Financial Times: Еврокомиссия жаждет крови «Газпрома»

Европейские следователи обещают в ближайшее время выдвинуть «Газпрому» официальные обвинения в завышении цен и надеются, что после долгих безуспешных переговоров смогут добиться от него уступок, пишет The Financial Times. На кону стоит авторитет ЕС, подчеркивает чешский эксперт Вацлав Бартушка — а если российский монополист не захочет играть по европейским правилам, ему лучше «отправляться в другое место».
Financial Times: Еврокомиссия жаждет крови «Газпрома»
Reuters

После «разведки на местности», включавшей обмеры зданий и разработку плана молниеносного захвата документов, следователи ЕС провели в сентябре 2011 года самый масштабный в Европе антимонопольный обыск в двух десятках офисов «Газпрома», расположенных в 10 странах — от Болгарии на юге до Эстонии на севере. Это был «первый залп Брюсселя», попытавшегося при помощи законов ЕС ниспровергнуть модель 40-летней коммерческой деятельности «регионального газового владыки», пишет The Financial Times — и Владимир Путин, занимавший тогда пост премьер-министра РФ, просто «кипел от злости». Однако ему тогда не стоило особенно беспокоиться: у антимонопольных органов ЕС нет полномочий кого-либо арестовывать, а само дело «Газпрома» после такого «драматичного гамбита» и безрезультатных попыток урегулировать ситуацию просто «неспешно поплыло по течению».

По сведениям издания, главное обвинение в адрес «Газпрома» заключается в том, что он воспользовался своим влиянием, чтобы брать за газ с таких стран, например, как Литва, на треть дороже, чем платит Германия. Однако формальные обвинения, которые были подготовлены, по словам источников из ЕС, еще в конце 2013 года, до сих пор не были выдвинуты «из опасений вызвать еще более враждебную реакцию со стороны России в условиях, когда усиливающийся конфликт разрывал Украину на части». И хотя брюссельские антимонопольные органы «гордятся своей независимостью», такая пауза кажется уже очень политизированной, отмечает The Financial Times. Но после смены состава Еврокомиссии дело «Газпрома», похоже, получило новый толчок: в прошлом месяце вице-президент комиссии по энергетическим вопросам Марош Шефчович заявил, что до начала его рассмотрения «остаются недели».
 
Еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер выступила «более осторожно», отметив, что она планирует ограничиться только прогнозами о времени предъявления обвинений и дать «Газпрому» шанс на урегулирование претензий. Несмотря на это, восточноевропейские дипломаты сообщают, что комиссия заверила их в «неотвратимости предъявления обвинений в ближайшее время», хотя это может занять не недели, а месяцы. Когда такой момент наступит, Еврокомиссия «произведет залп из опасных правовых орудий, и его последствия скажутся не только на поставках газа», предупреждает The Financial Times. Издание приводит мнение профессора права из Лондонского городского университета Алана Райли, который уверен, что схватка с «Газпромом» может превратиться в «решающее антимонопольное дело десятилетия» стать и достойной преемницей «эпической баталии», потрясшей Microsoft, которая завершилась в 2007 году и обошлась компании в два с лишним миллиарда долларов в виде штрафов. «Комиссия жаждет крови, а русским надо отстаивать собственное достоинство. Поэтому все очень сложно», — подчеркивает Райли.
 
Ставки растут, поскольку кризис на Украине «усилил враждебность Москвы по отношению к ЕС, а знаковое соглашение между Брюсселем и Киевом оказалось критической точкой конфликта, поглотившего Донбасс», отмечается в статье. Россия «в качестве меры возмездия может закрутить вентиль», а ведь в некоторых странах Европы зависимость от экспорта «Газпрома» составляет почти 100%. Но еврокомиссар «пытается настаивать» на том, что она не будет координировать со столицами европейских стран сроки предъявления обвинений, несмотря на возможную ответную реакцию Москвы: «Если только мы сделаем это, мы сразу же политизируем данное дело», — заявляет Вестагер.
 
Угроза крупного штрафа, который может составить до 10% от годовой выручки «Газпрома», лишь усилит недовольство Москвы и ее претензии к Брюсселю, полагает The Financial Times, поскольку любые потенциальные штрафы Россия расценит «как стратегическую угрозу своей быстро слабеющей экономике». Однако все же есть вероятность того, что эта угроза наконец заставит «Газпром» пересмотреть свои методы ведения бизнеса в Европе, допускают авторы. Ведь многие восточноевропейские страны обижены тем, что «Газпром» может самовольно назначать «политически мотивированные цены» — высокие для прибалтийских членов НАТО, но при этом низкие для своих отдельных «бывших сателлитов», таких как экс-президент Украины Виктор Янукович, продолжая игру по принципу «разделяй и властвуй». В итоге это подрывает единодушие в Европе по вопросу ужесточения экономических санкций против Москвы, отмечается в статье.
 
В конце 2013 — начале 2014 годов ЕС выдвигал российскому газовому гиганту как минимум 3 главные претензии, но переговоры фактически топтались на месте, не в последнюю очередь из-за «железного оппонента» в лице  зампредседателя «Газпрома» Александра Медведева. Однако сейчас, похоже, компания «подает сигналы о том, что она заинтересована в перемирии», после того как ее прибыль в третьем квартале 2014 года сократилась на 60%, пишет The Financial Times. Ожидаемое подписание газовых контрактов с Литвой и Эстонией даст возможность разрядить обстановку в Прибалтике, и директор «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова уже выразила уверенность, что «политическая среда в Европе восстановится до той ситуации, когда мы снова почувствуем себя желанными партнерами».
 
Что касается двух претензий ЕС, то здесь есть «большая надежда на будущее урегулирование», говорится в статье: «Газпром» ранее уже сигнализировал о своей готовности пойти на уступки по проблеме «конечного пункта назначения газа», что препятствовало его перепродаже и реверсным поставкам, в том числе на Украину. Брюссель также ослабил противостояние с Москвой в вопросе практики действий, воспринимавшихся «как исключение конкурентов из поставок» и касавшихся жалоб восточноевропейских государств на то, что Россия угрожает им поднять цены, если они начнут создавать инфраструктуру для приобретения газа у конкурентов. Однако поскольку Москва в конце прошлого года отказалась от прокладки своего «знакового» трубопровода «Южный поток» по дну Черного моря, Евросоюз надеется, что «Газпром» проявит больше готовности договориться о доступе третьих сторон, считает The Financial Times.
 
Однако третья претензия ЕС, касающаяся обвинений в «спекулятивном и эксплуататорском ценообразовании», наверняка вызовет наибольшие споры, поскольку на кону стоит сам принцип работы «Газпрома», состоящий в индексировании цен с их привязкой к нефти в долгосрочных контрактах. Это голландская практика, которая начала действовать в 1960-х годах и известна под названием «гронингенской концепции», поясняется в статье — с момента начала расследования норвежская компания Statoil уже согласилась отказаться от такой ценовой привязки, и комиссия теперь подталкивает «Газпром» к новому подходу, чтобы цены устанавливались «на открытом и прозрачном рынке». Однако это самый трудный вопрос, и «раздраженный» такими требованиями Александр Медведев уже предупредил Еврокомиссию, что переход к спотовым ценам на неликвидном газовом рынке Европы может вызвать значительный рост цен. Такой скачок не устраивает компанию, поскольку, по словам Медведева, «Газпром — это не Золушка, он в Европе надолго».
 
Пока нет никаких признаков того, что Москва откажется от привязки к нефтяным ценам, и трудность для комиссии заключается в том, что существует очень мало действенных правовых механизмов, способных регулировать это, пишет The Financial Times. Как заявил недавно «влиятельный российский посол» в Брюсселе Владимир Чижов, который продолжает отстаивать эту методику, «когда нефтяные цены упали, все разговоры о несправедливой гронингенской формуле с ее привязкой к нефти испарились, и сейчас никто в Европе не жалуется». С другой стороны, на фоне падения нефтяных цен Москва уже не так активно будет настаивать на их привязке к стоимости газа, полагает лондонский профессор Райли: «Когда в строй войдут литовский и польский терминалы СПГ, и на континенте появится больше реверсивных потоков газа… как "Газпром" сможет заниматься ценовой дискриминацией среди покупателей?».
 
Тем не менее, желание возродить впавшее в спячку антимонопольное дело очень сильно, подчеркивает The Financial Times. Некоторые дипломаты даже считают, что сам авторитет ЕС будет зависеть от его способности наложить значимый штраф, чтобы наказать нарушителя — не зря же на европейских рынках «десятилетиями наводили порядок», который должен неукоснительно поддерживаться и на территории новых членов Евросоюза. Хотя даже в случае, если «Газпром» будет признан виновным, неизвестно, насколько Россия подчинится решению суда? Но чешский представитель по вопросам энергобезопасности и бывший участник переговоров с «Газпромом» Вацлав Бартушка полагает, что в этом деле присутствует принципиальный момент: «Мы говорили о необходимости провести серьезное расследование деятельности этой российской компании даже тогда, когда многие европейцы смотрели на Россию через розовые очки. Такая необходимость сегодня становится еще более актуальной. Мы считаем, что каждый желающий иметь доступ к рынку ЕС обязан выполнять правила Евросоюза. Хотите играть по другим правилам? Отправляйтесь в другое место».
 
Фото: Reuters

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Financial Times Великобритания Европа
теги
Александр Медведев газ газопровод Газпром Европа Евросоюз конкуренция монополия расследование Россия санкции экспорт энергопотребление
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...