Libération Оригинал

Libération: Сирия стала полем боя для нефтегазовых держав

На фоне гражданской войны в Сирии также разворачивается конфликт между крупнейшими экспортерами углеводородов, пишет на страницах Libération эксперт по нефтегазовому рынку Муаффак Хассан. По мнению аналитика, Россия развернула свою сирийскую кампанию в том числе и для того, чтобы защитить свой рынок сбыта в Европе от конкурентов с Ближнего Востока.
Libération: Сирия стала полем боя для нефтегазовых держав

Несмотря на то, что Ближний Восток «переполнен» углеводородами, — в регионе находится по крайней мере 48% мировых запасов нефти и 42% газа,  — Сирия добывает совсем мало «черного золота» и «голубого топлива», пишет в своей статье для Libération эксперт по нефтегазовому рынку Муаффак Хассан. Тем не менее страна имеет огромное значение в качестве потенциального коридора для трубопроводов, при помощи которых смогли бы снабжать Европу нефтью и газом Иран, Саудовская Аравия и Катар, и это обстоятельство очень важно для понимания разворачивающегося на сирийской территории конфликта, полагает аналитик.

Как отмечает Хассан, с начала войны уровень добычи нефти и газа в Сирии значительно снизился. Причиной этому стали военные действия и вызванное ими отсутствие профилактического обслуживания оборудования, а также тот факт, что большая часть сирийских месторождений оказалась на территориях, которые в настоящий момент контролируются курдами, а также «Исламским государством»*, напоминает эксперт. Вместе с тем, нефть теперь продолжает уже добывать эта террористическая организация, сбывая ее на черном рынке. Более того, террористы из ИГ также активно осуществляют добычу газа и продают его Сирии, обменивая его «бартерным способом» на электричество, причем посредником в этой сделке выступает Россия, подчеркивает автор. «Существование на этом бартерном рынке третьих лиц уже ни для кого не секрет», — поясняет он. — «Согласно высказанным в феврале заявлениям генерального прокурора Пальмиры (который ныне бежал в Турцию), доступ российских инженеров и специалистов к месторождениям Твинан и расположенному там же газоперерабатывающему заводу, построенному российской компанией “Союзтранснефть” обеспечивается с согласия и под защитой “Исламского государства”».

Однако главным для всех сторон конфликта вопросом остается именно статус Сирии как коридора для поставок нефти и газа из Ирана и стран Персидского залива в Европу, продолжает Хассан. Как пишет эксперт, в 2009 году Катар предлагал Сирии проект строительства сети трубопроводов, ведущих из Саудовской Аравии и Иордании к европейскому континенту, однако двумя годами позже Дамаск под давлением союзного Тегерана все же отказался от катарского предложения и решил взамен создавать иранский газопровод, который должен был соединить Иран, Сирию и Ирак. Этот конфликт между странами-экспортерами углеводородов разворачивался на фоне гражданской войны в Сирии с самого ее начала, и вступление в войну России стало одним из важнейших этапов данного противостояния, убежден аналитик.
 
Россия и Саудовская Аравия, которые сильно зависят от экспорта углеводородов и твердо намерены защитить и увеличить свои доли на этом рынке, вот уже несколько лет ведут «безжалостную конкуренцию», постоянно наращивая производство и объемы экспорта, пишет Хассан. Спровоцированный этой гонкой дисбаланс спроса и предложения, помноженный на ценовую войну, и вызвал резкое падение цен на нефть, из-за которого Москва и Эр-Рияд ежедневно теряют соответственно 400 и 350 миллионов долларов, считает эксперт. Что же касается газа, главными рынками сбыта этого ресурса и для России, и для Ближнего Востока являются Европа и Азиатско-Тихоокеанский регион; доля Москвы в импорте газа Европой составляет 40%, и Москва вовсе не собирается уступать ее потенциальным конкурентам, включая Иран, Катар и страны Каспийского региона, объясняет автор. При этом европейский рынок характеризуется прежде всего долгосрочными контрактами на 20-30 лет, заключающимися между традиционно крупными игроками как со стороны производителей, так и со стороны потребителя, и переговоры по этим контрактам длятся долгие годы; все это значительно усложняет для новых игроков проникновение на рынок, также отмечает Хассан.
 
Однако поскольку зависимость Европы от газа в ближайшие годы будет только расти, возникает вопрос о том, сможет ли Россия обеспечить европейский спрос, предупреждает аналитик. «Ее месторождения стареют, а добыча углеводородов в Северном Ледовитом океане в настоящий момент является менее безопасным вариантом, так как требует непомерных инвестиций, и поэтому Европе необходимо диверсифицировать поставки», — пишет Хассан. — «Такой производитель как Катар, который занимает третье место по запасам газа в мире, потенциально может экспортировать больше газа, чем Россия, учитывая, что внутренне потребление у него ниже, чем у России, и сможет со временем заместить поставки газа из Норвегии и Голландии, которые сокращаются по причине истощения месторождений».
 
Другой крупный региональный игрок, Иран, обладает такими же запасами газа, как и Россия, однако его месторождения плохо развиты и не ориентированы на экспорт, в отличие от катарских и прикаспийских — однако, именно сирийский коридор и стал бы для Тегерана «мостом экономического и идеологического проникновения на средиземноморское побережье», полагает автор.
 
Фото: Reuters
 
* «Исламское государство» — террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT). 
источник
Франция Европа
теги
вооруженный конфликт газ газопровод Иран Исламское государство Катар нефтепровод нефть Россия Саудовская Аравия Сирия экономика

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG