RT Оригинал

Ратификация СНВ - вопрос деликатный

Чтобы договор по СНВ вступил в силу, его должны ратифицировать парламенты США и России. И если в Госдуме у документа сторонников достаточно, склонить к ратификации сенат может быть непросто, сказал Константин Косачёв в эксклюзивном интервью RT.
Вы только что увидели, как два президента подписали это историческое соглашение (как они его сами охарактеризовали). И Обама, и Медведев подчеркнули, что в этом новом договоре отражён баланс интересов.
 
И действительно, кажется, победителей и проигравших здесь нет. Для обеих сторон этот документ стал победой и шагом к миру без ядерного оружия (надеемся, когда-нибудь он таким станет).
 
За более подробной информацией мы обратились к Константину Косачёву, который возглавляет Комитет Госдумы по международным делам и входит в российскую делегацию, прибывшую в Прагу.
 
Константин Иосифович, спасибо, что уделили нам время.
 
КОНСТАНТИН КОСАЧЁВ, председатель Комитета Госдумы по международным делам: Вам спасибо.
 
Как Вы считаете, быстро или медленно пришли мы к этому договору?
 
КОНСТАНТИН КОСАЧЁВ: Мы пришли в нормальном темпе: более быстрого процесса никто и не ожидал, поскольку вопросы затрагиваются очень сложные, имеющие большое значение для национальной безопасности обеих стран. И важнейший результат – в том, что обе стороны, кажется, довольны. Надеемся, что и в Сенате Соединённых Штатов и Федеральном собрании Российской Федерации это соглашение также получит большинство голосов и будет одобрено как сбалансированное и отвечающее национальным интересам США и России.
 
Да, ратификация – это деликатный вопрос. Есть большие сомнения относительно того, будет ли новый договор по СНВ ратифицирован Сенатом США. Каковы Ваши предположения?
 
КОНСТАНТИН КОСАЧЁВ: Да, разумеется, будущий процесс в Сенате вызывает у нас сомнения:  и по простой причине. Для ратификации в Сенате требуется поддержка квалифицированного большинства (67 голосов из 100). А квалифицированного большинства в Сенате у президента Обамы нет: ему придётся убеждать представителей республиканской партии. И наверное, ключевую роль сыграет позиция его бывшего соперника господина Маккейна: если он поддержит ратификацию, задача упростится. В противном случае господину Обаме придётся непросто.
 
Что же касается России, во-первых, нам требуется простое большинство, а во-вторых, у господина Медведева есть такое большинство в Государственной Думе Российской Федерации. Обсуждение этого вопроса будет непростым. Думаю, против ратификации будет жёстко высказываться прежде всего коммунистическая партия: многие коммунисты предпочли бы сохранять прежний баланс в советском стиле, возможно, даже преимущество нашей страны над Штатами. Но это несовременное мышление, и думаю, мы рано или поздно получим желаемое большинство для ратификации
 
Конечно же, этот договор – значительное достижение как для российской, так и для американской делегации. Означает ли это, что мы на шаг приблизились к безъядерному миру?
 
КОНСТАНТИН КОСАЧЁВ: Да, мы стали на шаг ближе, но, конечно же, мы не увидим окончательный результат завтра или послезавтра. Для того чтобы мир окончательно избавился от ядерного оружия, нужно прежде всего доверие и уверенность, нужна ясность в вопросах того, что происходит в странах, стоящих на пороге создания ядерного оружия: в Иране, Северной Корее и других подобных им государствах. До тех пор пока у нас не будет ясности, мы будем ограничены в наших дальнейших действиях по направлению к безъядерному миру.
 
Теперь, когда Россия и США подают пример, как они собираются убедить другие государства, которые являются участниками договора о нераспространении ядерного оружия, например Иран, в том, что создавать ядерное оружие – не в их интересах? Что они собираются предпринять?
 
КОНСТАНТИН КОСАЧЁВ: Во-первых, нам нужно показать всем без исключения странам, что мы все еще находимся в рамках режима договора о нераспространении ядерного оружия и соблюдаем свои обязательства по нему. Во-вторых, нам нужно быть последовательными в наших действиях в отношении таких проблемных стран, как Иран, и здесь очень важно оставаться в рамках международного права. Мы не можем начать действовать так, как действовали американцы, например в случае с Ираком: просто зная, что есть какие-то проблемы, что-то должно быть исправлено, совершенно без уважения к международному праву предпринимать конкретные меры. Это не будет успешно работать в отношении Ирана. И только если МАГАТЭ подтвердит, что Иран нарушает свои обязательства по договору, мы сможем продвинуться. И эта дискуссия по санкциям, которая сейчас идет в Совете Безопасности, - очень важный шаг в этом направлении.
 
Что ж, время покажет, мы увидим, насколько договор по СНВ будет успешным.    
 
КОНСТАНТИН КОСАЧЁВ: Посмотрим.
 
Спасибо Вам. Константин Косачев, глава Комитета Госдумы по международным делам, член российской делегации, здесь, в Праге.
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Россия Европа
теги
Барак Обама Госдума РФ Дмитрий Медведев КПРФ Прага Россия СНВ США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...