Newsweek Оригинал

Newsweek раскрыл «рецепт власти» Путина

Лидеры Запада и Владимир Путин по-разному смотрят на современную Россию и события на Украине. Проанализировав стратегию российского президента на постсоветском пространстве, обозреватель Newsweek Дэвид Хансон понял, почему в Европе многие соглашаются с Путиным - из страха перед его непредсказуемостью и чувством вины за жертвы русских в Великой отечественной войне. А США действуют нерешительно, поскольку Обама показал себя недостаточно жестким лидером в отношениях с Россией.
Newsweek раскрыл «рецепт власти» Путина

Многие часто вспоминают слова Путина о падении СССР как о геополитической катастрофе. С их помощью он оплакивал падение не советского коммунизма, а скорее обширной империи, которая была у России, и того богатства, влияния и мощи, которые она имела благодаря так называемым бывшим советским республикам, пишет аналитик Виктор Дэвис Хансон на сайте Newsweek.

Но часто забывают о другой части цитаты – о том, что десятки миллионов соотечественников оказались за пределами России. Между тем именно эти два импульса – жажда геополитической власти и стремление перекроить границы так, чтобы в них вошли «десятки миллионов» русскоговорящих Грузии, Крыма, Украины и Прибалтики, – на самом деле движут Путиным, уверяет автор.

По предположению Виктора Дэвиса Хансона, Путин считает Россию XXI века новым изданием «царской империи» XIX века, характерной чертой которой будут «олигархия, православие и мощь русского языка и культуры». «Российский союз» станет на мировой арене таким же сильным, как и СССР, но без его внутренней слабости. В этом смысле Путину успешно удавалось добавлять России территорий, не доводя дело до войны, — «в такой же жуткой манере», что и Адольфу Гитлеру до 1939 года.

По мнению автора, Путину все сходит с рук. И тому есть шесть причин.

Во-первых, Запад истощен финансовым кризисом 2008 года, нерадостными последствиями войн в Афганистане, Ираке и Ливии, а также появлением террористической группировки «Исламское государство».

Борьба на Украине – «Чехословакия нашего поколения (“стычка в далекой стране между народами, о которых нам ничего не известно”, по выражению Невилля Чемберлена в 1938 году). И никто не знает, могут ли страны Прибалтики быть нашей Польшей, – шаткими союзниками, которых нам не хочется защищать, но в теории мы обязаны», — рассуждает обозреватель Newsweek.

Во-вторых, Путин «сидит на российском ядерном арсенале». И понимает, что впечатление, что он непредсказуем, может быть для него «ценной картой в ядерном покере». Примерно так же себя вели Северная Корея и Иран. Когда над Скандинавией или Великобританией пролетают российские самолеты, на Западе не уверены, как отреагирует Путин на попытки его сдержать, «и потому надеются, что он лишь захватит страну-другую и, насытившись, уйдет и оставит их в покое».

В-третьих, Европе все еще нужны российские нефть и газ, а также гигантский и прибыльный рынок для экспорта. Также «источник европейской мощи», Германия, либо чувствует покаяние за агрессию, которая привела к гибели «20 миллионов русских», либо слишком слаба в военном плане и не может сдержать Путина, даже если бы захотела. В православных же Сербии, Греции и Кипре путинская Россия популярнее США.

В-четвертых, многие на Западе «кивают» на то, что «недавно аннексированные территории» на разных этапах принадлежали России задолго до «агрессии Иосифа Сталина». Они также считают, что у Путина на эти земли «претензии» как на места кровавых российских жертв в прошлом – стоит при этом вспомнить о Крымской войне.

«Мы на Западе представляем себе автономную постсоветскую Украину; Путин вместо этого вспоминает о первой битве под Киевом в 1941 году, когда русские потеряли 700 тысяч человек». Почти все эти земли Россия либо отстаивала с оружием против врагов извне, либо сама пыталась их покорить. Для Путина они – современная версия Рейнской области, Судетов и Данцига. А жители Запада допускают, что у России к этим регионам большая привязанность и больший интерес, чем у них, перечисляет Виктор Дэвис Хансон.

Другие же на Западе не просто ставят агрессию Путина в исторический контекст, но и симпатизируют его словам о современном христианстве, традиционных российских ценностях и упадочном Западе с его «абортами, гомосексуализмом, мультикультурализмом и оппозицией радикальному исламу». Он своего рода реакционер с «вычурными, но вызывающими уважение» взглядами.

Наконец, Путин считает Барака Обаму не просто слабым, но и напыщенным от бессилия пустозвоном. Обама «спсихоанализировал» Путина и посчитал его подростком, который хочет показать себя мачо. «Путин в ответ явно делает все, чтобы выставить Обаму слабаком и намеренно опозорить его на Ближнем Востоке», — считает автор статьи.

Можно ли сдержать Путина, если он решит прибегнуть в Прибалтике к своей теперь уже традиционной тактике с гонимыми русскоязычными меньшинствами, достойным вкладом России в эти страны в прошлом и необходимости «плебисцитов, федерализма и полуавтономии»?

Для Путина, по словам обозревателя, членство Прибалтики в НАТО – не фактор сдерживания, а соблазн. Он ставит на то, что альянс отступится, если Россия войдет в Эстонию, а в итоге это приведет к его развалу. Часть стран Восточной Европы уже приходят к выводу, что «близкий и агрессивный Путин лучше далекой и почти уже отставной Америки».

США и союзники по НАТО должны нарастить защиту на земле и в воздухе вокруг Прибалтики, а также сохранить санкции против России. Еще они должны вновь начать переговоры об установке ПРО в Польше и Чехии, — даже несмотря на то, что Восточная Европа конъюнктурно начала крениться в сторону России. И вместо того, чтобы «отдавать американское лидерство на аутсорсинг Германии», США должны наметить конкретные обязательства в НАТО – «решить, какой союзник по НАТО что делает», — когда Путин начнет собирать войска у границ.

Ну а прежде всего американский лидер должен перестать «заниматься психоанализом Путина». Чемберлен, как известно, любил объяснять мотивы Гитлера другим и даже самому Гитлеру, напоминает Виктор Дэвис Хансон. И в итоге «фюрер стал из кожи вон лезть, чтобы найти способ спровоцировать Чемберлена и вместе с ним – западные демократии».

В конце статьи обозреватель Newsweek высказывает следующую идею: «Если Путин будет считать американского президента скрытным, непредсказуемым и довольно-таки опасным, а не болтливым, предсказуемым и уступчивым, то российский лидер, возможно, сделает паузу, встревожится – и отступит».

Фото: Reuters

 

источник
США Северная Америка
теги
Адольф Гитлер Барак Обама Владимир Путин Крым НАТО Прибалтика Россия Советский Союз

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG