RT

Россия для Европы - мостик в будущее

Центр мировой политики смещается в сторону Азии, и чтобы не выпасть из международной парадигмы, Европе необходимо укреплять связи с Россией - уникальным евразийским государством, отметила доктор Элен Каррер д`Анкосс, постоянный секретарь Французской академии наук, в интервью RT.

Элен Каррер д`Анкосс, доктор исторических и гуманитарных наук, постоянный секретарь Французской академии наук. Сегодня с нами женщина, предсказавшая распад Советского Союза в 1978 году в книге «Расколовшаяся империя».

 
Спасибо большое, мадам д`Анкосс, что уделили нам время. В своей последней книге «Россия между двумя мирами» Вы говорите о России. Можем ли мы предположить из названия, что, на Ваш взгляд, Россия не определилась со своим местом в мире?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д`АНКОСС: Не совсем. Смысл книги: Россия со всем определилась, но в последние 10 лет она выбрала две дороги, а не одну. Я пробовала объяснить, что после распада Советского Союза Россия кинулась в Европу. Поскольку Европа приняла её не очень тепло, с начала этого века внешняя политика России фокусируется не на одном, на двух векторах.
 
С одной стороны, западный мир, с другой – ввиду своего географического положения – она решила позиционировать себя как азиатскую страну. Это дает ей больший престиж и влияние в мире. Она придерживается этой политики уже свыше 10 лет, и это принесло большие успехи.
 
В конце XX  века международная репутация России в мире была не очень хорошей. Но по прошествии последнего десятилетия очевидно, что с ней стали считаться. Это большая перемена. Россия сделала очень важный шаг вперёд, и по моему мнению, этот процесс необратим. Россия стала мировой державой.
 
Во введении к своей книге Вы поднимаете вопрос, стоит ли бояться России. То есть в Европе ещё живы вызывающие страх стереотипы имперской России и Советского Союза.
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д`АНКОСС: Не только в Европе. Распад Советского Союза не был ожидаемым, это случилось внезапно. Многие страны, в первую очередь, находившиеся под советским влиянием, – и в Восточной Европе, и страны, которые были частью Советского Союза, а теперь стали независимыми государствами, – не понимали Россию и боялись её.
 
Поскольку страны Восточной Европы вошли в состав ЕС, они выразили свои страхи и привнесли их в ЕС, заявив: «Россия была империей, так неужели она перестала ей быть? И можем ли мы доверять ей теперь, когда забыто её имперское прошлое?»
 
К настоящему моменту люди уже поняли, что Россия идет своим собственным путем. Но время показало, что, например, Грузия, которая всегда говорила, что хочет спастись от России и поэтому желает вступить в НАТО, снова боится, что Россия будет доминировать над ней.
 
Думаю, подобные страхи появляются из-за какого-то непонимания причин столь резкого распада Советского Союза. Никто не мог привыкнуть к этому так быстро. Все европейские империи пали. Но они пали после десятилетий «подготовки» к этому. Даже сама Россия не была готова.
 
То есть Вы не верите, что у России сейчас есть имперские амбиции?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Нет, честно говоря, нет. Я бы, скорее, сказала, что у России есть какая-то ностальгия, но это совсем другое. Какая страна может забыть в один момент, что она когда-то была великой империей?
 
Но у России есть здравый смысл, хотя некоторые русские и говорят, что СССР был таким хорошим, и жалеют, что о нём позабыли. Но всё равно у российского народа и в особенности у тех, кто стоит во главе России, есть здравый смысл, и они прекрасно понимают, что всё закончилось и что будущее России не будет имперским, скорее, России предстоит завоевать себе репутацию с помощью мирных методов, а не военной силы.
 
С какими основными стереотипами России сегодня приходится сталкиваться?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Россия – наследница Советского Союза, и этот стигмат будет у неё ещё долго. Я сама родом из страны, в которой распад империи был болезненным и сопровождался кровопролитием в 50-е и 60-е годы.
 
Ельцин сказал: «Берите столько независимости, сколько влезет». А потом он сказал: «Вы свободны. Убирайтесь отсюда». Многое о России было позабыто. Люди забыли, что советская система подавляла и внушала страх, а потом испугались страны, у которой не было ни могущества, ни способности к едкой полемике с другими странами. Всё это было забыто. И эта новая Россия, как мне кажется, не нашла понимания.
 
А в Вашей стране люди относятся к России с подозрением?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Не знаю даже, как на это ответить.
 
Но ведь Ваш нынешний президент Николя Саркози сам это сказал в своей предвыборной кампании: он сказал, что ему было бы приятнее пожать руку Бушу, чем Путину. Вы лично кому пожали бы руку?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Во-первых, мне неудобно говорить о моём президенте. Я скажу, что он очень изменился. Он любил Америку, это была его модель. Русский мир он не знал. У него венгерские корни, а Венгрия в какой-то мере пострадала от Советского Союза и даже от России. Он проделал большой путь и выбрал Россию. И я с ним согласна. Это в интересах Европы, в интересах Франции. Франция всегда была заинтересована в отношениях с Россией.
 
А почему курс изменился? С чем связаны эти перемены?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Просто потому что он это осознал. Он очень умный парень. Правда, своего президента нельзя называть «парнем», но он умный человек. Он очень активный. Когда он задумывается, он понимает. Он посмотрел на мировое положение и за два года понял много вещей.
 
Он понял, во-первых, что Россия – это не страшная страна. Что это страна, с которой нужно говорить, давать ей уроки. И грузинский эпизод также помог ему войти в очень тесный контакт с российским президентом и премьер-министром. Он понял, что для европейской страны диалог – это самая важная вещь для построения отношений с Россией. Он понял, что Россия – европейская страна. Это он не очень хорошо знал вначале. И он понял, что Европа уже не сильна, что Европа выпадает из истории мировых отношений. Практически выпала и рискует быть полностью отрезанной от России.
 
Его нынешняя позиция, - на мой взгляд, очень разумная – не в том, чтобы Россия стала частью Европы: для европейских рамок Россия слишком велика. Что нам нужно, по его мнению, - это модель для взаимоотношений.
 
Почему Европе нужна Россия?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Россия нужна, потому что вся история мировых отношений уходит от Европы – она играется в Азии. Даже Америка, тихоокеанская страна, - вся её политика переориентируется в сторону Азии. Где большие страны, которые будут играть громадную роль? Явно в Азии. И в Латинской Америке – но это уже другой вопрос.
 
В каком же состоянии находятся евроазиатские отношения? Азии Европа не интересна. Россия не часть Европы, но если Европа и Россия представляют какой-то альянс, в этом случае Европа идёт до Тихого океана. Поэтому Европе нужна Россия. Я не уверена, что России нужна Европа, но Европе на данный момент Россия нужна.
 
В одном из своих интервью Вы говорили о роли Польши, которая, по Вашим словам, может стать связующим звеном между Европой и Россией. Какого рода звеном? И как вообще Вы оцениваете нынешнюю динамику в российско-польских отношениях?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: До очень недавнего времени эта мысль казалась сумасшедшей, но после этого случилось сближение между Россией и Польшей. Я полагаю, что были политики, которые думали об этом раньше – умные политики. Премьер-министр Туск даже до этой катастрофы начал какое-то сближение с Россией.
 
Польша всегда была пограничным рубежом Европы, за которым начиналась Россия. Кроме того, у Польши тесные связи с Украиной. Вопрос с Украиной – очень трудный и деликатный. Если взять Украину в Европу, а Россию не взять – это было бы обидно для России. А Польша представляет собой некий мост к России, поскольку это и славянская страна, и европейская страна.
 
И это может тоже служить сближению Европы с Россией, Польши с Россией и Украины с Россией. То есть Польша может сыграть историческую роль, если осознает, в какой она оказалась ситуации.
 
Мадам д’Анкосс, Вы предсказали распад Советского Союза. Может быть, для современной России что-то предскажете?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Нет, я прогнозы не делаю. Когда я это писала, я даже не думала, что это прогноз. Я смотрела на Советский Союз, и мне казалось, что там такие элементы, я скажу, негативные, что я себе задала вопрос, сколько времени это может длиться. Но я в принципе прогнозов не делаю. Я историк, я смотрю обычно на прошлое и пытаюсь понять, что происходит в настоящем.
 
Я скажу, что Россия прошла большую дорогу за последние 20 лет. Конечно, у неё есть трудности, как у всех стран: не так легко построить и демократию, и капитализм – то, что в Западной Европе строилось веками. За 20 лет всё это не так легко делается.
 
Мне кажется, что Россия идёт по пути, избранному в 1991 году. Были взлёты, были падения, но я не вижу отхода от линии – и думаю, что за будущее России можно быть спокойным. Она всё больше и больше становится похожей на нормальную страну.
 
Если бы Вас попросили описать нынешнюю Россию тремя прилагательными, какими бы словами Вы её описали?
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Теперь: могучая. Это первое. Такой она не была десять лет назад. Второе – это её многонациональность, которая, всё-таки, действует. Многонациональность убила Советский Союз. А третье – это динамичная страна.
 
Спасибо большое, мадам д’Анкосс.
 
ЭЛЕН КАРРЕР Д’АНКОСС: Спасибо Вам.

 

Все самые актуальные зарубежные статьи на нашей странице в Facebook
источник
Россия Европа
теги
Венгрия Владимир Путин Грузия Джордж Буш Дональд Туск Европа ЕС история НАТО Николя Саркози Польша Россия Советский Союз США Украина Франция
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...