Обозреватель AC: из-за Макфола перезагрузка с Россией превратилась во «вмешательство»

Экс-посол США в России Майкл Макфол сегодня осуждает русских за мнимое «вмешательство» в президентские выборы в США. Но это очень похоже на поведение «поджигателя, пытающегося найти виновных в пожаре, который начался от его собственной спички», пишет бывший офицер разведки морской пехоты Скотт Риттер. По его мнению, именно участие Макфола в «американском вмешательстве» в российские выборы в 2012 году спровоцировало всё, что случилось потом.
Обозреватель AC: из-за Макфола перезагрузка с Россией превратилась во «вмешательство»
Reuters

После публикации доклада Мюллера Соединённые Штаты «охватило безумие», пишет на страницах The American Conservative бывший офицер разведки морской пехоты Скотт Риттер, принимавший участие в реализации в СССР соглашений по контролю над вооружениями. Президент США Дональд Трамп провозгласил, что содержание доклада полностью его оправдывает, в то время как его оппоненты-демократы заявляют, что в документе содержатся свидетельства «преступлений», заслуживающих импичмента. При этом Трампу не удаётся выполнить своё предвыборное обещание об улучшении отношений с Россией, а его оппоненты словно застряли во времени и каждый день заново переживают президентские выборы 2016 года с утверждениями о «российском вмешательстве». И где-то посередине находится сегодняшняя действительность: плачевное состояние российско-американских отношений и тот факт, что две страны со своими ядерными арсеналами вполне могут уничтожить всё человечество, подчёркивает автор. 

Конечно, американцы имеют полное право беспокоиться о последствиях «российского вмешательства» в выборы, которые являются основой американской демократии, — однако при поиске решений проблем, которые осложняют двусторонние отношения, необходимо дать каждой проблеме точное определение и понять, почему мы оказались в такой ситуации, говорится в статье: «Для понимания того, почему Путин решил вмешаться в наши выборы, далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить беспардонные выходки администрации Обамы». Любые действия русских были реакцией и ответом на «многолетнее вмешательство США в их внутренние дела», начавшееся ещё после распада Советского Союза в 1991 году, причём ключевым участником этого вмешательства был профессор Стэнфорда Майкл Макфол, отмечает автор. Будучи послом США в России с 2012-го по 2014 год, Макфол отвечал за «политику сотрудничества с Москвой» от имени администрации Обамы. «Когда эта политика провалилась, он содействовал вмешательству США в российские президентские выборы 2012 года в попытке помешать приходу Владимира Путина на пост президента», — пишет The American Conservative.  

Ещё в 2006 году к Макфолу обратились люди из окружения Барака Обамы и предложили присоединиться к группе экспертов, которые давали тогда сенатору из Иллинойса рекомендации по вопросам внешней политики в рамках его подготовки к президентской гонке 2008 года, напоминает автор. Макфол, который в то время преподавал политологию в Стэнфордском университете, согласился и быстро стал доверенным экспертом Обамы по российской тематике. После победы на президентских выборах в 2008 году Обама назначил Макфола специальным помощником президента и старшим директором по российским и евразийским делам в Совете национальной безопасности, причём одной из его первых задач стала разработка и реализация перезагрузки в российско-американских отношениях.  

В то время среди специалистов по России было широко распространено мнение о том, что отношения между Вашингтоном и Москвой опустились до самой низкой отметки со времён холодной войны. Макфол заявлял, что целью планируемой перезагрузки должно стать «налаживание сотрудничества с Россией по вопросам, представляющим взаимный интерес», а также «формирование многоплановых отношений с Россией, включая общественные контакты», которые можно осуществлять посредством политики «активного взаимодействия». Однако в реальности перезагрузка с Россией для Макфола в меньшей степени касалась российско-американских отношений, и в гораздо большей — налаживания прочных связей между администрацией Обамы и бывшим премьер-министром Дмитрием Медведевым, который в 2008 году сменил Владимира Путина на посту президента, пишет The American Conservative.  

Госсекретарём США в то время была Хиллари Клинтон, которая в марте 2009 года должна была встретиться в Женеве со своим российским коллегой из России Сергеем Лавровым. И когда Макфол сказал, что было бы неплохо привлечь внимание к перезагрузке, то один из сотрудников Госдепартамента предложил идею сделать символическую кнопку перезагрузки. Будучи экспертом по России в Совете национальной безопасности, Мафкол представил перевод на русский язык, чтобы правильно написать нужное слово — но когда Клинтон представила при встрече кнопку перезагрузки Лаврову, то выяснилось, что там написано «перегрузка», напоминает автор: «Это означает скачок напряжения в сети, из-за которого выбивает предохранители и даже может начаться пожар».  

И хотя эта неловкая оплошность не потопила российско-американские отношения, однако она стала иллюстрацией непрофессионализма человека, претендующего на роль эксперта по всему, что касается России, и оказавшегося на самом верху американской политики, подчёркивается в статье. Ведь формально образование и подготовка Макфола как специалиста по России впечатляют: в 1986 году он окончил Стэнфорд с дипломом бакалавра по международным отношениям и славянским языкам, а потом получил там же магистерскую степень по российским и восточноевропейским исследованиям, после чего отправился в английский Оксфорд, где писал диссертацию по международным отношениям. А в 1990 году Макфол поехал в Советский Союз, где работал в Московском государственном университете, закончил там свою диссертацию и на следующий год получил учёную степень, напоминает The American Conservative.   

Уже в тот период Макфол начал «стирать грани между наукой и политической деятельностью», отмечает автор. В 1990 году он стал консультантом Национального демократического института*, который называет себя «некоммерческой, непартийной, неправительственной организацией, поддерживающей демократические институты и демократические методы работы во всех регионах мира». Этот институт был создан в 1983 году для практической деятельности от имени Национального фонда в поддержку демократии**, учреждённого конгрессом после решения президента Рональда Рейгана о продвижении «публичной дипломатии» в интересах национальной безопасности США. Таким образом, в Москве Макфол одновременно действовал и как научный сотрудник в МГУ, и как официальный представитель Национального демократического института, активно помогая коалиции российских политиков во главе с президентом Борисом Ельциным, которого он называл «катализатором окончания холодной войны».  

Признавая, что Ельцин является «неоспоримым лидером антикоммунистического движения России», Макфол отмечал, что «Демократическую Россию» поддерживают не из-за одобрения либеральных идей, а исходя из понимания того, что такой альянс необходим для разгрома советского режима. Однако такое признание исчезло, когда Макфол позднее начал оправдывать коррумпированное и неэффективное государственное управление, ставшее определяющей чертой правления Ельцина в качестве президента России, подчёркивается в статье. Хотя Макфола увлекала идея «российской демократии», он не мог дать ей точное определение, поясняет автор: «В своей вышедшей в 2001 году книге «Неоконченная российская революция. Политические перемены от Горбачёва до Путина» Макфол свободно разбрасывается термином «демократия», однако признаёт в примечании, что в России её нет. Всё дело в том, что Ельцин был вовсе не беззаветным защитником демократических добродетелей, а не более чем марионеткой США, которую они же и выбрали для России».

В 1999 году Ельцин ушёл в отставку и уступил место лично им отобранному преемнику Владимиру Путину. И менее чем за два года Макфол пришёл к выводу, что этот бывший офицер КГБ «нанёс существенный ущерб демократическим институтам» в России — хотя в реальности подлинные демократические институты в стране во времена Ельцина ещё даже не сформировались, поэтому и наносить ущерб было нечему, отмечается в статье: «Первый президент России позаботился об этом, уничтожив в 1993 году российский парламент, а в 1996-м сфальсифицировав выборы (при активной американской поддержке). Всё, что мог сделать Путин, придя к власти, это выправить курс российского государственного корабля. А изобрести то, чего в России никогда не существовало (демократию), он был не в состоянии». 

Проблема Макфола же заключалась в том, что он сосредоточился не на действиях Путина в качестве президента, а на самом факте того, что Путин стал президентом, поясняет автор: «Между теорией Макфола о российской «демократии» и действительностью Путина существовало изначальное несоответствие. Путин считал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой века». Он стоял рядом с Ельциным, когда тот унижался и унижал Россию перед президентом Биллом Клинтоном. Одно можно сказать наверняка: Путин никогда бы не позволил себе поступать таким образом». По его мнению, и политика перезагрузки Макфола имела главной целью «утвердить американское влияние в российской политике после Путина». А когда Путин в 2011 году заявил, что снова будет баллотироваться в президенты, эта политика потерпела крах.  

Действуя в рамках перезагрузки, администрация Обамы через Агентство США по международному развитию, Национальный фонд демократии, Национальный демократический институт и другие неправительственные организации по настоянию Макфола предоставляла финансирование российским общественным организациям, которые слились в «политическую оппозицию» и начали выступать против президентских амбиций Путина, пишет The American Conservative. Макфол также призывал госсекретаря Клинтон выступить в поддержку российской оппозиции. «Мы поддерживаем права и устремления российского народа, чтобы он мог добиваться прогресса и лучшего будущего для себя», — публично заявила Клинтон в декабре 2011 года. В ответ Путин и правительство России обвинили её во «вмешательстве во внутриполитические дела» своей страны, напоминает автор.   

А когда Обама в конце 2011 года назначил Макфола послом в России, то в качестве одного из первых своих шагов тот пригласил в американское посольство на встречу руководителей различных российских оппозиционных организаций. Неудивительно, что когда в марте 2012 года Путин одержал победу на президентских выборах, то незамедлительно ввёл запрет на зарубежное финансирование российских неправительственных организаций, после чего Национальный фонд в поддержку демократии, Национальный демократический институт и другие организации, через которые финансировались политические объединения в России, были изгнаны из страны. Макфол, вся деятельность которого в качестве посла в России строилась на «мобилизации» общества и оппозиции посредством неправительственных организаций, так и не смог оправиться от этой потери, говорится в статье. В феврале 2014 года он объявил о своём уходе с поста посла, пояснив это тем, что ему пора возвращаться в Стэнфорд и снова заниматься научной деятельностью.   

Уехав из Москвы, Макфол стал одним из главных критиков Путина на Западе. Он много пишет на эту тему и часто появляется в качестве эксперта на телевидении, а «путинская Россия» предоставляет ему большое количество материала для работы, отмечает автор. Оставаясь стойким сторонником Хиллари Клинтон, Макфол выбрал своей новой мишенью Дональда Трампа и резко критикует все его попытки заново перезагрузить отношения с Россией, называя это «заблуждением». По версии Макфола, в отвратительном состоянии российско-американских отношений виноват исключительно Путин, а все попытки Трампа нормализовать эти отношения лишь играют на руку Кремлю. «Но именно участие Макфола в американском вмешательстве в выборы в России в 2012 году привело в движение всё то, что случилось потом», — подчёркивается в статье.   

Российские власти уверены, что Макфол и администрация Обамы «целенаправленно и активно совали свой нос» в президентские выборы, чтобы помешать Путину одержать победу, пишет The American Conservative. Не случайно бывшему послу запретили въезд в Россию, а в 2018 году Путин даже обратился к Трампу с просьбой разрешить российским спецслужбам допросить Макфола на предмет противозаконной деятельности в его бытность послом, говорится в статье: «Российские утверждения являются необоснованными, а просьба Путина — абсурдной, однако факт остаётся фактом: если надо найти виновных в плачевном состоянии российско-американских отношений, то далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить Макфола и его многолетние усилия по созданию липовой российской «демократии», которые заложили основы провала в двусторонних отношениях». И хотя сегодня Макфол активно осуждает русских за их мнимое «вмешательство» в президентские выборы в США, это «очень похоже на поджигателя, пытающегося найти виновных в пожаре, который начался от его собственной спички», заключает автор.  

* «Национальный демократический институт международных отношений» (National Democratic Institute for International Affairs) — организация, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ по решению Генеральной прокуратуры от 10.03.2016.

** «Национальный фонд в поддержку демократии» (The National Endowment for Democracy) — организация, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ по решению Генеральной прокуратуры от 28.07.2015.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
American Conservative США Северная Америка
теги
Барак Обама Владимир Путин геополитика Дональд Трамп информационная война Майкл Макфол перезагрузка русофобия Хиллари Клинтон
Сегодня в СМИ
Загрузка...

INFOX.SG

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров