Гессен: Будущее России тускнеет, когда уезжают образованные и активные

По мнению Маши Гессен, покидая Россию, эмигранты сильно ей вредят: уезжают самые образованные и активные. Общество деградирует во всех сферах, и каждый отъезд квалифицированного специалиста - это брешь. От этого будущее страны тускнеет, пишет журналистка на страницах The New York Times: «Когда режим, наконец, падет, кто же окажется на месте, чтобы строить новую Россию?»
Гессен: Будущее России тускнеет, когда уезжают образованные и активные
AFP PHOTO / PAUL GYPTEAU

Объявляя о намерении покинуть Россию, журналист Леонид Бершидский писал, что он не «крыса, бегущая с корабля при первых признаках опасности», а матрос, который увидел, что капитан направился в порт с дурной репутацией, тихо спустил лодку и начал грести туда, куда договорились плыть изначально. Ему ответила «журналистка старшего поколения» Зоя Светова словами, что в советское время диссиденты считали эмигрантов предателями. Это вызвало оживленный спор в российской блогосфере, пишет Маша Гессен в своей колонке в The New York Times.

Зоя Светова при этом заявила, что если бы Бершидский действительно хотел, чтобы ситуация в России улучшилась, он бы остался и работал над этим. Дискуссия породила ряд вопросов: «Имеет ли право журналист старшего поколения судить более молодого? Стало ли положение внутри России настолько плохим, насколько его описывает молодой журналист, или оно недостаточно плохое для того, чтобы уезжать? Может ли кто-то уехать, не заработав клеймо предателя? И не получается ли, что отъезжающие в поисках лучшей жизни ухудшают жизнь тем, кто остается?»
 
«Те из нас, кто эмигрирует, – как я в Нью-Йорк в конце прошлого года – вредят тем, кого мы оставляем, и это не только родственники и друзья». Когда уезжают наиболее образованные и самые активные, будущее страны тускнеет, рассуждает Маша Гессен. «Когда режим, наконец, падет, кто же окажется на месте, чтобы строить новую Россию?». С другой стороны, эмигранты могут вернуться обратно, как это случилось в восточноевропейских странах, когда советский блок начал разваливаться.
 
Но как же тот вклад, который эмигранты могли бы сделать сегодня? Российское общество деградирует во всех мыслимых сферах, считает обозреватель The New York Times. Ожидаемая продолжительность жизни ниже, чем в Европе и Средней Азии. «Почти треть населения не имеет доступа к современным санитарным удобствам – и количество тех, кто его имеет, медленно сокращается». Политические свободы ограничены, свободы СМИ – почти что стерты. В такой ситуации хороший врач, преподаватель, активист или журналист – на вес золота, каждый отъезд оставляет брешь.
 
С другой стороны, все работающие в России вынуждены бороться с волной регресса: «врачи работают в плохо оборудованных больницах, учителя – в недофинансируемых школах, журналистам и политическим активистам остаются лишь их блоги, и все профессионалы скованы нелогичными, непредсказуемо применяемыми законами, единственная цель которых, судя по всему, в снижении уровня активности. Куда бы эти люди ни поехали, если это за пределами России, они смогут работать эффективнее – и творить больше добра».
 
Тогда вопрос нужно переформулировать, продолжает обозреватель The New York Times. «Если врач переезжает туда, где он может эффективнее лечить людей, станет ли мир лучше, даже если оставленной им стране станет хуже? Если педагог-дефектолог может работать с десятками школьников в североамериканском городе, делает ли она больше добра, чем в России, где она может работать лишь с считанным количеством? А на пересечении этих вопросов – и в центре спора об эмиграции – другой вопрос: есть ли у кого-то особые обязательства в отношении страны своего рождения?»
 
Эмигранты, став иммигрантами в другой стране, сталкиваются с логическим продолжением этого вопроса: можно ли сказать, что у граждан страны не из местных уроженцев меньше прав или больше обязательств по отношению к своей новой родине?
 
Конституция США, например, не позволяет иммигрантам избираться в президенты страны. Полвека назад политическая активистка Айн Рэнд, которая родилась в России, вступилась за права иммигрантов, ответив на неудобный вопрос одного из противников: «Я осознанно выбрала – быть гражданкой Америки. А что сделали вы, кроме того, что родились в этой стране?»
 
В этом году правительство США по совершенно другому поводу чуть не заявило, что иммигрантов нужно наказывать жестче «прирожденных» уголовников. Речь о «бостонском террористе» Джохаре Царнаеве, в требовании о смертной казни которого упоминалось, что он «получил убежище в США», а потом «предал США через убийство и нанесение увечий людям внутри Соединенных Штатов». Судья, однако, потребовал убрать это утверждение как «совершенно недопустимое», отмечает Маша Гессен на страницах The New York Times.
 
 
Фото: AFP PHOTO / PAUL GYPTEAU

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
New York Times США Северная Америка
теги
иммиграция Маша Гессен Россия россияне Советский Союз
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG