CNN

CNN: Путин станет проверкой на прочность для нового президента США

Кто бы ни стал новым президентом США, ему или ей очень быстро придется столкнуться с серьезными испытаниями, главным из которых будет выстраивание отношений с Владимиром Путиным. Такое мнение высказали в эфире CNN эксперты Франсуа Хейсбург из Международного института стратегических исследований и бывший консультант Госдепартамента по вопросам стратегического планирования Дэвид Килкаллен.

КРИСТИАН АМАНПУР, ведущая CNN: Господа, добро пожаловать на программу. Итак, почти ни у кого из все еще участвующих в предвыборной гонке кандидатов нет опыта во внешней политике. Разве что у Хиллари Клинтон. Но ни у кого из республиканцев. С кем из кандидатов, когда он или она станет президентом США, с вашей точки зрения, мировому сообществу будет наиболее удобно иметь дело и с кем – наиболее неудобно? Сначала вы, Франсуа.

ФРАНСУА ХЕЙСБУРГ, глава Международного института стратегических исследований: Удобнее всего, разумеется, с Хиллари Клинтон, потому что она признанный авторитет. Но это ничего не говорит о существенных чаяниях мирового сообщества. Ответ на ваш вопрос очевиден: зона комфорта – с Хиллари.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Дэвид, а что вы думаете?
 
ДЭВИД КИЛКАЛЛЕН, бывший консультант Госдепартамента по вопросам стратегического планирования: Нынешний лидер от республиканцев, конечно, Дональд Трамп. И у него очень интересные идеи о Владимире Путине. Вполне вероятно, России на самом деле будет комфортнее с Трампом, чем с Хиллари, потому как они во многом винят ее в том, что произошло в Ливии.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Вы говорите, что кто бы ни стал новым президентом Соединенных Штатов, ему или ей придется столкнуться с существенно более опасным и нестабильным миром, чем сейчас. В каком смысле он будет более опасным и нестабильным?
 
ДЭВИД КИЛКАЛЛЕН: То, что происходит в Европе на фоне кризиса с мигрантами, будет продолжаться. Пару недель назад в ЕС подсчитали, что в течение следующих 2 лет в Европу прибудут еще 3 миллиона беженцев. Ситуация на Ближнем Востоке весьма и весьма нестабильна. Прогнозируют – и, вероятно, этот сценарий осуществится – устойчивые низкие цены на нефть на мировых рынках, что отразится на тех странах, которые сегодня борются с ИГ*. И не одна, а две террористические организации джихадистов представляют большую угрозу в борьбе с терроризмом, чем те, с которыми мы сталкивались когда-либо прежде с 2011 года.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Франсуа, с вашей точки зрения, тщетность совместных усилий Запада покончить с войной в Сирии... Вы писали, и бывший министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус весьма критично отзывался, например, о решении о так называемой красной линии, которое президент Обама принял в 2013 году. Лоран Фабиус вернулся к этой проблеме и назвал решение Обамы событием, изменившим мир.  
 
ФРАНСУА ХЕЙСБУРГ: Кто бы ни был избран в ноябре, очень быстро и при таких обстоятельствах, которые он или она не выбрали бы, столкнется с такими испытаниями, как Владимир Путин, Израиль, Иран, Китай. Потому как им надо будет знать: то, что произошло в 2013, когда Обама не стал соблюдать свою же красную линию, это было проблемой Обамы или проблемой Америки?
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Вы хотите сказать, что это подорвало доверие к США?
 
ФРАНСУА ХЕЙСБУРГ: Это совершенно точно подорвало доверие к Обаме. И сейчас стоит вопрос: была ли это проблема США? Мировое сообщество захочет узнать это. И новый президент окажется в очень неудобном положении, потому что это испытание настанет раньше и будет более тяжелым, чем могло бы быть.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Я хочу показать эту видеозапись, потому что Дональд Трамп считает, что он мастер договариваться и что он может быть успешным даже с Владимиром Путиным. Послушайте, что он заявил.
 
ДОНАЛЬД ТРАМП, кандидат в президенты США: Я бы поговорил с ним, я бы нашел с ним общий язык. Я думаю, хотя я могу ошибаться, в таком случае мне следовало бы выбирать другой путь, но я бы поладил со многими мировыми лидерами, с которыми наша страна пока не ладит.
 
КРИСТИАН АМАНПУР: Что вы думаете? Потому что у Владимира Путина экспансионистские мечты, а Дональд Трамп, по-видимому… что?
 
ФРАНСУА ХЕЙСБУРГ: Владимир Путин и Дональд Трамп – жесткие личности с авторитарными наклонностями. Они похожи. Но то, что они похожи, не значит, что им удастся поладить. Вспомните президента Эрдогана, главу Турции, который был большим другом президента Путина. Но они на грани войны.
 
До августа 2014 сирийская проблема могла быть решена за счет союза «умеренной» оппозиции и Запада. После августа 2014 это, по сути, превратилось в игру, в которой Россия решает, что произойдет и каким может быть итог. Это крупная геополитическая, геостратегическая ошибка, которую Обама совершил в этот день в августе 2014. 
 
ДЭВИД КИЛКАЛЛЕН: И вспомните, что именно Сергей Лавров, министр иностранных дел России, решил проблему с красной линией. Так что, с одной стороны, можно сказать, что Россия вторглась в Сирию в сентябре 2015, с другой стороны, так же можно сказать, что мы пригласили ее вмешаться в проблему в августе 2014.   
 
Материал предоставлен CNN International.
Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 02 марта 2016 года.
 
* «Исламское государство» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT).
источник
США Северная Америка
теги
Барак Обама Владимир Путин вооруженный конфликт выборы Дональд Трамп Россия Сирия США Хиллари Клинтон

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG