France 24 Оригинал

France 24: В России «культ Путина» покорил всех – от школьника до хипстера

Журналисты France 24 провели расследование, в ходе которого убедились в силе кремлевской пропаганды. В России культ личности Путина прививается со школьной скамьи, ему подвержены и многочисленные проправительственные активисты, и модная московская молодежь. А все те, кто рискуют критиковать российского президента, попадают под пристальное наблюдение Кремля или подвергаются гонениям. Однако, учитывая текущую экономическую ситуацию, население может вскоре излечиться от путиномании, сообщает телеканал.

Восемьдесят пять процентов россиян утверждают, что поддерживают своего президента. Такой ошеломляющий рейтинг заставит побледнеть от зависти любого европейского лидера, особенно – французского. Но можно ли говорить о новом культе личности, как во времена Советского Союза? В любом случае, вездесущность Владимира Путина вызывает беспокойство у Филиппо – нашего московского обозревателя.

ЖЮЛЬЕН ПЕН, ведущий France 24: Это здесь работает Владимир Путин?
 
ФИЛИППО ВАЛОТИ, обозреватель France 24: Да, именно здесь.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Ты хотел рассказать мне о культе личности президента Путина.
 
ФИЛИППО ВАЛОТИ: В любом офисе, в больницах, в миграционной службе – Путин повсюду и он наблюдает за нами. Культ Путина действительной существует, и в последнее время он только усилился.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Ладно, покажи мне это.
 
Мы встречаем российского президента уже на Красной площади, причем в компании приличных людей.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вы – Владимир Путин? А вы – Иосиф Сталин? А вы – Дед Мороз! Приятно познакомиться. О, это известная фотография.
 
Вместе с Филиппо мы идем в сувенирные лавки. Российский президент действительно повсюду.
 
ФИЛИППО ВАЛОТИ: Путин и медведь – это достаточно распространенный символ. Его смысл заключается в том, что Путин правит всей Россией и собирается покорить весь мир.
 
ПРОДАВЩИЦА: Эти футболки пользуются сумасшедшей популярностью. Их покупают не только россияне, но и туристы.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Смотри, здесь есть одна картинка с Медведевым. Один Медведев на 120 Путиных! А нет, я ошибся, я думал, что это Медведев, но это тоже Путин.
 
ПРОДАВЩИЦА: Очень хорошо, что Путин у нас есть. Когда он что-то говорит, я чувствую, что я тоже так думаю, и это приятно.
 
Культ личности начинается со школьной скамьи. Этот мультфильм был полностью создан детьми под надзором их крайне патриотичной учительницы.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Кто же герой вашего мультфильма? Кто это?
 
ДЕТИ: Путин!
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Почему вы хотели рассказать в вашем мультике о президенте?
 
УЧЕНИЦА: Мне кажется, что Путин – такой человек, который старается, чтобы мы жили хорошо.
 
УЧЕНИЦА: Путин – очень хороший человек, он заботится о нашей стране.
 
УЧИТЕЛЬНИЦА: В мультфильме рассказывается о том, что делает президент. В нем объясняются все его функции, но еще показываются его личные качества. Это президент, который любит животных. Кроме того, он спортивный, например, он занимался дзюдо.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Но если вы говорите о личности Владимира Путина и объясняете, что это выдающийся человек, то это больше похоже на культ личности, а не на обучение гражданским основам.
 
УЧИТЕЛЬНИЦА: Детям все равно нужно на кого-то равняться в жизни.
 
Покинув школу, Филиппо ведет меня на встречу с активистами проекта «Сеть» в фешенебельном районе Москвы.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Если вы думаете, что быть сторонником Путина  это старомодно, то следуйте за нами и вы увидите, что это может быть очень модно и даже по-хипстерски.
 
АНАСТАСИЯ МЕЛЬНИК, пресс-секретарь проекта «Сеть»: Наша цель – создать новый образ России. Не той, которую видят иностранцы в фильмах 90-х годов, где все русские – алкаши с балалайками, живущие среди медведей.
 
Эта группа художников называет себя независимой, но очевидно, что она занимается кремлевской пропагандой. Их послания исполнены патриотизма и воинственности.
 
ФИЛИППО ВАЛОТИ: Эти солдаты – часть того образа страны, который вы создаете?
 
АНАСТАСИЯ МЕЛЬНИК: Ну почему? Это просто арт-объект, напоминающим нам о событиях в Крыму, которые произошли два года назад и для нас очень важны.
 
Эта группа художников и дизайнеров называет себя современной и модной, но при этом она защищает ультраконсервативные ценности. Они прославляют советский период и используют резко антиамериканскую риторику.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Это лицо Путина?
 
ХУДОЖНИК: Да, это Путин.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: А что означает эта надпись?
 
ХУДОЖНИК: Putin-Versteher – это немецкий неологизм. Это может переводиться как «понимающие Путина».
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Ваш стиль пришел из США. Вы – хипстер, нет?
 
ХУДОЖНИК: Говорите, что хотите. Пусть для вас я хипстер, сам я таковым себя не считаю.
 
Пиар-кампания Кремля разворачивается повсюду – в школах, в модных кругах, а еще во время крупных мероприятий в области масс-медиа. Здесь собралось более 1300 журналистов, приехавших изо всех регионов России и со всего мира. Это ежегодная пресс-конференция президента. В это время представляется редкая возможность задать вопрос Владимиру Путину напрямую.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вы приехали из Сибири?
 
ЖУРНАЛИСТКА: Да, вместе с ней. Мы хотим попросить президента построить новый мост через самую большую реку в нашем регионе.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Зачем вам нужна эта кукла?
 
ЖУРНАЛИСТКА: Чтобы привлечь внимание президента. Здесь столько народа!
 
Среди собравшейся публики присутствует и Ксения Собчак. Несмотря на то что ее отец был наставником Путина, эта знаменитая журналистка яростно критикует президента.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Словом, важен не ответ Владимира Путина, а сам вопрос, который ему задается?
 
КСЕНИЯ СОБЧАК, журналистка: Все вопросы, которые можно задать. Никто не может вырезать вопросы, так что это шанс сказать что-то тем, у кого нет интернета. И это важно.
 
В прошлом году эта журналистка задала чувствительный вопрос, так что за ней пристально наблюдают.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вы из охраны? Почему вы тут стоите?
 
Во время пресс-конференции президент в основном говорит об экономике и внешней политике.
 
ВЛАДИМИР ПУТИН, президент РФ: С действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться, практически невозможно. 
 
Порой Владимиру Путину приходится отвечать на чувствительные вопросы.
 
ЖУРНАЛИСТКА: Когда, например, мы – журналисты – делаем какие‑то расследования, или выдвигаются общественные обвинения, как против генпрокурора Чайки и его окружения, власть, вместо того чтобы на самом деле разобраться, провести расследование, начинает кричать про заказ страшного Госдепа, страшного Обамы.
 
ВЛАДИМИР ПУТИН: Объём нашего ВВП вырос почти в два раза. Укрепление обороноспособности страны, возможностей Вооружённых Сил – вот в чём итоги. А такие вещи побочного характера, о которых вы сказали, возможны практически везде.
 
После окончания пресс-конференции мне удается найти молодую девушку, которая задала вопрос про коррупцию.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вы попытались привлечь его внимание, и вам удалось.
 
ЕКАТЕРИНА ВИНОКУРОВА, обозреватель znak.com: Да, я сделала все, чтобы он меня заметил.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: И поэтому вы надели красное платье?
 
ЕКАТЕРИНА ВИНОКУРОВА: Да, конечно, это стратегия.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Эта пресс-конференция выглядела абсолютно свободной.
 
ЕКАТЕРИНА ВИНОКУРОВА: Да, это так. Во время президентской пресс-конференции нет проблем со свободой слова.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Но за рамками пресс-конференции все сложнее?
 
ЕКАТЕРИНА ВИНОКУРОВА: Да, все не так хорошо. Вам стоит посмотреть российское телевидение. Путина никогда не критикуют.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вам страшно из-за того, чем вы занимаетесь?
 
ЕКАТЕРИНА ВИНОКУРОВА: Я знаю, что , если они захотят мне что-то сделать, они это сделают. Я предпочитаю не думать об этом.
 
Эта журналистка это признает: вне рамок пресс-конференции тот, кто слишком критикует Путина, подвергается риску. Я встретился с Анастасией у нее дома. Ее молодого человека Ильдара Дадина недавно посадили в тюрьму за то, что он участвовал в демонстрации против президента.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Что он написал на своем плакате?
 
АНАСТАСИЯ: На плакате написано «Путин – гибель России». На демонстрации он был совсем один, поскольку в соответствии с российским законодательством для этого не требуется разрешения. Вот приходит начальник полиции. Ильдар пытается им объяснить, что у него есть право участвовать в демонстрации, если он один. Но полиция не хочет его слушать, и его отправляют в машину.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Устраивать одиночные демонстрации разрешено, но несмотря на это вашего парня арестовали и приговорили к трем годам тюрьмы. Как вы это объясните?
 
АНАСТАСИЯ: Это можно объяснить только тем, что власть пытается устранить активистов, запугать людей, чтобы они не выходили.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: И вы хотите организовать демонстрацию в эту субботу, да?
 
АНАСТАСИЯ: Нам сказали, что нам не разрешат провести демонстрацию в центре города, но мы можем собраться на окраине – в парке Сокольники, который больше напоминает лес.
 
Ее парня приговорили к трем года тюрьмы за то, что он стоял с табличкой совсем один, но его послание было враждебно по отношению к Путину. Мы собираемся проверить, все ли демонстранты равны перед законом. Мы отправились в Санкт-Петербург, чтобы встретиться с членами НОД – националистического движения, поддерживающего Путина.
 
АКТИВИСТКА: Нет «майдану»!
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН:  Нет «майдану» – это ваше послание.
 
АКТИВИСТКА: Нет оранжевой революции!
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вы хотите, чтобы у президента было больше власти?
 
АКТИВИСТКА: Да, это так.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: По-вашему, он не обладает такой властью?
 
АКТИВИСТКА: У Владимира Путина больше власти вне нашей страны, но не внутри нее, потому что наша Конституция была составлена под контролем американских специалистов.
 
Устраивать массовые демонстрации без разрешение запрещено, а здесь собралось много демонстрантов, но полицейские крайне сговорчивы.
 
ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Я просто присматриваю за ними в случае чего.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Вас уже арестовывали за подобные демонстрации?
 
АКТИВИСТКА: Нет, никогда.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: А вы знаете, что в Москве одного активиста посадили в тюрьму за то, что он делал то же, что и вы.
 
АКТИВИСТКА: Вероятно, он совершил провокацию.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Он выступал против Путина.
 
АКТИВИСТКА: А, ясно.
 
ЖЮЛЬЕН ПЕН: Он стоял один с плакатом, и его арестовали и приговорили к трем годам.
 
АКТИВИСТКА: Но мы-то поддерживаем нашего президента. Поэтому мы на свободе и поэтому у нас с полицией взаимопонимание.
 
В конце концов Анастасия получила разрешение на проведение демонстрации, но, как она и ожидала, собраться им разрешили только на дальней окраине Москвы. На демонстрацию пришла лишь горстка активистов в противовес населению, которое в большинстве своем поддерживает Путина. Потому что российский президент внушает уверенность, а его пропаганда эффективна. Но когда экономическая ситуация хуже некуда, а свобод становится все меньше, эта путиномания может в конечном итоге стать неудобоваримой.
 

Дата выхода в эфир 4 января 2016 года.

источник
Франция Европа
теги
Владимир Путин Дмитрий Медведев имидж Конституция культ личности президент пропаганда рейтинг репрессии Россия

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG