Gazeta Wyborcza Оригинал

Gazeta Wyborcza: Пока Меркель гуляет в Тироле, Путин дойдет до Херсона

Обострение на границе с Крымом не случайно произошло в августе. Именно в это время большинство руководителей ЕС уходят в летние отпуска, пишет Gazeta Wyborcza. Кроме того, население Европы доведено до истерики потоком беженцев и терактами, а руководству ЕС сейчас точно не до Украины – по которой Путин при желании ударит всей мощью своей модернизированной армии, предупреждает польский журналист Бартош Велиньский.
Gazeta Wyborcza: Пока Меркель гуляет в Тироле, Путин дойдет до Херсона

«Путин пугает пожаром. Уступит ли ему Европа, как когда-то Гитлеру?» – задается вопросом в издании Gazeta Wyborcza польский журналист Бартош Велиньский. «Но ведь у нас до 20-го августа все в отпуске» говорит ему немецкий дипломат. «Голос у него нервный. Август  это самое худшее время для войны. Весь Берлин разъехался по миру: дипломаты, советники, эксперты по безопасности, знатоки России», – отмечает автор.

Урсула фон дер Ляйен с тех пор, как три года тому назад стала министром обороны, отпуска проводит в доме под Ганновером, в полутора часах езды от столицы. На всякий случай. А канцлер Ангела Меркель накапливает силы, гуляя в горах в австрийском Тироле. Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер отдыхает поблизости, в итальянском Южном Тироле. Ежедневно они получают брифинги о том, что происходит, их можно достаточно быстро собрать в Берлине. «Но пока в аэропорту Тегель приземлятся самолеты с канцлером и главой МИД, пока соберутся штабы по кризису, а эксперты Федеральной разведывательной службы оценят спутниковые снимки, пройдут ценные часы. В это время российские танки будут уже напирать на Херсон и Мариуполь, коммандос спецназа появятся в окрестностях Одессы, а самолеты с красными звездами на крыльях будут кружить над Киевом», – предостерегает польский журналист. «Август, с нашей точки зрения, – это самое худшее время для войны», – говорит немецкий дипломат. «Похожий ответ я бы услышал в каждой столице Запада», – добавляет автор. 
 
«Это мы уже проходили летом 2008 года. Россия казалась совсем неопасной. В апреле она получила от Запада то, что хотела: саммит НАТО в Бухаресте решил, что ни Украина, ни Грузия не получат приглашение к членству в альянсе», – напоминает Велиньский. В мае Путина заменил, как казалось, прозападный реформатор Дмитрий Медведев, который хотел сделать из России современное правовое государство. На Кавказе дела должны были также идти вперед. Германия предложила проект мирного урегулирования между Грузией и сепаратистской Абхазией. В августе внимание мира сосредоточивалось на бассейнах и беговых дорожках в Пекине.
 
Газеты писали о беженце из Дарфура, который нес американский флаг на церемонии открытия Олимпийских игр, о волейболистке родом с Кубы, играющей за Италию, которой коммунистическая власть не разрешила вернуться на остров, чтобы попрощаться с умирающим отцом, напоминает журналист. 
 
«Когда все задавались вопросом, сколько золотых медалей завоюет Майкл Фелпс, началась война», – подчеркивает он. Грузины дали россиянам спровоцировать себя и 8 августа двинулись на восставшую Южную Осетию. Несколько дней спустя российские танки были в Гори, на военные объекты Тбилиси падали российские бомбы, в порту Поти россияне захватили партию бронемашин, присланных США, напоминает автор. «Пока до Запада дошло, что случилось, было уже слишком поздно», – добавляет он. 
 
Единственное, что мог сделать президент Франции, – это вынудить президента Грузии к невыгодному прекращению огня; Ангела Меркель покричала на Медведева, который признал независимость Абхазии и Осетии; но вопрос Грузии был проигран, считает Велиньский. 
 
«Если бы Путин двинулся на Крым сегодня, когда сообщения с Украины надо искать далеко под сообщениями со спортивных соревнований в Рио, было бы так же?» – задается вопросом автор. 
 
Грузинские обочины были полны российских боевых машин. Старая боевая техника в условиях войны ломалась в большом количестве. Выходила из строя связь, российский офицер просил журналистов, чтобы они дали ему воспользоваться спутниковым телефоном. Грузинская армия была слабой, но противник с трудом справлялся с ней. Противовоздушная оборона даже сбила стратегический бомбардировщик Ту-22 и 14 других машин, напоминает автор. 
 
Но с этого времени в российской армии сменилось оснащение, обучение, тактика. Западные эксперты с недоверием наблюдали за скоростью, с какой российские силы специального назначения овладели Крымом. Более всего удивляло то, что прослушивающие весь мир разведки США, Великобритании или Германии не имели понятия о том, что происходит. Украинская армия, заброшенная многие годы, героическими усилиями и благодаря мобилизации всего общества оказалась в состоянии защищаться от направленных Россией наемников в Донбассе. «С регулярной российской армией нет шанса», – уверен журналист. Тем более что страны НАТО, несмотря на призывы, так и не решились вооружить ее современной техникой. Британцы передали Украине бронетранспортеры, которые ее военные называли бесполезными.
 
26 ноября 1939 года на советскую деревню Майнила, рядом с границей с Финляндией, упало семь артиллерийских снарядов, которыми убило нескольких солдат. Москва сразу же обвинила Хельсинки. Спустя четыре дня она направила на Финляндию 23 дивизии – полмиллиона солдат, рассказывает Велиньский. 
 
«С самого начала было понятно, что обстрел Майнилы  это советская провокация, повод, чтобы Сталин пошел в наступление на Финляндию. Но когда началась война, это уже не имело значения», – подчеркивает автор. 
 
Сейчас бомбы должны взрываться в аннексированном россиянами Крыму. Путин всем говорит об украинском терроризме, перебрасывает на полуостров войска, организует маневры Черноморского флота. Военная пресса в России делает предположения о «большой войне с Украиной». А Путин не соглашается на встречу в нормандском формате, в рамках которого вместе с канцлером Германии, президентами Франции и Украины он уже полтора года вел переговоры относительно российско-украинского мира.
 
«Лучше разговаривать, чем стрелять», – так в 2015 году о нормандском формате говорил все тот же немецкий дипломат. Путин не намеревается отказываться от Донбасса, но он хотя бы разговаривал, а конфликт на востоке Украины погас. «Сейчас Россия разговаривать уже не хочет и ищет повода, как 70 лет назад?» – задается вопросом Велиньский.
 
В аннексированный Крым из России можно попасть только через Керченский пролив или самолетом. Если бы по территории Украины удалось проложить наземный коридор из России, закончились бы проблемы с обеспечением электричеством или водой. Из Крыма можно двинуться на расположенную на востоке Одессу, а оттуда близко до контролируемого российскими сепаратистами Приднестровья, находящегося в блокаде со стороны украинских властей. «Если бы россиянам удалось захватить эти территории, Новороссия, возникновение которой громко предрекали два года тому назад, стала бы фактом», – рассуждает автор. 
 
«Эксперты говорят, что российская внешняя политика  это специальная операция. Следовательно, может, речь не идет о классической войне? Путин добавляет дров в огонь и угрожает пожаром, рассчитывая на то, что образ конфликта у границ Европейского союза ужаснет элиту. Что ему уступят, как когда-то Гитлеру?» – задается вопросами автор. 
 
В 2014 году, когда он тянул руки за Крымом, Европа, хотя и измученная экономическими кризисами, была в состоянии сосредоточиться и дать ему отпор. Кремль не предусмотрел, что страны ЕС отодвинут в сторону свои экономические интересы и, несмотря на лай купленных Россией «полезных идиотов», введут санкции. Он также не предусмотрел, что европейское единство так долго продержится, сплотит НАТО. Американцы решат отправить солдат на восток, а Франция расторгнет контракт на поставку десантных кораблей, рассказывает Велиньский. 

«Сегодня Европа, однако, является тенью той, которой она была два года тому назад», –уверен он. Ее изменила текущая с Ближнего Востока река беженцев, которая довела институты западных государств до грани бездействия, а их граждан – до истерики. Ее изменили теракты «Исламского государства»* в Париже, Брюсселе, Ницце. Ее изменил брексит, решение британцев выйти из ЕС, который если даже не включит цепной реакции, то основательно изменит европейские механизмы. В конце концов, Европу меняют популисты, в которых Россия уже долгие годы делает инвестиции. Они зашли так далеко, что у них имеются не только места в парламентах, но также и реальная власть. Через год президентом Франции может стать Марин Ле Пен, которая занимает деньги в России, считает журналист. 
 
«Если бы конфликт вступил в новую фазу, то могло бы оказаться, что у Европы нет сил, чтобы снова заступиться за Украину», – подчеркивает польский журналист. Зимой 2013 года флагами альянса на киевском Майдане стыдили западноевропейских политиков, которые не могли сплотить людей из своих стран под эгидой объединенной Европы. Сейчас их главная проблема состоит в том, чтобы обеспечить своим гражданам элементарную безопасность, а не мир на Украине, добавляет он. 
 
«Америка живет курьезной избирательной кампанией. Уже одно то, что Дональд Трамп подвергает сомнению фундаментальную для НАТО 5-ю статью устава и признает право России на Крым (и это не повод, чтобы он выбыл из президентской гонки), для РФ отличная новость. Если бы он победил на выборах, Россия получила бы в своей давней сфере влияния полный карт-бланш», – уверен Велиньский.
 
«Путин, в прошлом офицер КГБ, не был бы собой, если бы не использовал столь благоприятные условия и не подлил бы масла в огонь. Хотя бы для того, чтобы проверить реакцию Запада, в конце концов в Крыму еще никто не стреляет», – подчеркивает автор. 
 
Первый эффект уже есть. Бориc Джонсон – один из тех, кто возглавлял кампанию приверженцев брексита и теперешний глава британского МИД, – заявил, что спустя годы враждебности наступило время нормализовать отношения с Россией, резюмирует в издании Gazeta Wyborcza польский журналист Бартон Велиньский. 
 
* «Исламское государство» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
 
 
Фото: Reuters 
 
 
Комментарии читателей на сайте wyborcza.pl
 
pumpernik: Хорошо, что Велиньский не ушел в отпуск и стоит на посту издания Gazeta Wyborcza. 
 
blablick: Венгрия, Словения, Польша, Словакия, Чехия и Франция. О Болгарии и Сербии я уже не вспоминаю. Эти страны давно находятся в кармане у Путина. Если бы он жил 100 лет, Европа была бы его. 
 
augenthaler: Люди глупые. Только когда война постучит в их двери… Нет, даже тогда нет. Путин – это диктатор и преступник, руки которого в крови собственных граждан. Но домашние задания по истории так и не будут сделаны. Мир снова открывает дорогу военачальникам и войне по причине собственной глупости, пассивности и страха. 
 
prokuraturarejonowa: Я бы, однако, отрезал Сбербанк от SWIFT в рамках санкций. Я совершенно не понимаю, почему западные концерны должны строить бизнес с российскими олигархами и клептократами из Кремля на равных, раз они их всех могут выкупить за гроши. 
 
avro: Эти слова остаются актуальными: «Вы были поставлены перед выбором между войной и позором,  заявил Черчилль.  Вы выбрали позор, но вас ждет и война». 
 
pragmatycznyromantyk: Путин, известный как „голубь мира”, воздержится от военных действий, пока не закончатся Олимпийские игры. Похоже было с нападением на Украину после Олимпиады в Сочи. У нас есть еще недели спокойствия. А потом? Песенка известна на протяжении декад: бедная и окруженная врагами Россия должна защищать свои границы и своих граждан.  
 
s-w-z: Идиотская пропаганда и полное отсутсвие чувства меры. Кто может сравнивать Путина с Гитлером? Только тот, кто в бешенстве и страшно ненавидит Путина и Россию, и тот, кто не знает о гитлеровской оккупации Польши. Однако следует согласиться с тем, что Европа находится в слабой форме ввиду наплыва исламских захватчиков.
 
tomtg123: Да, к сожалению, Европа уступит.

 

источник
Польша Европа
теги
Владимир Путин ЕС Польша Россия

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG