1+1 Оригинал

1+1: Лишь Ахеджакова и Войнович вступились за Надежду Савченко

После оглашения приговора Надежде Савченко большинство видных российских оппозиционеров отказались комментировать произошедшее. Как сообщает «1+1», лишь немногие, в числе которых Лия Ахеджакова и Владимир Войнович, не побоялись последствий и вступились за украинскую летчицу.

Легендарная актриса Лия Ахеджакова, известный писатель Владимир Войнович, сатирик Виктор Шендерович, журналист Аркадий Бабченко – россиян, которые в эти дни осмеливаются высказываться в поддержку пленницы Кремля Савченко, мало. Даже российские оппозиционные политики, которым ТСН удалось дозвониться, не захотели общаться на эту тему. Тех, кто не боится властей, слушала наша Валентина Мудрик.

ЛИЯ АХЕДЖАКОВА, актриса: У нас очень гостеприимные люди, особенно директор. Нет, конечно разрешили.

Лия Ахеджакова назначает встречу ТСН в родном театре «Современник». Тут она играет почти 40 лет, но директор запретил пускать украинских журналистов в помещение. Известная актриса возмущена.
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: Я хочу прежде всего извиниться, что мы тут в коридорчике при входе, потому что директор моего театра «Современник», узнав, что киевский канал, запретил мне давать интервью.
 
О деле Савченко она хорошо знает и восхищена почти двухлетней борьбой Надежды в российской неволе.
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: Героям слава! Слава героям! Вот уж не посрамила Украину! И мне, конечно, за державу обидно, вот это стыдоба. Позорище. Грязная политика, мерзкая политика. Я никогда не знала, что такое Жанна д’Арк, я не могла себе это представить. Оказывается, в истории человечества есть такие. Еще раз скажу: героям слава. Надя, я тебя прошу, не убивай вот это прекрасное творение, которое нам дал Бог. Живи.
 
Телевизор не смотрит, новости узнает из оппозиционных изданий и интернета. Лия Меджидовна уверена, что проблема россиян состоит в том, что большинство из них перестали думать и начали верить лишь телевизору.
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: Я вообще не могу понять, как офицера украинской армии, офицера, который обязан сражаться за свою страну, можно судить. Я этого понять не могу, более того, я же знаю, что то, что ее сперли (и это доказано), то, что ее украли – это же уголовное дело. Это как же, это что такое – украсть человека, гражданина другой страны, перевезти в Россию и при этом судить за пересечение государственной российской границы. Вся эта карательная камарилья споткнулась о невероятный характер этой девчонки. Невероятный, геройский. Идите скорее!
 
В служебном коридоре Ахеджакова постоянно отвлекается на сотрудников театра и эмоционально признается, как плачет о Савченко…
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: Во-первых, плачу, мне за нее до слез больно.
 
…и как мечтает о ее свободе.
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: Я живу в России, очень люблю Россию, и мне очень стыдно. И лишь бы она села у себя дома и мама бы ее покормила вкусно. Просто хочу, чтобы она была дома.
 
Писатель Владимир Войнович встречает ТСН дома, у себя в кабинете. Именно он месяц назад написал открытое письмо Путину с просьбой об освобождении Савченко. Автор романа о солдате Чонкине все еще верит в иллюзию здравого смысла Кремля.
 
ВЛАДИМИР ВОЙНОВИЧ, писатель: Здравый смысл, начиная даже с Крыма. Крым, значит, взяли, я говорил, что Россия подавится этим Крымом, вы понимаете. Мне казалось, что это здраво, но Крым наш, Крым наш, Крым наш.
 
Я так и написал в письме Путину, это совершенно очевидно, что Савченко, она была никому не известна, а теперь она стала героиней, даже легендарной героиней. С легендой бороться нельзя, это просто очень глупо.
 
Андрей Макаревич, Борис Гребенщиков, режиссеры Андрей Звягинцев, Владимир Сокуров, Алексей Герман, актриса Татьяна Лазарева – остальные замолчали. Даже острая на язык Ксения Собчак избегает комментариев. Этому у Войновича есть объяснение.
 
ВЛАДИМИР ВОЙНОВИЧ: Ну потому, что страшно. Я понимаю, с кем я имею дело. Я старый, я свою жизнь прожил, чего мне бояться.
 
О том, что за своеволие ее могут наказать, понимает и Ахеджакова.  
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: А что мне делать? Вот вы меня спрашиваете, у меня нет выбора.
 
И только не на камеру, а по телефону некоторые легендарные россияне признаются, что боятся за завтрашнюю Россию. Однако озвучить это, как Лия Ахеджакова, в России больше никто не осмеливается.
 
ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: Каждый день я включаю радио и узнаю, что мне сегодня уже нельзя, и что завтра будет нельзя, и что планируется мне запретить до конца моих дней. Душа болит и за Украину, и за Россию, и я боюсь завтрашнего дня.
 
Валентина Мудрик, Никита Бородин, из России, ТСН, «1+1».
 
Дата выхода в эфир 23 марта 2016 года.   
источник
Украина Европа
теги
Надежда Савченко Россия суд судебный процесс Украина

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG