Пляж

Короткая ссылка
Максим Кононенко
Максим Кононенко
Родился в 1971 году. Журналист, публицист, один из пионеров русского интернета. Автор проекта vladimir.vladimirovich.ru.

В общем, национальном сознании каждого народа (называемом «менталитетом», хоть Екатерина Михайловна Шульман и отрицает его существование) существуют некие впитанные с молоком матери (ну или вбитые полицейскими палками) догмы, незыблемость и правильность которых сомнению не подвергаются. А иначе — во что ещё верить?

Также по теме
В сочинской сёрф-станции рассказали об объявлении по поводу платного «спасения на воде»
Представитель сёрф-станции VODA высказался в беседе с RT по поводу объявления, установленного на платном пляже, что «спасения на воде»...

У северокавказских народов это, например, безусловное уважение к старшим. У китайцев — забота о родителях. У немцев — пунктуальность и обязательность. У греков, наоборот, — пусть весь мир подождёт, мы уже сделали для человечества предостаточно.

Для постсоветского русского человека (да и предсоветского, что уж там) одной из фундаментальных характеристик окружающего его мироздания является ведомственность. Русский не может без ведомства. Ведомство же безлико и беспощадно. Причём «ведомство» — понятие, конечно, условное. Это может быть как государственная контора, так и частное предприятие. Да вот только накануне в социальных сетях постили фотографию с какой-то из центральных улиц Москвы: табличка с надписью «Парковка только для членов комитета». И всё. Никаких табличек с указанием какого-либо комитета рядом не было. Пиво только членам профсоюза. Член? Член, член. Член профсоюза пролетариев умственного труда.

Ведомство в России всесильно. Пусть даже это контора «Рога и копыта». Всесильно ведомство, впрочем, только до того, как на него обратит внимание прокуратура. Но пока прокуратура (которая тоже ведомство) внимания не обращает (не надо отсвечивать) — ведомство неприступно. И его полномочия сомнению не подлежат.

Случившийся накануне смешной скандал с прейскурантом на спасение утопающих на платном пляже при сочинском отеле «Жемчужина» тому яркое доказательство. Полдня журналисты звонили в эту самую «Жемчужину» и доставали вопросами про 800 рублей за спасение. И при этом никто (никто!) не спросил, а на каких основаниях вообще существует вот этот вот платный пляж. Просто потому, что отель «Жемчужина» существует очень давно и разве возможно представить себе, чтобы у него не было собственного пляжа? У русского человека не вызывает сомнений тот простой факт, что каждый пляж — чей-то. Хотя это прямо противоречит русскому же законодательству.

Вот что написано в Водном кодексе:

«Полоса земли вдоль береговой линии (границы водного объекта) водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначается для общего пользования. Ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет 20 м».

А вот и ещё:

«Каждый гражданин вправе пользоваться (без использования механических транспортных средств) береговой полосой водных объектов общего пользования для передвижения и пребывания около них, в том числе для осуществления любительского рыболовства и причаливания плавучих средств».

Это значит, что если у вас есть участок земли на берегу моря (водного объекта общего пользования), то вы молодец. Но за 20 м до уреза воды все ваши заборы должны быть закончены. И каждый гражданин (так и написано в законе: «каждый гражданин») должен иметь возможность идти по берегу моря, нигде не имея преград.

Что мы, собственно, и наблюдаем в тех странах, где к закону относятся уважительнее, чем русский человек относится к ведомству.

Да, вы можете брать деньги за аренду лежаков, например. За зонтики и даже за пресный душ, буде он у вас есть. Но если человек хочет полежать на пляже без зонтиков, лежаков и без душа, то вы не можете брать с него деньги, ибо это его законное право.

И самое смешное состоит даже не в том, что никто не спросил, на каких основаниях отель «Жемчужина» устроил себе «платный пляж». Самое смешное состоит в том, что брать деньги за спасение утопающих — это, может, и аморально. Но совершенно законно. Поскольку сотрудники отеля «Жемчужина» вовсе не обязаны никого спасать. Спасать — это задача соответствующего ведомства (sic!). Ну или самих утопающих, если вспоминать классику.

Эта невинная аберрация — прямое следствие той самой деформации национального сознания, с которой я и начал эту колонку. Брать деньги за спасение — это не по понятиям. А вот огородить кусок побережья моря, которое принадлежит всем, — это вполне себе по понятиям. Потому что полковник Кольт сделал людей равными там, где нас нет. А там, где мы есть, равнее те, кто под ведомством. А кто просто так — тот пусть мимо проходит. Пока не получил. Цой даже песню написал по этому поводу.

Не надо, конечно, думать, что это я один такой умный и открываю вам тут сокровенную тайну. Нет, о том, что на Водный кодекс клали чуть менее чем все русские ведомства и хозяева, писано-переписано уже стопятьсот гигабайт разных текстов. Тем не менее заборы продолжают уходить в воду, да что там — в некоторых случаях даже перегораживать реки (!). И у тех бессовестных людей, которые это делают, всегда найдутся убедительные аргументы — документы, разрешения, ссылки на «случаи, предусмотренные законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации».

Однако же п. 8 с. 6 Водного кодекса абсолютен и не допускает никаких дополнительных толкований: «Каждый гражданин вправе пользоваться береговой полосой водных объектов общего пользования для передвижения и пребывания».

И если кто-то (ведомство ли, богатый ли человек) не обеспечивает этого права, то он подлежит как минимум административной ответственности.

Ну и ещё бы хорошо канделябрами.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить