Бжезинский: Россию победят украинцы и собственные космополиты

Чтобы остановить экспансию России на Украине, США необходимо вооружить украинцев самым современным оружием, уверен политолог Збигнев Бжезинский. Также, по его мнению, нужно использовать и российский средний класс, который не горит желанием бороться за «русскую идею».
Бжезинский: Россию победят украинцы и собственные космополиты
AFP PHOTO/ALEXANDER KHUDOTEPLY

В своем выступлении в научном Центре Вудро Вильсона, расшифровку которого приводит The American Interest, американский политолог Збигнев Бжезинский назвал нынешнюю ситуацию на Украине не обычной ссорой, а симптомом более серьезной проблемы – подъема в России «квази-мистического шовинизма». При этом он ссылается на недавнюю статью Российского совета по международным делам, в которой рассматривается трансформация российской национальной идентичности и новая внешнеполитическая доктрина.

В ней выделяются четыре темы – «разделенного народа», «защиты соотечественников за рубежом», «Русского мира» и «Великой русской цивилизации». По мнению Бжезинского, в связи с этим неправильно считать ситуацию в связи с Крымом «внезапной вспышкой гнева». Внезапность тут скорее в моменте – для России было бы намного «умнее» предпринять эти действия лет на десять позже, когда страна была бы сильнее и экономически устойчивее.
 
Итак, отправная точка – это «шовинистическое утверждение», что российский суверенитет распространяется на всех русских, где бы они ни были. Для любого, знакомого с историей Европы в преддверии Второй мировой войны, это звучит пугающе знакомо. Это ведет к концепции защиты соотечественников за границей и воссоединению русского народа, – что имеет особенное значение для стран с русскоязычными меньшинствами или граничащих с Россией.
 
Наконец, утверждается, что Россия – это не Запад, не часть Китая и не часть мусульманского мира. Она сама по себе великая цивилизация и представляет определенные принципы – например, осуждает некоторые перемены в отношениях между полами и внутри них. По существу, отмечает Бжезинский, Россия защищает цельность определенных основ христианской веры – тех, которые, по мнению России, христианство теперь предало. Все это составляет цельное мировоззрение, которое должно подтверждать тот факт, что Россия – это мировая держава. Ничто не могло «ранить» Путина больше, чем слова Барака Обамы о России как о «региональной державе», уверен автор и сооснователь ресурса The American Interest.
 
Итак, Украина высветила политическую идею, вписанную в рамки более обширной философской концепции. Справиться с этой проблемой будет довольно трудно. Она может «поблекнуть», если ее локализовать – и если растущий в России «космополитичный» средний класс займет более активную политическую роль, когда Путин уйдет со сцены. Правда, сложно сказать, когда это может случиться, размышляет Бжезинский. Также многое зависит от того, символом чего станет Украина: успеха или поражения. А самая непосредственная угроза – в том, что Россия оспаривает установившееся после Второй мировой войны представление о запрете на использование силы в территориальных спорах. По мнению политолога, это угрожает Балтийским странам, Грузии, Молдавии, – а также Белоруссии, у которой нет «защиты извне».
 
Реакция Запада на украинскую проблему должна проявиться на трех уровнях. Во-первых, нужно не давать российскому руководству поддаваться соблазну применить силу. Во-вторых, нужно прекратить усилия России по «дестабилизации отдельных частей Украины». Автор обращает внимание, что именно в областях с преимущественно российским населением применялось особенно продвинутое оружие – вплоть до танков и средств ПВО. «Это оружие предоставлено, по существу, для создания формирований, которые могут участвовать в серьезных военных столкновениях. Это одна из форм межгосударственной агрессии», - замечает он.
 
Наконец, третий уровень – это обсуждение с Россией «формулы для окончательного компромисса». В связи с этим Бжезинский заявляет – подчеркивая, что это его личное мнение, — что, «если Украина будет сопротивляться, ее нужно поддерживать». В противном случае «проблема Украины будет решена в одностороннем порядке», что в итоге приведет к дестабилизирующему эффекту для «уязвимых государств» и для отношений Восток-Запад в целом. Также более выраженным станет «шовинизм внутри России», который олицетворяет «наиболее негативные стороны современного российского общества: жажду национализма и самореализации, наслаждение от применения силы». Эти явления не так распространены в среднем классе, замечает при этом сооснователь The American Interest.
 
По его мнению, украинцы должны знать, что их поддерживают, - и что для сопротивления им могут предоставить оружие, причем до возникновения конфликта. Важно при этом уточнить, каким оно будет. Бжезинский уверен, что это должно быть оружие для военного сопротивления в городских условиях, например для борьбы с танками. В открытом поле с русской армией драться не стоит, отмечает он и предлагает вместо этого извлечь уроки из сопротивления, которое велось внутри городов во Вторую мировую войну и в чеченскую войну в Грозном.
 
Чтобы российское «нашествие» было успешным, оно должно включить в себя крупные города, – а если, например, в Харькове и Киеве будут вестись уличные бои, то оно будет затяжным и затратным. Россия пока не готова к такому ни с точки зрения человеческих ресурсов, ни в плане финансов, к тому же это создаст еще большее напряжение на международном уровне, рассуждает политолог.
 
«Это не вооружение Украины ради какого-нибудь нашествия на Россию. В такие страны, как Россия, с оборонительным оружием не вторгаются». Но зато такие действия отчасти положат конец насилию на украинской границе, а также будут сдерживать от искушения решить проблему с помощью оружия, считает Бжезинский. Ведь после «великого исступления от крымского успеха, который был быстрым, решительным и не встретил сопротивления», российским политикам соблазнительно его повторить.
 
Западу нужно также готовиться к поиску компромисса, особенно если «русским и Владимиру Путину станет ясно, что дестабилизация Украины либо захват ее силой представляет собой большой риск и потому недостижимы». Какой должна быть формула компромисса? Во-первых, Украина может продолжать развиваться с тем, чтобы стать частью Европы. Похожие условия обещали туркам, и они участвуют в процессе уже 60 лет – «иными словами, дело не будет идти так быстро».
 
При этом должно быть ясное понимание, что Украина не станет членом НАТО. Для России это важно с «психологической, стратегической точки зрения». Но точно таким же образом «Россия должна понять, что Украина не станет членом какого-нибудь мифического Евразийского Союза». У Украины может быть отдельное торговое соглашение с Россией, к тому же некоторые совместные производства – например ракетные – взаимвыгодны и потому, по мнению Бжезинского, должны продолжаться.
 
Россию нужно убедить в том, что любое применение силы приведет к негативным последствиям, и в этом отношении НАТО должно действовать настойчивее. Америка обещала свое военное присутствие, например, Эстонии и Латвии, - но неплохо было бы, если бы «символические силы» в Прибалтику отправили и ведущие европейские страны, такие как Германия, Франция и Великобритания. Это также подтвердит то, что НАТО едино, замечает автор The American Thinker.
 
В связи с этим он комментирует и нынешнее устройство альянса, в котором, согласно пятой статье устава, решение о военном ответе на агрессию против членов НАТО должно утверждаться единогласно. На такой формулировке в свое время настаивали сами США для того, чтобы получить поддержку изоляционистских кругов внутри страны. Фактически это дало любому члену право вето. Политолог предлагает лишить этого права тех членов альянса, которые не исполняют своих обязательств в рамках организации. Подобным членам это также даст стимул больше стараться для того, чтобы следовать формально данным обещаниям.
 
В будущем, по убеждению Бжезинского, Крым станет для России серьезным обременением. Ему сложно будет сохранить на прежнем уровне туризм, благодаря которому он зарабатывал, а в разведке подводных ресурсов в пределах территориальных вод не смогут участвовать международные компании. «Цены уже выросли в три раза после включения Крыма в состав России», а в скором времени России придется субсидировать экономическую активность на полуострове.
 
Помимо этого Россия настроила против себя значительную часть населения Украины – «которое, в отличие от других славян, не было исторически антироссийским». Это чувство новое, но очень интенсивное, и в результате для России это выродится не только в долговременную проблему, но и в «необратимую потерю гигантских участков земли – крупнейшую потерю территории, с которой сталкивалась Россия в ходе своей имперской экспансии». И это может «сработать против этой новой мифологии о месте и роли России в мире» - ее может «ниспровергнуть реальность».
 
Напоследок Бжезинский на страницах The American Interest выражает надежду, что российский средний класс поймет, что такие идеи – это путь в никуда и что истинная роль России – это быть крупной и важной европейской страной. «Напоминанием этого императива будет каждый раз, когда он будут смотреть на восток и спрашивать себя: “Что означает Китай для будущего России?”»
 
Фото: AFP PHOTO/ALEXANDER KHUDOTEPLY

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
American Interest США Северная Америка
теги
военная техника Вторая мировая война Запад Китай Крым Россия россияне Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG