Совбеза ООН выходит за рамки бесполетной зоны. Согласно резолюции Совбеза ООН, у нас есть мандат защищать гражданское население Ливии и принимать все необходимые меры. И это именно то, что мы сейчас делаем.
 
Все необходимые меры. Если позволите, я расскажу о том, что адмирал Ди Паола признал законным: удары по любым командным пунктам в Ливии. Я просто хочу прояснить для некоторых наших зрителей, которые видели, как бомбят дома, как разлетаются на кусочки гражданские объекты: Каддафи, общавшийся по телефону из машины и из больницы, представлял собой тоже «командный центр», следуя вашей логике, когда Вы говорите о «любых способах»?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Я хотел бы подчеркнуть, что мы не целимся в отдельных людей. Мы наносим удары по установленным военным целям. И конечно, центры командования и управления могут быть использованы для планирования и организации атак на гражданские лица. Таким образом, командные центры - это установленные военные цели.
 
В связи с этим я хотела бы зачитать вопрос, который написал нам на Facebook один из наших зрителей. Оливье Бинджи из Парижа, Франция, хочет знать, почему НАТО бомбит районы столицы Ливии и погибают мирные жители? Что Вы скажете Оливье?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Мы делаем все возможное для предотвращения потерь среди гражданского населения. Мы находимся в Ливии, чтобы защищать мирное население от атак, и поэтому наши военачальники очень аккуратно определяют реальные военные цели.
 
Страны «Большой восьмерки» попросили Россию стать посредником в Ливии. Россия отправила туда своего спецпредставителя. Но как только Михаил Маргелов прибыл туда, началась усиленная бомбежка Ливии. Почему так вышло?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Между этими событиями нет связи. Мы ценим все попытки найти политический выход из кризиса в Ливии. Очевидно, что нет исключительно военного способа решения этой проблемы, нам нужно запустить политический процесс. В то же время я считаю, что сильное военное давление на режим Каддафи поможет политическому процессу принести свои плоды.
 
Господин Маргелов вчера заявил, и Вы сейчас отметили, что эту проблему можно решить мирным путем, и что военный конфликт не может быть единственным средством. Он сообщил, что полагает: обе стороны – и повстанцы, и силы режима – готовы к переговорам. Обе стороны считают, что войной этого конфликта не разрешить. Имея эту информацию от российского спецпредставителя, зная о том, что обе стороны готовы вести переговоры, почему Вы продолжаете бомбить Ливию?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Мы продолжаем нашу операцию, потому что все еще наблюдаем, как силы режима Каддафи нападают на свой собственный народ. И это совершенно возмутительно! Резолюция ООН направлена на защиту мирного населения, и мы будем продолжать нашу операцию, пока силы режима будут нападать на свой народ.
 
Вчера Вы встретились с российским министром обороны Сердюковым. Он считает вполне возможной наземную операцию в Ливии. Как Вы считаете, появятся ли в будущем эти войска в Ливии под вашим командованием?     
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Мы не намерены развертывать наземную операцию в Ливии.
 
Что если Каддафи не отступит?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Что ж, я твердо верю в то, что сочетание сильного военного давления и усиленного политического давления в конце концов приведут к разрушению режима Каддафи. Это может случиться завтра, на это могут уйти недели. Но мы не отступим до тех пор, пока не выполним трёх очень ясных военных задач. Во-первых, полное прекращение всех атак против гражданского населения. Во-вторых, возвращение военных и военизированных формирований Каддафи в казармы. И в-третьих, предоставление немедленного и беспрепятственного гуманитарного доступа к нуждающимся. Итак, мы будем продолжать нашу операцию до тех пор, пока эти цели не будут достигнуты.
 
Не выглядят ли разговоры о послевоенной Ливии преждевременными? Так, Уильям Хейг заявил, что операция НАТО не закончится до Рождества, несмотря на то что организация установила временные рамки в 90 дней. Когда, по вашему мнению, вы сможете уйти из Ливии, и в стране установится мир?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Я не буду гадать о временных рамках. Могу сказать лишь, что мы готовы продолжать нашу операцию до тех пор, пока не будет исполнен мандат ООН, главная цель которого – защитить гражданское население от любого рода атак.
 
А атаки против гражданского населения в Сирии, в Йемене, в Бахрейне?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Это резонный вопрос. Разница в том, что в Ливии мы действуем, опираясь на мандат ООН, и при сильной поддержке стран региона. По сути, ряд стран региона оказывают активную помощь нашей операции. Вот почему мы в Ливии.
 
Что Вы ответите тем критикам, которые считают, что главная цель НАТО – не защита гражданского населения, а смена режима?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: О своих военных целях мы говорим очень открыто. Это полное прекращение атак против гражданского населения, вывод сил Каддафи и предоставление доступа гуманитарной помощи. Таковы наши военные цели, и мы продолжим свои действия, пока их не достигнем.
 
Вместе с тем есть и политическая линия, определённая международным сообществом. Не так давно «Группа восьми», включая президента России, призвала Каддафи уйти.
 
Военная и политическая линии отдельны друг от друга. Но скажу, что при этом трудно себе представить полное прекращение атак против гражданского населения Ливии, пока Каддафи остаётся у власти.
 
Давайте теперь перейдем к вопросу о европейской противоракетной обороне, если вы не против. Министр обороны Сердюков вчера заявил, что при разработке планов создания системы ПРО в Европе Вы, по большому счету, проигнорировали его позицию. Конечно, Вы с этим не согласитесь, но факты сейчас говорят сами за себя, не так ли?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Нет, Россию, определенно, не игнорируют. Совсем наоборот, мы пригласили Россию к сотрудничеству в вопросах ПРО. Факт в том, что НАТО решила разрабатывать собственную противоракетную оборону, потому что мы хотим защитить население наших стран от ракетных атак…
 
Чьих?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: …Но мы также хотели бы сотрудничать…
 
Господин генеральный секретарь, от чьих ракетных атак? России?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Мы сталкиваемся с общей угрозой, и именно поэтому мы хотим, чтобы две независимых системы противоракетной обороны – система России и система НАТО – сотрудничали между собой, в частности, посредством обмена данными. Таким образом, общая система смогла бы намного эффективнее работать на благо населения России и населения стран НАТО.
 
Вы понимаете, что это звучит несколько противоречиво? С одной стороны, разговоры о взаимном доверии, общих угрозах, а с другой – о двух отдельных системах ПРО. Почему неприемлема общая система НАТО и России, которая бы защитила обе стороны от любых возможных угроз?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Потому что я не думаю, что российское правительство и российский народ, в конечном счете, согласятся на подчинение общему командованию. Как я полагаю, российская держава будет настаивать, чтобы у нее был контроль над своей собственной противоракетной обороной. Именно поэтому наиболее реалистичный подход – создание двух независимых систем, имеющих общую цель. Общая цель – защита населения наших стран.
 
Но, господин Расмуссен, президент Медведев уже который год выступает с предложением совместной европейской оборонной системы.
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Да, и я считаю, что наилучший способ объединить усилия – дать двум независимым системам сотрудничать с целью защиты как народов стран НАТО, так и российского народа.
 
Россия постоянно говорит о том, что НАТО не может гарантировать защиту её интересов. Почему НАТО не может предоставить таких гарантий?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Лучшая гарантия из всех – начало тесного сотрудничества. Потому что тесное сотрудничество между Россией и НАТО наглядно покажет, что наша противоракетная оборона – действительно оборона, и что она не нацелена против России. Давайте начистоту: мы не считаем Россию угрозой для НАТО, и НАТО не представляет угрозы для России. Давайте объединять усилия, сотрудничать.
 
Но Россия говорит, что нельзя дальше двигаться «на честном слове». Почему бы не предоставить России письменных гарантий того, что система противоракетной обороны не будет направлена против неё?
 
АНДЕРС ФОГ РАСМУССЕН: Гарантировать это очень просто. Ведь у нас нет никаких намерений нападать на Россию. Совсем никаких. Но лучшей гарантией для России стало бы начало тесного сотрудничества. К примеру, учреждение общего центра, где мы могли бы осуществлять обмен данными. Это наглядно покажет, что эта система не нацелена против России.
 
Но, господин Расмуссен, факты могут свидетельствовать об обратном. Благодарим вас за то, что нашли время для интервью с нами на прямой линии из Брюсселя. Большое спасибо. Надеемся поговорить с вами и в будущем.
 
 

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Россия Европа
теги
Андерс Фог Расмуссен Ливия Муаммар Каддафи НАТО ПРО резолюция Россия Сирия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...